В какой России мы хотим жить?

"Росбалт" подводит итоги третьего - заключительного - опроса в рамках проекта "Реальные девяностые. Судьба человека". Читателям предлагалось выбрать модель развития России, в которой было бы комфортно жить их детям и внукам.

"Росбалт" подводит итоги третьего - заключительного - опроса в рамках проекта "Реальные девяностые. Судьба человека". Читателям предлагалось выбрать модель развития России, в которой было бы комфортно жить их детям и внукам.

Предлагались следующие варианты ответов:

1. Страна с доброжелательной общественной атмосферой

2. Часть демократического западного мира

3. Страна, которая поддерживает и защищает всех своих граждан

4. Великая держава, которая выбрала свой путь

5. Страна развитой экономики и высоких технологий

6. Мировой лидер, который предложит более справедливую модель мироустройства

7. Лучше бы потомки жили в какой-нибудь другой стране

В опросе приняли участие 15 тыс. человек. Меньше всего участников (4%) захотели увидеть Россию частью западного мира. Лидирующим оказался последний вариант ответа - "Лучше бы потомки жили в какой-нибудь другой стране" (27%). Получается, мало кто хочет, чтобы Россия интегрировалась с Западом, при этом многие стремятся отправить своих детей за границу. Куда, интересно? В Китай? В Индию? Или в Иран, может быть? Вряд ли. Скорее всего, люди видят будущее своих детей в Канаде, Европе, Австралии...

Складывается впечатление, что это своеобразный психологический комплекс. Да, нам нравится, как живут по крайней мере в некоторых странах "развитой демократии", мы не прочь отправить туда своих детей, но построить такое же общество в России - не хотим. Видимо, это комплекс поражения: страна зашла в тупик на пути поиска более справедливого общественного порядка, нежели западный, и в результате из лидера мировой оппозиции капитализму превратилась в одну из капиталистических стран второго эшелона. Конечно, обидно! Тем более, что капитализм - это вовсе не рай на земле.

Российское общество продолжает переживать «культурную травму». Такую же травму переживали испанцы, британцы, французы, когда их империи постепенно становились все меньше. А уж какую травму пережили немцы в 1945-м! Или японцы, когда после атомной бомбардировки им пришлось срочно капитулировать, а потом расхлебывать последствия жестоких расправ с соседними народами. Но эти народы справились со своими травмами и обидами и сумели вписаться в мировое сообщество в новом качестве.

Пора и России излечиваться от грез об обладании золотым ключиком, открывающим счастливое и справедливое будущее человечества. Нет его, этого ключика - ни у нас, ни у американцев, ни у китайцев и индусов.

Ничего удивительного, что 13% участников опроса "Росбалта" хотят видеть Россию "великой державой, которая выбрала свой путь", а 12% - "мировым лидером, который предложит более справедливую модель мирового устройства". За этими совокупными 25% - желание гордиться своей страной, ее местом в мире, вкладом в общечеловеческую цивилизацию. Мы хотим быть на первых ролях в мире. И это здорово, что несмотря на все перипетии, "высокие материи" все равно занимают в наших головах достаточно места. Потому что без них ничего не бывает, и никакой колбасой их не заменишь. Но вот научиться сочетать высокие мечты со строительством достойной повседневной жизни пока еще предстоит.

25% проголосовавших выбрали ответ "страна, которая поддерживает и защищает своих граждан". И это не приверженность к патернализму. Любая нормальная страна должна заботиться о гражданах и помогать им реализовывать свои лучшие задатки и качества, поддерживать в тяжелую минуту.

11% проголосовали за "страну развитой экономики и высоких технологий". Наконец, 7% выдвинули на первый план "доброжелательную общественную атмосферу".

Таким образом, если объединить ответы по группам, становится очевидно, что те 73% читателей, которые не хотят, чтобы их потомки уезжали из России, ставят перед будущим две практически рядоположные задачи - страна должна больше думать о своих гражданах и развивать мировые стратегические амбиции, предлагая свои решения общечеловеческих проблем.

Остальные 27% - потенциальные эмигранты, которые не верят в возможность построения в России эффективного справедливого общества. Таких людей оказалось больше, чем мы предполагали. И это плоды сегодняшней российской реальности – неуравновешенного ребенка суверенной демократии и государственного капитализма. Например, на сайте Фонда исторической перспективы размещен подробный аналитический материал ведущего сотрудника ИНИОН РАН Марата Пальникова о четвертой волне эмиграции. Анализируя потоки граждан, выезжающих по трем главным направлениям - Германия, Израиль, США, автор приходит к выводу, что "...по некоторым прогнозам, численность эмигрантов, переехавших только в западные страны, может достичь к 2015 году 7–11 млн человек.

Очевидно, что глубинные причины этого явления кроются в социально–экономической и политической областях. В наиболее общей форме это проявляется в противоречии между Конституцией РФ, провозгласившей курс на социальное государство, и результатом радикально–либеральных реформ; между ожидавшимся социал–демократическим вариантом капитализма и возникшим в действительности «диким капитализмом» олигархического типа. Не принимая такую систему (причем не обязательно по идеологическим, а скорее по морально–этическим и другим соображениям), люди делают выбор в пользу более цивилизованного капитализма".

Трудно с этим не согласиться. Действительно, если еще совсем недавно россияне ехали за границу за лучшими материальными условиями, то сегодня едут за доброжелательной общественной атмосферой, за чувством защищенности, за уверенностью в завтрашнем дне.

Возвращаясь к результатам всех трех опросов, в которых приняли участие около 40 тыс. человек, можно сделать некоторые обобщающие выводы.

В российском обществе продолжается кризис общественного доверия и дефицит социального капитала. Кризис доверия охватил разные сферы – от глобального недоверия к власти и социальным институтам до недоверия людей друг к другу в рамках рабочих и личных отношений. Не доверяя власти, люди тем не менее продолжают быть ориентированы на обеспечение нормальных условий жизни именно государством. Причем речь идет не только о материальных благах, но и об общественной атмосфере.

В рамках международного социального проектного исследования (ISPS 2005) было выявлено, что 95% жителей России никогда не включались в общественно-политические взаимосвязи, а 73% респондентов согласны с утверждением «Мало тех, кому можно доверять». Исследователи сделали вывод, что, не доверяя государству, люди, тем не менее, не строят горизонтальных общественных связей, которые могли бы подстраховать их в условиях нестабильного общества.

На наш взгляд, это не совсем так. Действительно в рамках, например, партийной жизни, общественная активность не развивается, а скорее стагнирует. Но зато в стране активно появляются интернет-сообщества, которые зачастую берут на себя роль контролеров власти. Вполне возможно, Россия будет первой страной, которая вырастит свое гражданское общество в инкубаторе виртуального мира.

Татьяна Чеснокова