Шахматист Кремлю не нужен

Президиум генсовета «Единой России» в среду соберется для того, чтобы выбрать кандидатуры на должность главы Калмыкии. Но действующего калмыцкого руководителя среди них не будет.

Президиум генсовета «Единой России» в среду соберется для того, чтобы выбрать кандидатуры на должность главы Калмыкии, которые впоследствии будут переданы президенту России Дмитрию Медведеву. Но действующего калмыцкого руководителя среди них не будет. Кирсан Илюмжинов заявил, что не претендует на пятый срок и сконцентрируется на шахматах.

Единороссы, по словам руководителя центрального исполкома партии, депутата Госдумы Андрея Воробьева, соберутся для принятия решения в среду в девять часов утра. Однако последнее слово в этом вопросе по закону все равно остается за главой государства. Именно Дмитрий Медведев, скорее всего - после консультаций с Владимиром Путиным, официально внесет в Законодательное собрание Калмыкии одну единственную кандидатуру для утверждения на пост главы республики.

Кто это будет, пока неясно. В частности, газета «Коммерсант» во вторник сообщила, что «в Кремле рассматривают около семи кандидатур». Иначе говоря, речь, видимо, идет о том, что до последнего момента список потенциальных кандидатов оставался предельно широким. По данным «Коммерсанта», «среди них председатель народного хурала, глава регионального отделения «Единой России» Анатолий Козачко, представитель республики при президенте РФ Алексей Орлов, входящий в кадровый резерв партии власти зампред правительства Калмыкии Бадма Салаев, бывший заместитель главы администрации Волгоградской области Александр Дорждеев. «Также обсуждались кандидатуры главы правительства Калмыкии Олега Кичикова и некоего работника прокуратуры», пишет газета, уточняя, что «некоторых кандидатов уже приглашали на собеседование в Кремль».

Весьма возможно, что под «неким работником прокуратуры», то есть кандидатом-силовиком, подразумевается один из постоянных претендентов на пост главы Калмыкии – генерал Валерий Очиров, тесно связанный, правда, с другой правоохранительной структурой - МВД. СМИ ранее часто называли его в числе потенциальных сменщиков Илюмжинова, хотя следует отметить, что Очирову уже почти 60 лет. Тем не менее, сбрасывать его полностью со счетов не стоит.

Достаточно вспомнить, что он был главным противником Илюмжинова на президентских выборах в Калмыкии в 1993 году. А спустя 10 лет, в 2003 году, проиграв выборы в Госдуму кандидату от «Единой России» Геннадию Кулику, Очиров организовал в калмыцкой Элисте мощный митинг протеста. На центральной площади был разбит палаточный городок, и протестующие однажды чуть не захватили президентский дворец. Лишь прямая поддержка Илюмжинова из Кремля смогла тогда спасти его от потери власти. Сейчас сам Валерий Очиров заметных постов не занимает. Зато его супруга заседает в Общественной палате, где руководит рабочей группой по разработке социальных стандартов и развитию системы социальной защиты населения.

Следует отметить, что Илюмжинов фактически является последним «старожилом» российской региональной политики из числа так называемых «националов», то есть сохранившим с ельцинской поры свой пост главой субъекта Федерации. Тот факт, что калмыцкий лидер задолго до Рамзана Кадырова принял решение отказаться от названия «президент» и заменить его на нейтрального «главу республики», мало что меняет. Все равно Илюмжинова традиционно всегда называли в одном ряду с башкирским президентом Муртазой Рахимовым и татарстанским лидером Минтимером Шаймиевым.

С той лишь разницей, что, в отличие от них, он никакими особыми достижениями не прославился. Скажем, Рахимов был известен тем, что, по официальной, по крайней мере, версии, сохранил в Башкирии сельское хозяйство. А Шаймиев, в свою очередь, значительно повысил уровень жизни в Татарстане и создал там достаточно современную экономику и относительно эффективный бюрократический аппарат. Ну а Илюмжинов ничем таким не знаменит. Уровень жизни в его республике за 17 лет пребывания Илюмжинова у власти упал, по сравнению даже с советским. А памятно правление Илюмжинова, кроме разного рода шахматных историй, разве что слухами о том, что во время «чеченских» войн боевики снабжались калмыцкими баранами и отдыхали в пансионатах республики.

В связи с этим Калмыкия как республика достаточно депрессивная с одной стороны, и с другой – привыкшая слушаться своего лидера, могла бы быть использована в качестве полигона для административных испытаний. Если бы у Кремля хватило смелости, то калмыцким руководителем мог бы быть назначен этнический русский. Это позволило бы сломать советскую традицию главой «национальных» регионов назначать представителей т.н. титульной нации, придавая им русских в качестве заместителей.

Правда, в этом случае в Кремле должны помнить, что Илюмжинов, говоря о своем уходе с поста, уже подчеркнул, что покидать Калмыкию не намерен и будет активно участвовать в ее жизни. А значит, новому руководителю, даже если это будет не этнический русский, а не встроенный в систему «илюмжиновской» власти калмык, понадобится серьезная помощь.

Все хорошо помнят, чем это едва не кончилось в Ингушетии, где сторонники экс-президента Руслана Аушева буквально требовали одно время от центральной власти передать ему полномочия главы субъекта Федерации - «временно» в связи с покушением на действующего президента Евкурова. Немногим лучше сейчас обстоят дела в Башкирии, где «федералам» удалось сместить Муртазу Рахимова, но теперь приходится возбуждать уголовные дела против его бывших соратников, не желающих, судя по всему, отказываться от власти.

И Илюмжинов может не менее активно, чем Аушев или Рахимов, вмешиваться в жизнь республики и управление ею, по крайней мере, на первых порах. Причем делать это в жестком стиле. Недаром же у многих калмыцких оппозиционеров сложилось твердое убеждение, что глава их республики каким-то образом причастен к смерти Ларисы Юдиной, убитого в 1998 году главного редактор газеты «Советская Калмыкия», которая особенно сильно критиковала президента. По обвинению в этом убийстве тогда был  осужден советник главы республики, но сам Илюмжинов категорически отрицал какую-либо причастность к преступлению.

Так что сменщику главы Калмыкии остается лишь надеяться, что Илюмжинов сохранит пост президента Международной шахматной федерации (ФИДЕ). По крайней мере, сам уходящий калмыцкий лидер заявляет, что постарается сделать для этого все возможное. В этом случае, хотя бы на первых порах, большая часть его сил может уйти на борьбу с оппонентами внутри шахматной федерации, которые сейчас активно противостоят Илюмжинову и выдвигают ему на смену гроссмейстера Анатолия Карпова. И тогда Калмыкия сможет вздохнуть посвободнее.

Иван Преображенский