Израильский гамбит Эрдогана

Турция, бывший главный союзник еврейского государства в регионе, берет теперь Израиль в кольцо, фактически переходя к военному давлению. Этого требует новая геополитическая стратегия, разработанная исламистами, находящимися у власти в Анкаре.

Турция, бывший главный союзник еврейского государства в регионе, первым признавшая его независимость из мусульманских стран, берет теперь Израиль в кольцо, фактически переходя к военному давлению. Этого требует новая геополитическая стратегия, разработанная исламистами, находящимися у власти в Анкаре. Она должна превратить Турцию в регионального лидера, более того – в выразителя воли всего исламского мира, подлинную наследницу Османской империи.

Напомним, формально конфликт между Турцией и Израилем начался после того, как в ходе нападения израильского спецназа на так называемую «Флотилию свободы» погибло несколько турецких граждан. Однако многие аналитики склоняются к тому, что тогда речь шла о сознательной провокации, призванной оправдать ранее задуманное расторжение турецко-израильского союза.

Оно было неизбежно не только потому, что нынешние турецкие власти взяли курс на плавную реисламизацию страны и превращение ее из регионального лидера в выразителя интересов всего исламского мира. Причина крылась также и во внутритурецких политических играх – ведь партия действующего премьера Тайипа Эрдогана своим основным оппонентом внутри страны считает кадровое военное руководство, являющееся гарантом светского характера турецкого государства. Именно против военных и лишь отчасти – интеллигенции, направлены политические судебные процессы по делу о якобы подготовке к перевороту, развернувшиеся в последние годы в Турции. Израиль же традиционный союзник турецкой армии, именно между военным командованием и спецслужбами двух стран было наиболее тесное сотрудничество, так что разрыв с еврейским государством позволяет решить не только геополитическую, но и внутриполитическую проблемы.

Ситуация в Турции и разворот ее политики весьма беспокоит американский Белый дом, ведь эта страна – член НАТО, ранее она была ключевым союзником Вашингтона в регионе. «Мы очень обеспокоены обострением отношений между нашим союзником Турцией и нашим союзником Израилем»,— заявила вчера официальный представитель госдепартамента США Виктория Нуланд. Она сообщила журналистам, что Вашингтон в течение последних месяцев активно старался помирить бывших союзников. «И мы все еще верим, что возвращение к добрым партнерским отношениям в их собственных интересах»,— заверила представитель Госдепа. Правда, не объяснила, на чем основывается ее уверенность. Ведь причин для оптимизма пока совершенно нет.

Еще летом шансы на примирение действительно были. Если бы этого, конечно, захотело нынешнее турецкое руководство. Однако у него не было причин для изменения внешнеполитического курса, направленного на выход из-под контроля США и превращение в выразителя интересов исламского мира. Ведь этот курс получил поддержку населения на последних парламентских выборах, хоть и не позволивших партии Эрдогана изменить конституцию (они не набрали нужного количества мандатов), но зато сохранивших умеренных исламистов у власти.

Теперь же Израиль спешно пытается переориентироваться в регионе на союз с традиционным оппонентом Турции – Грецией. Хотя сам по себе этот союзник не слишком надежен – его экономическое положение не позволяет ему действовать активно, а кроме того, греков, как, правда, и турок, сдерживает от конфликтов НАТО, в котором обе страны состоят.

Турция же нашла более сильный ход. Во-первых, она намерена усилить присутствие своего военного флота в восточной акватории Средиземного моря «для обеспечения свободы судоходства» практически у берегов Израиля. Этот стратегический план, вряд ли по случайному стечению обстоятельств, называется также, как план нацистского нападения на СССР - «Барбаросса». Правда, турки говорят, что имеют в виду не германского императора Фридриха Барбароссу (рыжебородого), а его тезку - знаменитого турецкого адмирала XVI века Хайр-ад-Дина Барбаросса. Но эта оговорка вряд ли успокоит руководство еврейского государства, прекрасно понимающее подобного рода намеки.

Во-вторых, как будто напоминая о не таком уж и давнем прошлом, когда то турки-сельджуки, то Османская империя претендовали на Египет, официальная Анкара возвращается в эту ключевую ближневосточную страну, ослабленную недавними волнениями и свержением режима Хосни Мубарака. Турция намеревается заключить с египтянами военный союз. Для этого Эрдоган уже на следующей неделе приедет в Египет, причем – в рамках большого турне по арабским странам, потенциальным противникам Израиля в новой ближневосточной войне, которой все отчетливо «пахнет» в регионе.

Иван Преображенский