Гостайна для СМИ

Госдума засекретила борьбу с терроризмом, отнеся к гостайне любую информацию об организации и совершении терактов. Под ограничение могут попасть, в том числе СМИ, смакующие подробности взрывов в метро и на улицах.

В среду Госдума приняла в первом чтении правительственный законопроект, закрепляющий перечень сведений, составляющих гостайну в сфере противодействия терроризму. Среди секретных окажутся теперь не только результаты финансового мониторинга организаций и лиц, полученных в связи с проверкой их возможной причастности к терроризму. Депутаты также решили наложить "гриф секретности" на любую информацию о "формах, методах и условиях организации и планирования террористической деятельности".

Против принятия законопроекта в таком виде в полном составе проголосовали лишь депутаты от "Справедливой России". Как пояснил замруководителя фракции "эсеров", полковник ФСБ Геннадий Гудков, это положение проекта фактически ставит "крест" на возможности публичного обсуждения "провалов и проколов" спецслужб, а также запрещает критические высказывания в адрес власти, неспособной предотвратить теракты.

"Это серьезный изъян для свобод СМИ", - прямо заявил Гудков, добавив, что в этом случае любое журналистское расследование, к примеру, о сдаче террористам в аренду подвалов, тут же подпадет под действие закона о гостайне.

На необходимость исключения этого положения из текста законопроекта ранее указал в своем заключении и думский комитет по безопасности, а правовое управление Госдумы четко разъяснило, что такие сведения, являясь результатами контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, уже составляют гостайну.
Между тем, докладчик по проекту, замдиректора ФСБ Юрий Горбунов, предпочел хранить по этому поводу молчание. Хотя прежде, обсуждая этот законопроект на заседании профильного комитета, депутаты все-таки сумели добиться от него чуть ли не клятвенного заверения. "В законопроекте нет никакого нарушения свободы слова и СМИ", - заявил тогда Горбунов, опровергая опасения парламентариев о том, что информация в СМИ об одной дырке в заборе стратегического объекта автоматически будет считаться выдачей секрета.

"А если две дырки?", - поинтересовались тут же отдельные депутаты, но ответа на свой вопрос так и не услышали.

В ходе дискуссии по проекту на заседании Думы Горбунов проигнорировал и замечания депутатов в адрес еще одной нормы проекта. Она касается включения в перечень секретных сведений информации о "защищенности критически важных объектов и потенциально опасных объектов инфраструктуры РФ от террористических и диверсионных актов". "Что имеет ввиду ФСБ? - продолжал недоумевать Геннадий Гудков. - Ведь при отсутствии конкретных критериев в список таких объектов может попасть абсолютно любой, начиная от детсада и заканчивая какой-нибудь палаткой на рынке".

Вслед за этим "эсер" призвал депутатов "не принимать кота в мешке" с учетом того, что правительство до сих пор так и не удосужилось подготовить нормативно-правовые акты, в которых как раз и должен содержаться перечень таких объектов. Однако народные избранники, похоже, вняли доводам других бывших чекистов - депутата от ЛДПР Андрея Лугового и единоросса Владимира Груздева. Оба заверили, что "детище" ФСБ не несет в себе какой-либо угрозы, а, напротив, "лишь защитит секретную информацию от случайных лиц, которые разглашают сведения по незнанию". Тем не менее, Груздев все же не удержался и посоветовал создать новый единый реестр техобъектов для критически важных и потенциально опасных объектов промышленности и инфраструктуры. Судя по пояснительной записке, к таковым могут быть отнесены объекты "промышленности, транспорта, энергетики, связи, науки, агропромышленного комплекса, объектов и систем жизнеобеспечения населения, функционирования инфраструктуры городов и транспортных систем".

На это Юрий Горбунов неожиданно заверил, что возражения будут учтены при доработке законопроекта ко второму чтению и даже выразил депутатам признательность "за конструктивную работу". На том и порешили.

Елена Земскова