Молдова идет на обострение

На приеме в кишиневском посольстве РФ по случаю Дня России и.о. президента Молдовы Мариан Лупу покинул зал. Поводом стало предоставление слова главе МИД Приднестровья. Причиной – попытка грубо нажать на Москву перед переговорами.

Как сообщили молдавские СМИ, 10 июня на приеме в кишиневском посольстве РФ по случаю Дня России и.о. президента Молдовы Мариан Лупу покинул зал. Поводом стало предоставление слова главе МИД Приднестровья Владимиру Ястребчаку. Причиной – попытка грубо нажать на Москву перед переговорами 21 июня.

Насчёт повода – это не для красного словца. Ранее глава приднестровского МИДа, министры, депутаты постоянно приезжали на приёмы, как и сейчас, в посольство России. И Владимир Ястребчак, (а до него предшественник на должности – Валерий Лицкай) часто держали речь перед собравшимися. Иной раз на них был дипломатический мундир. Ныне всё выглядело куда «миролюбивее»: «глава внешнеполитического ведомства Приднестровья», как представил его посол РФ Кузьмин, был в «статском». Почему же молдавские официальные лица, которых ранее не смущали речи «мундирного» приднестровского министра, вдруг сыграли на обострение? Разве они не понимали, что это повредит Кишинёву накануне московских консультаций по Приднестровью в формате «5+2» 21 июня?

Формальное объяснение – титулование Ястребчака «главой внешнеполитического ведомства Приднестровья». Даже – не «министром». Даже – не «ПМР». Но как иначе было представлять политического переговорщика одной из сторон конфликта на Днестре? Как кандидата на пост мэра Кишинёва? Председателя клуба любителей шашек? Несерьёзно. Поэтому нет сомнений: причина в чём-то ином.

На прошлой неделе «Росбалт» уже писал о фактическом срыве молдавской стороной четырёхсторонней встречи глав МИД РФ, Украины, ПМР и РМ в Одессе. За последующие дни случилось многое.

4 июня Сергей Лавров призвал Кишинёв и Тирасполь отойти от, по его мнению, крайних позиций: РМ – от унитарного подхода к урегулированию многолетнего конфликта; ПМР – от курса на полную независимость.

5 июня в РМ проходят местные выборы, в ходе которых оппозиционные коммунисты добиваются серьёзных успехов. МИД РФ делает заявление, в котором обращает внимание молдавских властей на происшедшие, по мнению Москвы, нарушения. В ответ министерство иностранных дел и европейской интеграции (МИДЕИ) РМ призывает Россию «не вмешиваться во внутренние дела» Молдовы.

6 июня глава МИД Приднестровья Ястребчак заявил, что президент ПМР дал поручение в оперативном порядке разработать и направить в Верховный Совет законодательную инициативу с рабочим названием «Закон ПМР о целях и принципах ведения переговорного процесса с РМ». «Это будет документ прямого действия, который будет определять цели ведения Приднестровьем переговорного процесса с РМ, будет расписана компетенция органов власти, прежде всего, МИДа как основного субъекта ведения переговорного процесса с РМ», пояснил министр. Таким образом, Тирасполь демонстрирует: от курса на независимость он не отойдёт.

В этот же день Ястребчак сказал: «Возврата к Меморандуму Козака быть не может. Этот план был актуален 8 лет назад, но не сегодня, в 2011 году». ПМР, продолжал он, имеет все предпосылки для того, чтобы добиваться независимости. Руководствуясь этим, Тирасполь готовит свои предложения в повестку дня для консультаций в формате «5+2», которые пройдут 21 июня в Москве. Он также прокомментировал заявление Лаврова: «Приднестровская сторона занимает конструктивную позицию, отстаивая те решения, которые были приняты на референдуме народом Приднестровья. Я ни в коей мере не считаю позицию, которую занимает народ Приднестровья – крайней».

8 июня министр иностранных дел и европейской интеграции РМ Юрий Лянкэ, находясь в Бухаресте, сделал свой ход. Он вступил в заочную полемику с Сергеем Лавровым и Владимиром Ястребчаком. По словам Лянкэ, в ходе его мартовской встречи с Лавровым обсуждалось объединение Молдавии, а не её федерализация. Далее он прямо пригрозил Тирасполю экономическим давлением с помощью внешних сил: «Они ведут внешнюю торговлю, у них есть определенные интересы и обязательства, а, значит, есть и рычаги и возможности подкорректировать их мышление и взгляды. Поэтому нам необходима поддержка внешних партнеров».

Как представляется, Румыния являлась не лучшим полем для заявлений по приднестровскому вопросу. Тем более – для угрозы применения экономических санкций. Само по себе это выглядело весьма символично. Ведь общеизвестно, сколь активно Бухарест возражает против федерализации бывшей МССР, лелея мысль присоединить к себе со временем, как Право – так и Левобережье Днестра.

После такого оборота дел вполне ожидаемым было прозвучавшее 9 июня заявление посла РФ Кузьмина, что «чудес» от встречи 21 июня ожидать не следует. А через день на приеме в посольстве РФ случился описанный выше демарш.

Интересно, что сам министр Лянкэ не был на приёме по случаю Дня России. Там были и.о. президента РМ, спикер парламента Мариан Лупу, вице-глава МИД РМ Андрей Попов, некоторые депутаты, в том числе лидер коммунистов и экс-президент Владимир Воронин, кандидат на пост мэра Кишинёва от партии коммунистов Игорь Додон и прочие.

Автор этих строк был 10 июня в российском посольстве. Так вот, со стороны вообще не было заметно, что имеет место какой-либо инцидент. Приём начался в 17.00. По протоколу в самом его начале речь держали от России Валерий Кузьмин и от Молдовы Мариан Лупу. Глава МИД ПМР Ястребчак говорил примерно в 18.00 или чуть позже. К этому времени часть приглашённых уже покинула мероприятие, но ещё очень многие продолжали находиться в большом зале.

Свидетельствую: если уходящий не произносит гневный спич с протестом по тому или иному поводу, то исчезновения человека или группы лиц никто и не заметит. А тут никаких речей не было и в помине. Услышав вечером по молдавским телеканалам о том, что «молдавские дипломаты покинули посольство России», я был крайне удивлён. Уверен – не только я.

Между прочим, покинувшего приём Лупу как хотя и временного, но всё же главу молдавского государства, трудно причислить к «дипломатам». Один из элементов «интриги 10 июня» видится в том, что изобретенный вечером того дня демарш подставил Лупу в глазах Москвы. А вот премьер-министр Владимир Филат, в Либерально-Демократической партии которого глава МИДЕИ Юрий Лянкэ де-факто является сегодня человеком №2, остался в стороне. Как, впрочем, и сам Лянкэ.

Демарш официального Кишинёва – истинный или сочинённый задним (тем же) числом – не самое удачное решение. Посол той или иной страны, находясь на территории своей державы в соответствии с принципом экстерриториальности, может предоставить слово тому, кому считает нужным. А дипломаты страны пребывания, если они желают ликвидировать противостояние с государством, признанным или нет, должны проявить гибкость. Тем более, что речь Ястребчака носила сугубо нейтральный характер и завершилась тостом-призывом: «За Россию!». Если в ней не было ничего конфликтного и антимолдавского, то зачем было конфликт раздувать? Ведь подобного рода приём – это средство пообщаться, наладить мосты и, чего греха таить, выведать секреты, как у противников, так и у друзей. За рюмкой водки или бокалом вина на таком приёме порой можно больше решить, чем на официальных переговорах под телекамерами.

Возможно, происшедшее со стороны Кишинёва явилось продолжением попытки «дожать» с помощью таких членов формата «5+2», как США и ЕС, Россию на приднестровском направлении. Срыв Одесского саммита был первым тревожным сигналом. Демарш 10 июня – вторым.

Вольно или невольно, но все лидеры правящего «Альянса за европейскую интеграцию» оказались едины в нанесении дипломатического удара по России. Лидер Демпартии, позиционирующий себя как центрист Мариан Лупу покинул зал. Это, как уже было сказано, не прибавит ему очков в Москве. Глава Либеральной партии экс-спикер Михай Гимпу - сторонник объединения РМ с Румынией - вечером 10-го по ТВ вообще призвал выслать посла России Кузьмина из Молдовы. А премьер и глава Либерально-Демократической партии Владимир Филат назвал выступление Ястребчака в российском посольстве «оскорблением молдавского народа».

Такое единение является свидетельством дальнейшего поправения АЕИ в целом. Недаром и Гимпу, и Филат, и Лупу после первого тура местных выборов в РМ создали фактический «союз трёх». Они сделали совместное заявление о поддержке на пост мэра Кишинёва кандидатуры Дорина Киртоакэ – племянника Гимпу, возившего несколько лет назад в подарок румынскому президенту Траяну Бэсеску горшочек молдавской земли. Тут любые комментарии излишни.

11 июня министр иностранных дел Румынии Теодор Баконски подлил масла в огонь. Он заявил, что «план Козака не был принят, поскольку на самом деле он не гарантировал целостности и суверенитета Молдавии. Таким образом, нет необходимости в федеративном проекте». Этими словами Бухарест открыто сообщил Москве, что заявление Лянкэ в Румынии 8 июня прозвучало закономерно.

И вот что ещё интересно. Кишинёвский демарш 10 числа совпал с саммитом Россия-ЕС, прошедшим 9-10 июня в Нижнем Новгороде. Очевидно, вдохновлённые податливостью Москвы в Ливийском вопросе, европейцы фактически заблокировали вступление России в ВТО, а также безвизовый режим РФ-ЕС. А заодно предъявили в этой связи Москве требования, имеющие к торговле отношение весьма отдаленное: «свободные и справедливые» выборы в Госдуму «по стандартам Совета Европы и ОБСЕ», отмена «ограничений свободы оппозиционных партий», пересмотр дела Ходорковского, прекращение выдачи российских паспортов «гражданам оккупированных грузинских провинций Южной Осетии и Абхазии». От Кремля требуют «уважать соглашения с Грузией и вывести войска с оккупированных грузинских территорий».  Не забыт и газ: требуется найти «сбалансированное трехстороннее решение между ЕС, Россией и Украиной о будущих поставках газа в ЕС». И, конечно, надо отменить запрет на поставки в Россию овощей из Европы. А главное – на десерт: Европарламент требует исправить «такие раздражители торговли, как Таможенный Союз между Россией, Белоруссией и Казахстаном, который привел к более высоким консолидированным тарифам».

Актом 10 июня правящий Альянс послал предельно ясный сигнал и Западу и Востоку о своей политике. Но оформлено это было непрофессионально. И вот почему.

То, что Россия и Приднестровье союзники – секрет полишинеля. Странно, если бы российские дипломаты демонстрировали враждебное отношение к тем, кто стремится закрепить военное присутствие РФ на Днестре в угоду тем, кто хочет с этим присутствием покончить. Ещё более странно, если руководство Молдовы не понимает этих азов реальной политики. А если понимает, тогда сознательно ставит задачу обострить обстановку перед Московскими консультациями 21 июня. В этом есть свой резон: если Россия и ПМР отвергают унитаризм, а сам Кишинёв не готов к федерализации, проще всего либо торпедировать консультации на корню, либо создать положение, при котором официальное возобновление переговоров на какое-то время потеряет смысл.

Так или иначе, но одного лидеры правящего Альянса добились: с 10 июня Кишинёв и Москва в преддверии встречи 21 июня оказались по разные стороны дипломатических баррикад. Теперь никаких «чудес» в деле урегулирования действительно ожидать не следует.

Андрей Сафонов