Молдова: под Лупой у Кремля

Как только Конституционный суд страны дал «добро» на роспуск ныне действующего парламента, в Молдавии началась борьба за места в новом. И за симпатии одного из самых активных игроков по обе стороны Днестра – России.

Как только Конституционный суд страны дал «добро» на роспуск ныне действующего парламента, в Молдавии началась борьба за места в новом. И за симпатии одного из самых активных игроков по обе стороны Днестра – России.

В этой игре важное место занимает Приднестровье. 24 августа во время футбольного матча в Тирасполе на стадионе «Шериф» между одноимённой командой и швейцарским «Базелем» президент ПМР Игорь Смирнов и премьер-министр Молдовы Владимир Филат достигли важных договорённостей. Приднестровский экспорт отныне может вывозиться из ПМР прямиком на Украину и через неё, а не через молдавские пропускные пункты. А министерства транспорта Украины и Молдовы договорились, что для ввоза импорта в ПМР не требуется оформление в молдавской таможне.

Судя по всему, в ответ на смягчение транспортной блокады Приднестровья Кишинев рассчитывает  получить лояльность Кремля в период выборов. В этом заинтересован, прежде всего, один из наиболее реальных претендентов на власть от пока что правящего «Альянса за европейскую интеграцию» Влад Филат. Не стал возражать против «футбольных» договорённостей и глава Молдавского государства Михай Гимпу. С одной стороны, его либеральной партии нужны голоса сторонников объединения Молдовы с Румынией на правом берегу. С другой, втягиваться в битву вокруг ПМР сейчас для либералов попросту не имеет смысла.

Зато, к удивлению многих наблюдателей, против «футбольного пакта» хором выступили злейшие враги: лидер Партии Коммунистов и экс-президент Молдовы Владимир Воронин и руководитель Демократической партии, экс-спикер Мариан Лупу. По мнению Воронина, «эти договоренности атакуют единое таможенное пространство нашей страны… Это – составная часть суверенитета государства». Ему вторит Лупу: «Такой механизм может вернуть в прежние времена, моменты бесконтрольности». Опытный почётный председатель ДПМ Дмитрий Дьяков, которого многие считают реальным лидером демократов, осторожен: «Надо узнать, как это было на самом деле».

Парадокс в том, что враждующие Воронин и Лупу оба откровенно ищут поддержки в Москве - и оба не могут не понимать, что за «футбольным пактом» прямо или косвенно стоит Россия. Она, во-первых, ослабляет экономическую зависимость своего приднестровского союзника от Кишинёва, во-вторых, не хочет портить перед выборами отношения с Филатом и, в-третьих, обеспечивает интересы своего бизнеса в ПМР, поскольку владельцы многих приднестровских предприятий – российские предприниматели.

Воронин и Лупу все это понимают, но им сегодня нелегко. Воронин убедился, что Кремль в борьбе с прорумынскими силами не ставит, как прежде, на одних только коммунистов и вряд ли заинтересован в возрождении монопольной власти его ближайшего окружения. Недавнее соглашение «Единой России» с Демпартией Лупу-Дьякова – лучшее тому доказательство.

К тому же для экс-президента Воронина, как для соавтора и горячего сторонника экономической блокады ПМР, «футбольный пакт» означает не только отмену нового таможенного режима на «приднестровском сегменте молдо-украинской границы», введённого в марте 2006 года. Это также показатель нежизнеспособности принятого 22 июля 2005 года унитарного Закона РМ о статусе населённых пунктов «Левобережья Днестра».

И тот и другой акты принимались в период правления Воронина, для которого «реинтеграция восточных районов Молдовы» - один из приоритетов политической стратегии. Славу «молдавского Бисмарка» он никому уступать не намерен. Консервация статус-кво на Днестре ослабляет позиции Воронина, тем более, что, в отличие от Гимпу и, возможно, Филата, он заинтересован в антирумынски настроенном электорате Приднестровья.

Несколько иные мотивы для борьбы с решениями высокопоставленных «футболистов» у Мариана Лупу. В последние месяцы премьер Филат открыто заявлял, что не считает больше Лупу общим кандидатом в президенты от Альянса за евроинтеграцию (АЕИ). В этой роли Филат видел самого себя, что де-факто ликвидировало Альянс как единую политсилу. В ситуации, когда из всех четырёх лидеров АЕИ (и.о. президента Гимпу, премьер Филат, вице-спикер Урекян и Лупу) после прихода к власти в сентябре 2010 года один лишь Лупу не получил никакой официальной должности, руководитель Демпартии, возможно, решил, что пришёл момент нанести своему партнёру по правящей коалиции удар.

Столь интересный фактический старт предвыборного марафона в Молдове, несомненно, возымеет последствия.

Во-первых, Россия, надо полагать, продолжит лавировать между всеми силами (кроме откровенно прорумынских), чтобы после выборов очередной монополист в Кишиневе снова не нарушил договоренности. Атака на «пакт Филата-Смирнова» лишь дополнительно убедит Кремль в желательности иметь в новом парламенте Молдовы несколько полюсов силы, на каждый из которых можно влиять.

Во-вторых, в Приднестровье, как и раньше, вряд ли будут развёрнуты участки по выборам в парламент Молдовы – укреплять даже не враждебные ей силы за счёт Приднестровья Москва и союзный ей Тирасполь теперь не станут.

В-третьих, воспользовавшись всем букетом противоречий, руководство ПМР укрепило собственные позиции - что немаловажно перед уже приднестровскими парламентскими выборами, намеченными на 12 декабря.

Скорее всего, дальнейшие события по обе стороны Днестра будут развиваться столь же динамично.

Андрей Сафонов, президент Фонда Центр стратегических исследований и инициатив «Юго-Восток»