«Обама рискнул и победил»

Сенат Конгресса США ратифицировал договор с Россией о сокращении стратегических наступательных вооружений. О значении этого решения рассказал ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии Евгений Мясников.

Сенат Конгресса США ратифицировал договор с Россией о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ). О том, почему это решение имеет такое большое значение, в интервью «Росбалту» рассказал ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии Евгений Мясников.


- Некоторые наблюдатели считают, что Россия якобы чуть ли не «продавила» ратификацию в США нового СНВ. На ваш взгляд, положительное решение этого вопроса американскими сенаторам - это скорее политическая победа Москвы или Барака Обамы?

- Во-первых, процесс ратификации еще не завершен, еще Госдума должна рассмотреть этот договор. Что же касается вопроса о том, чья это победа: я думаю, было бы неправильно ставить это в заслугу России. Процесс ратификации договора в Вашингтоне, прежде всего, - вопрос внутриполитической борьбы в США. Республиканцы поняли, что ратификация СНВ для Барака Обамы очень много значит, и сделали этот вопрос инструментом политической и экономической борьбы с президентом-демократом и его администрацией.

Ратификация договора по СНВ являлась одной из главных задач Обамы в сфере внешней политики и стала третьей подряд крупной его победой над республиканцами, после того как ему удалось сохранить налоговые льготы для среднего класса и добиться отмены ограничений на службу гомосексуалистов в армии.

Нератификация договора стала бы серьезным его поражением. Риск был очень большой: до последнего момента, буквально до последних трех-двух дней до начала голосования ясности не было. Известно даже, что сам Барак Обама, госсекретарь Клинтон, бывшие госсекретари Бейкер и Киссинджер звонили сомневающимся сенаторам, убеждая их ратифицировать договор. Обама рискнул и победил.

- Российские эксперты ранее отмечали, что условия нового СНВ для Москвы невыгодны. Так ли это?

- Прежде всего, договор этот – результат компромисса. Американцам нужна была транспарентность, а России – какие-то «ограничители» на планы США. В каком-то смысле новый договор - это возвращение к статус-кво, который существовал в период действия старых договоров. То есть действовали ограничения по носителям по боезарядам, были условия для ведения диалога в отношении стратегических ядерных сил и в отношении сокращения вооружений. Был инструмент, механизм, который позволял это делать. После того как СНВ-1 перестал действовать - такого механизма не стало, образовался вакуум. Таким образом, новый договор - это достаточно большой шаг в процессе восстановления утраченного некогда диалогового механизма.

Поскольку это компромисс, есть положения, более выгодные США, какие-то положения - для России. Но подчеркну: на этот компромисс обе стороны пошли добровольно.

- Москва настаивала на юридическом закреплении увязки между ПРО и стратегическими наступательными вооружениями Между тем, Обама пообещал республиканцам осуществить планы по установке объектов противоракетной обороны в Румынии и Польше…

- В преамбуле договора содержится фраза, в которой подчеркнута взаимосвязь стратегических наступательных и оборонительных вооружений. С точки зрения международных правовых аспектов, хотя каждая из сторон и сделала свои заявления в отношении ПРО, эти заявления не являются обязывающими для другой стороны. Россия сделала заявление о том, что если «наращивание возможностей систем ПРО США приведет к возникновению угроз потенциалу стратегических ядерных сил РФ», она может рассмотреть возможность выхода из договора. Американцы заявили, что новый договор ни в коем разе не ограничивает их планы по ПРО.

Как дальше эта ситуация будет развиваться – достаточно сложно сказать, но, во всяком случае, та формулировка, которая имеется на сегодняшний момент в преамбуле договора, позволяет вести дальнейший диалог в отношении противоракетной обороны.

- Американские законодатели обусловили свое согласие на ратификацию рядом положений. Могут ли эти положения в дальнейшем стать дестабилизирующим фактором, который вынудит Россию выйти из договора?

- Насколько я понимаю, никаких поправок в отношении нового договора сенаторы так и не приняли. Были попытки продавить некоторые поправки, но ничего существенного из этого не вышло. Республиканцы обусловили свое согласие резолюцией, в которой содержатся некоторые требования, но они относятся, прежде всего, к президенту Обаме и его администрации.

Кроме того, не стоит забывать, что условия известны, и, прежде чем Госдума, со своей стороны, ратифицирует договор, российской законодательной власти ничто не мешает тщательно взвесить все «за» и «против».

Беседовал Дмитрий Пановкин

Идеи о том, как с пользой провести время в изоляции, а также фото и видео из охваченных эпидемией коронавируса городов присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru