Сигналы из Кремля не доходят

Вопреки «пожеланиям» администрации президента региональные и местные власти не позволяют не согласным с их политикой легально митинговать. Так, в выходные в двух десятках городов оппозиционные партии и объединения намерены провести митинги, и большинство из них будут незаконными.

Вопреки «пожеланиям» кремлевской администрации региональные и местные власти не позволяют не согласным с их политикой легально митинговать. Так, в ближайшие выходные в двух десятках российских городов оппозиционные партии и общественные объединения намерены провести митинги, и большинство из них будут незаконными.

«День гнева», как называется одна из самых скандальных столичных протестных акций, будет проходить, помимо Москвы, в Санкт-Петербурге, Калининграде и Владивостоке, а также еще не менее чем в десяти городах страны, среди которых организаторы митингов из «Левого фронта», Федерации автовладельцев России (ФАР) и «Института коллективного действия» (ИКД) выделили Иркутск, Саратов, Сыктывкар, Пермь, Томск, Тольятти и Астрахань. В большинстве из них власти не дали разрешения на проведение митингов.

Наиболее показательна ситуация в Москве, где одного из главных организаторов оппозиционных выступлений Сергея Удальцова вызвали на «собеседование» в столичное ГУВД, на котором руководство городских правоохранительных органов (по его собственным словам, - МОБа, ОМОНа, центра «Э», московской прокуратуры) пыталось убедить его не проводить акцию на Пушкинской площади. Удальцову, в соответствии с решением московской мэрии, предлагали заявленного «Левым фронтом» шествия вообще не проводить. А митинг перенести на Болотную площадь, которую и столичные власти, и оппозиционеры считают «медвежьим углом», куда горожане и гости столицы практически не заходят. В ответ на отказ «соблюдать закон» и перенести акцию на Болотную, по словам Удальцова, милиционеры пообещали разогнать митинг.

Между тем, самое поразительное, что такое поведение московских властей, их коллег из других регионов и сотрудников правоохранительных органов не вполне соответствует сигналам, которые подает всем «нижестоящим» президентская администрация. Разумеется, полной «демократии» пока власти объявлять не намерены, и отнюдь не всем оппозиционерам и не всегда можно проводить свои акции протеста именно там, где они хотят. Однако сразу несколько источников «Росбалта», близких к президентской администрации, в один голос говорят о том, что из Кремля была дана команда разрешать оппозиционерам митинговать в так называемый «День гнева» там, где они хотят. Главной же целью было объявлено недопущение возникновения «несанкционированных» митингов и шествий.

Однако российский властный «хвост» голову уже практически не слышит и реагирует на внешние раздражители вроде оппозиционных митингов скорее рефлекторно, а не рационально. Разумеется, в Москве ситуация особая – здесь с момента увольнения бывшего главы ГУВД Владимира Пронина существует ситуация неполной координации решений столичной милиции и городских властей. Нынешний глава московской милиции Владимир Колокольцев значительно более независим от мэрии и даже от политического блока администрации президента. Соответственно, в столице возможны разного рода несогласованности, когда из Кремля идут определенные сигналы, мэрия понимает их по-своему, а милиция реагирует на все это каким-то своим, особенным образом.

Но про другие регионы так сказать просто нельзя. Однако и там акции оппозиции запрещают. При этом социологи уже фиксируют определенный, хотя пока не слишком значительный, рост протестной активности населения – на 2-3 процентных пункта. Такие данные в феврале получили и Фонд «Общественное мнение», и не зависимый от властей «Левада-Центр». Кто-то склонен объяснять это обычным «весенним обострением». Однако некоторые обращают внимание на то, что этот рост сопровождается улучшением информированности россиян об уже прошедших акциях протеста. Причем не важно, в их родных или в каких-нибудь других регионах страны. Просто становится больше информации о проведении подобных акций. Она даже понемногу пробивает себе путь «в телевизор», хотя пока еще, в основном, не на центральные каналы, контролируемые Кремлем.

И в это время местные власти, привыкшие реагировать на оппозиционные митинги только одним способом, а именно – «давить и не пущать», как будто специально подыгрывают немногочисленным протестующим. Достаточно сравнить уровень резонанса от мирного митинга 500 человек (среднее число участников одной из заявленных в предстоящие выходные оппозиционных акций) и от разгона такого же количества граждан, а попутно, скорее всего, еще и ошибочного задержания при этом ряда сторонних наблюдателей и журналистов. Вывод очевиден: чем сильнее скандал, тем больше людей придут на акцию в следующий раз. Недаром социологи фиксируют, что число участников оппозиционных акций растет прямо пропорционально уровню информированности об их проведении, и степень жесткости, с которой правоохранительные органы их иногда разгоняют, на числе желающих придти в следующий раз никак не отражается. Недаром же и оппозиционеры уже за день-два до «Дня гнева» распускают слухи о возможности «силового разгона» своих акций, как бы подзуживая ОМОН и региональные власти.

В итоге получается, что налицо снижение уровня управляемости системой из Москвы, даже когда речь идет о событиях, происходящих в столице. Сигналы от вышестоящих чиновников, понимающих, что сегодня для них безопаснее дать оппозиции «спустить пар», до нижестоящих бюрократов и милиционеров просто не доходят. И это провоцирует дальнейшую дестабилизацию системы, поскольку вызывает рост протестной активности граждан. А ведь, как писали братья Стругацкие, полностью довольных людей не бывает, бывают только полностью недовольные.

Иван Преображенский