Забытые творцы победы

Дмитрий Медведев по-прежнему считает, что все решения, принятые руководством страны во время операции двухлетней давности по принуждению к миру Грузии, были оправданы и эффективны. Но почему-то люди, эти решения принимавшие, давно уже не у дел.

Российский лидер Дмитрий Медведев по-прежнему считает, что все решения, принятые руководством страны во время операции двухлетней давности по принуждению к миру Грузии, были оправданы и эффективны. Но почему-то люди, эти решения принимавшие, давно уже не у дел. Кто-то погиб, кто-то сменил работу, большинство же просто отправлены на пенсию – за ненадобностью.

«Возвращаясь к событиям двухлетней давности, я, во-первых, хотел бы сказать, что считаю все решения, принятые в тот период, абсолютно оправданными и доказавшими свою эффективность», - заявил за несколько дней до второй годовщины начала войны в Южной Осетии президент Дмитрий Медведев. Он также отметил, что отношения с Грузией могут быть восстановлены практически в полном объёме «в случае и в тот период, когда во главе Грузии встанут другие люди».

Пока же новая война, судя по тому, что говорят, например, президент Южной Осетии Эдуард Кокойты или министр обороны этой республики, Герой России полковник Валерий Яхновец, - не исключена. В частности, Яхновец, который некоторое время занимал должность начальника разведки ВДВ Минобороны РФ, отмечает, что Грузия увеличила численность своих вооруженных сил по сравнению с августом 2008-го. А полпред России при НАТО накануне второй годовщины с начала грузинской агрессии отметил, что в Москве внимательно следят за тем, кто снабжает грузинскую армию оружием.

При этом российские эксперты до сих пор не имеют точных сведений о том, во что же обошлась стране война 2008 года. Официальных данных по-прежнему нет. Например, представители Южной Осетии неоднократно уверяли, что с их стороны погибли почти 1700 человек, а вот по данным Следственного комитета при прокуратуре РФ, жертвами войны стали 162 мирных жителя и 255 получили ранения. Что касается российских военнослужащих, то их, по данным СК при Генпрокуратуре, погибло 67 человек. В свою очередь в Грузии говорят, что потеряли на войне 170 солдат, а данные по количеству беженцев и погибших мирных граждан со стороны Тбилиси представляются довольно противоречивыми.

Более точно подсчитаны сегодня потери военной техники России. По словам директора Центра анализа стратегий и технологий Руслана Пухова, Минобороны до сих пор не обнародовало официальных данных о потерях боевой техники в войне с Грузией, однако "изучение доступных фото- и видеоматериалов, воспоминаний участников войны и материалов СМИ позволило произвести независимый подсчет".

За несколько дней до второй годовщины начала военных действий российские военные эксперты презентовали переведенный на английский язык сборник «Пятидневная война», посвященный боевым действиям в Южной Осетии. По их данным, в частности, «в ходе боевых действий были сбиты шесть российских самолетов - три Су-25, два Су-24 и один Ту-22М3». Кроме того, как рассказал на презентации редактор этого сборника Пухов, после окончания боевых действий в Южной Осетии произошла авиакатастрофа, в которой были потеряны два российских вертолета - Ми-8МТКО и Ми-24.

Кроме того, в ходе боевых действий российская армия потеряла три танка - Т-72Б (М), Т-72Б, Т-625. Все они были уничтожены огнем противника. Значительно большие потери, не менее 20 единиц, понесла легкая бронетехника. Известно о потере российскими войсками, по крайней мере, девяти БМП-1, трех БМП-2, двух БТР-80, одной БМД-2, трех БРДМ-2 и одной МТЛБ-6. Еще больше российские военные потеряли грузовиков, которые как попадали под прямой огонь противника, так и подвергались обстрелу с воздуха и, наконец, попадали в ДТП.

Во что же может обойтись новая война, если она, как пугают многие, действительно начнется? Ведь, несмотря на проводимую сейчас в России реформу армии, новых вооружений пока особо в войска не поступало. Старую систему организации уже «разобрали», а новая, по признанию самого Минобороны, функционирует лишь частично. Значит, потери российской армии будут как минимум не меньшими. Даже несмотря на то, что в Южной Осетии теперь базируются не малочисленные миротворцы, а полноценная российская военная база.

Главная же проблема – человеческий фактор. Как год назад сказал корреспонденту «Росбалта» один из военных экспертов: «Почему бы и не начаться новой войне, если победителей прошлой уже нет с нами?»

И действительно, даже из числа награжденных за кампанию 2008 года высокопоставленных штабных офицеров на своих постах не осталось практически никого, не говоря уже о тех, кто реально руководил тогда военными операциями. Первым «триумфатором» был экс-министр обороны Южной Осетии Анатолий Баранкевич, который после войны подал рапорт об отставке, обвинил президента республики Кокойты в создании диктаторского режима и вынужден был отбыть в Россию, где сейчас не занимает никакого заметного поста. В Южной Осетии его обвиняют в подготовке госпереворота.

Его товарищем по обороне Цхинвала в первые дни грузинской агрессии, когда еще не подошли российские войска, был командующий миротворцев Марат Кулахметов. Этот заслуженный генерал-майор, в отличие от Баранкевича, не совсем еще забыт российской властью. Все же его лично наравне с министром обороны и другими военачальниками награждал в 2008 году президент Дмитрий Медведев. Сегодня он сохраняет звание генерал-майора и служит… нет, не в армии. А специальным советником министра иностранных дел РФ по миротворческим миссиям.

Ну а о Сулиме Ямадаеве, командире чеченского батальона «Восток» - первой из российских частей, вошедших в Цхинвал, - теперь вспоминают, в основном, родственники и журналисты, размышляющие на тему жив он или нет.

Немногим лучше время обошлось с российскими генералами, которые руководили операцией «по принуждению к миру» Грузии. Достаточно вспомнить, кого награждал Дмитрий Медведев в Кремле в 2008 году после завершения кампании, и посмотреть, чем они занимаются сегодня. Министр обороны Анатолий Сердюков, разумеется, сохранил свой пост. Как и начальник Генштаба Николай Макаров.

Повышение до первого замминистра получил Владимир Поповкин, занимавший в 2008 году пост «обычного» заместителя Сердюкова. Как говорят военные эксперты, это повышение он получил за стремление к закупкам возможно большего количества не российской, а зарубежной техники для нашей армии. Сохранил свою должность и награжденный в 2008 году в Кремле замминистра обороны Николай Панков.

Остался на своем посту и главнокомандующий ВВС Александр Зелин, хотя именно низкая эффективность российских ВВС после завершения военных действий вызывала едва ли не наибольшие нарекания со стороны военных экспертов. А главнокомандующий ВМФ Владимир Высоцкий, по-прежнему руководящий российским флотом, сейчас едва ли не на грани увольнения, поскольку в связи с пожаром на базе ВМФ под Коломной предупрежден президентом о неполном служебном соответствии.

В похожей ситуации, но по другой причине, находится и замминистра обороны Александр Колмаков. В 2008 году и его награждал в Кремле Дмитрий Медведев. А теперь в СМИ появились сведения о том, что Минобороны России планирует ликвидировать должность первого заместителя главы ведомства, отвечающего за боеготовность войск, организацию боевой и специальной подготовки в Вооруженных силах. Все вопросы боеготовности армии и флота будут отнесены к компетенции Генерального штаба ВС РФ.

И тогда первый замминистра обороны генерал-полковник Александр Колмаков, которому в июле исполнится только 55 лет, скорее всего, займет другую должность, а может, и уйдет на пенсию вслед за еще одним участником операции «по принуждению к миру» Владимиром Исаковым. Последний был уволен с должности начальника тыла Минобороны уже в декабре 2008 года. Причем,  по слухам, его отставка должна была состояться в те дни, когда в Южной Осетии вспыхнула война, и лично руководителям государства пришлось просить его «задержаться» на рабочем месте.

Уволен был год назад и начальник ГРУ Генштаба Валентин Корабельников. Причем его увольнение активно обсуждалось и осуждалось в прессе и экспертном сообществе, но решения руководства Минобороны и главнокомандующего это не изменило.

В отличие от Корабельникова, чья активность, как и полагается разведчику, не была на виду во время «пятидневной войны», всем памятен замначальника Генштаба Анатолий Ноговицын. В дни войны с Грузией он стал «лицом» российской армии, по несколько раз в день проводил брифинги, освещая ситуацию на фронте. Заметим, что делал он это не от хорошей жизни – просто в пресс-службе министра Сердюкова не нашлось для этой цели подходящего компетентного специалиста, как писали в то время многие СМИ. Ноговицына отправлять на пенсию не стали – возраст, видимо, не позволил, а отправили в «почетную ссылку»: первым заместителем начальника объединенного штаба ОДКБ.

Большая группа военачальников была отправлена «на заслуженных отдых» уже в начале 2010 года. В частности, начальника Службы расквартирования и обустройства Минобороны Владимира Филиппова «отставили» в январе 2010 года «по состоянию здоровья». Тогда же ушел и командующий Северо-Кавказским военным округом (СКВО) Сергей Макаров.

По личному рапорту в то же время покинул ряды Вооруженных сил России и главнокомандующий Сухопутными войсками Владимир Болдырев. По слухам, это была уже третья его просьба об отставке. Первый рапорт он подал сразу после августовской войны 2008 года, высказав все, что думал о компетентности командного состава Сухопутных войск. Второй – в период выработки концепции нового облика Вооруженных cил РФ, когда было отвергнуто его мнение о недопустимости резкого сокращения соединений и частей Сухопутных войск, в частности танковых, а также военных вузов. И вот теперь его с легкой душой все же отправили «на заслуженный отдых».

Наконец, командующий 58-й армией Северо-Кавказского военного округа Анатолий Хрулев, которого президент в 2008-м не награждал в связи с тем, что генерал был ранен на подступах к Цхинвалу и после завершения кампании лежал в госпитале. Он продержался дольше, чем его бывший начальник по Северо-Кавказскому военному округу и только в мае 2010 года передал полномочия новому командующему армией с формулировкой «в связи с достижением предельного возраста».

И вот сейчас, во вторую годовщину победы в Южной Осетии, практически никого из ее творцов не осталось. Как будто Россия вовсе и не опасается возобновления военных действий со стороны Грузии, хоть и заявляет обратное. Да и совета со стороны «отставников» явно никто не ждет. Напротив, за исключением Анатолия Ноговицына, который приехал в Цхинвал накануне годовщины и лишь там дал несколько интервью о событиях августа 2008 года, все остальные победители избегают общаться с прессой и не только рассказывать о той войне, но и давать, публично, во всяком случае, какие-либо советы своим преемникам.

Как сказал «Росбалту» один военный эксперт, которого агентство попросило помочь с организацией интервью с кем-нибудь из хорошо знакомых с ним отставников, «они не станут с вами общаться, поскольку являются военными пенсионерами и по-прежнему зависят от Минобороны и не могут позволить себе прямо высказывать то, что думают».

Вот такая грустная история на фоне праздника победы. Генералы, скорее всего, не приедут и на празднование второй годовщины признания Россией независимости республики. Зато там побывает известный аргентинский футболист и тренер сборной этой страны на последних Олимпийских играх Диего Марадона. Его заслуги в деле становления Южной Осетии, видимо, признаны более серьезными.   

Иван Преображенский