Рейкьявик: утраченный шанс

Мировое сообщество отмечает 25-летие несбывшихся надежд на безъядерный мир. 11 октября 1986 года генсек ЦК КПСС Михаил Горбачев сделал неожиданное предложение президенту США Рональду Рейгану на встрече в Рейкьявике: подписать договор о полном ядерном разоружении.

В эти дни мировое сообщество отмечает 25-летие несбывшихся надежд на безъядерный мир. 11 октября 1986 года генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев сделал сногсшибательное предложение президенту США Рональду Рейгану на встрече в Рейкьявике: подписать договор о полном (!) ядерном разоружении обеих стран в течение 10 лет. Для американской стороны, по воспоминаниям и самого Михаила Сергеевича, и его помощников, это стало неожиданностью. Спустя сутки Рейган, проконсультировавшись со своими военными «ястребами», ответил Горбачеву «нет».

Сегодня мало кто вспоминает о той беспрецедентной возможности альтернативной истории, которая открывалась миру «империей зла», а не «светочем» демократии. Главным препятствием тогда на пути к подписанию эпохального договора стала программа «звездных войн», которую продвигал сам президент США Рональд Рейган. (Официально она называлась «Стратегическая оборонная инициатива» – СОИ.) Речь шла о противоракетных технологиях, которые США предполагали разместить в космосе для защиты от возможных ударов вероятного противника, которым являлся тогда СССР. (У новоявленной американской ПРО «ноги» растут именно оттуда.) Впрочем, президент США был готов принять предложение с условием, что Америка при этом будет и дальше работать над СОИ. Естественно, с этим Горбачев согласиться не мог – в таком случае нарушился бы военный стратегический баланс между двумя странами, США получили бы преимущества при атаке СССР. Напомним: тогда мир жил в условиях так называемой «холодной войны», исповедуя «доктрину взаимного ядерного сдерживания».

Следует отметить, что за последние четверть века международное сообщество никогда больше не имело такого уникального шанса: одним, как говорится, росчерком пера изменить весь ход мировой истории. Очевидно, что если бы тогда у Рейгана хватило политической воли, то сегодня мы жили бы в ином мире. Был бы он лучше или хуже нынешнего - вряд ли кто-то может сказать наверняка, но, видимо, - безопаснее.

Еще один шанс радикально снизить количество ядерных арсеналов возник в сентябре 1991 г., когда в предчувствии (или предвосхищении) распада СССР президент США Джордж Буш (старший) объявил о сокращении всех видов ядерного вооружения, включая тактическое оружие на военных базах США, расположенных в других странах. В ответ в октябре 1991 года советский президент Михаил Горбачев заявил о том, что СССР согласен вывести все свое тактическое ядерное оружие с территорий неядерных государств. В это время Советский Союз уже треснул по всем швам – бывшие республики, пользуясь неудавшимся путчем «маленьких лебедей» из ЦК КПСС, заявили о своей независимости, а бывшие партийные секретари, в одночасье перекрасившись в демократов, готовились к президентским выборам.

После денонсации в декабре 1991 года Беловежских соглашений, зафиксировавших распад «империи зла», Россия довольно быстро вывезла ядерное оружие из стран бывшего социалистического Восточного блока, а также - из Украины, Белоруссии и Казахстана. Мировое сообщество приветствовало этот шаг. Однако десятки американских ядерных боеголовок, размещенных на территориях семи неядерных государств Западной Европы, так и остались там – до сих пор. Хотя «холодная война» уже четверть века как закончилась. И притом что всем сторонам ясно: размещение ядерного тактического оружия США в Европе в принципе незаконно — оно нарушает Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

Страны НАТО, подписывая ДНЯО, обязывались: «…не принимать передачу… ядерного оружия или ядерных взрывных устройств или управление таким оружием или взрывным устройством прямо или косвенно…». США и другие ядерные государства, в свою очередь, брали на себя обязательства «…не передавать никакому другому получателю ядерное оружие или иные ядерные взрывные устройства или управление таким оружием или взрывным устройством прямо или косвенно…».

По некоторым данным, сегодня ядерные бомбы «передового развертывания» хранятся на 16-ти базах НАТО, в том числе на 15-ти — американские. Пять из этих 15-ти баз принадлежат ВВС США, 10 — вооруженным силам тех стран, на территории которых они расположены. По данным экспертов, ядерные боеприпасы «передового развертывания» США размещены в Великобритании, Германии, Нидерландах, Бельгии, Италии, Турции. Исследователи из Федерации американских ученых указывают, что в Германии американские бомбы развернуты на базах ВВС США в Шпандалеме, Брюггене, Бухеле, Норфенихе, Рамстайне, Меммингене. Около ста американских ядерных бомб находятся в Италии на базах ВВС в Авиано и Геди-Торре. Турция предоставила места для баз ядерного оружия в Баликесире, Мюртеде и Инчирпике.

По данным американского эксперта Ханса Кристенсена, автора нашумевшей на Западе книги «Ядерное оружие в Европе после «холодной войны», общая численность этих бомб сегодня составляет от 150 до 240, а их взрывная мощность — несколько сотен мегатонн. Политики и исследователи уже многие годы задаются вопросом: если «холодная война» закончилась, а СССР — больше не «империя зла», то зачем США и НАТО продолжают держать в Европе свои ядерные арсеналы?

Причем, по мере того как НАТО упорно продвигается в сторону России, тактическое ядерное оружие на глазах превращается в стратегическое. При этом нет никакой уверенности, что уже в обозримом будущем это оружие не окажется на территориях новоиспеченных стран НАТО – из бывших советских республик. Где-нибудь, например, у границы с Калининградом или у Бреста.

Сегодня ядерные бомбы США в западных странах для американцев являются зримым, так сказать, доказательством их влияния на старушку-Европу и инструментом великодержавного формирования собственной внешней политики для западноевропейцев. Хотя, судя по реакции европейского истеблишмента, поучения из-за океана уже «достали» его. Недавно высокопоставленный немецкий чиновник раздраженно посоветовал американцам больше заниматься собственными проблемами и не совать свой нос в европейские.

В последнее время антиядерные и антивоенные движения, группы и отдельные активисты из Старого Света все настойчивее выступают против дальнейшего присутствия ядерных бомб США на территориях их стран. Одной из таких громких акций несколько лет назад стала мощная демонстрация в Италии, в Умбрии и прилегающих регионах. А английские антивоенные активисты, время от времени пикетирующие военные базы США в Великобритании, даже задерживались полицией и предавались суду.

Обеспокоенную ядерным присутствием США европейскую общественность все чаще поддерживают депутаты стран-членов НАТО. Первыми против размещения американских бомб на своей территории выступили несколько лет назад бельгийские парламентарии. Они приняли резолюцию, в которой выразили уверенность в том, что США должны убрать свое тактическое ядерное оружие не только из Бельгии, но и из всей Европы. Однако этого протеста никто ни в НАТО, ни в США так и «не заметил».

Подобная резолюция была внесена и в немецкий бундестаг. Здесь депутаты всего лишь ответственно подошли к соцопросам, согласно которым около 80% населения выступают за то, чтобы Вашингтон забрал свое ядерное оружие с территории Германии. Еще несколько лет назад этот вопрос обсуждался на заседании группы ядерного планирования НАТО, однако немецкая позиция тогда поддержана не была.

Время от времени в прессу просачивается скудная информация о том, что НАТО секретно передислоцирует в Европе ядерные боеголовки США. Если бы это был жест доброй воли и Штаты просто забрали бомбы, то Вашингтон раструбил бы об этом на весь белый свет. Однако завеса секретности позволяет предположить иное: США и НАТО, передислоцируя тактическое ядерное оружие без огласки, преследуют свои планы, не исключая его использования при определенных условиях (о возможности превентивного атомного удара прямо записано в ядерных «меморандумах» страны).

Федерация американских ученых, которая мониторит все ядерные передвижения, выступает с критикой секретной передислокации ядерных боеголовок США в Европе. «Почему НАТО и США решают сохранить это в секрете, является большой загадкой, — пишет исследователь Федерации Ханс Кристенсен. — Объяснение могло быть в том духе, что «ядерные дела» — всегда секрет, что это было сделано, чтобы предотвратить публичные дебаты о будущем остающегося (в Европе) оружия…» По мнению Ханса Кристенсена, «НАТО и Соединенные Штаты упустили большую возможность напрямую продемонстрировать России конструктивную готовность к сокращению нестратегических ядерных вооружений и улучшить свой собственный ядерный имидж в мире». Видимо, эта «возможность» не является для них ни приоритетной, ни определяющей «демократические ценности», о которых на Западе так любят говорить применительно к России, если речь идет о собственных интересах.

Если же говорить об утраченных возможностях Рейкьявика в контексте ядерного разоружения вообще, то следует отметить такую «странность»: хотя ДНЯО, который предписывает всем странам ядерного клуба сокращать такие вооружения, существует уже больше 30 лет, в мире их стало не меньше, а больше. Это притом что время от времени и Россия, и США победно рапортуют о сокращении своих ядерных арсеналов и берут повышенные капиталистические обязательства еще больше их урезать.

Однако надо отметить, что со времени встречи Горбачева и Рейгана в Рейкьявике прогресс в сокращении ядерного оружия в России и США все же случился. Когда лидеры двух великих стран встречались в Рейкьявике, в мире существовало 70 000 единиц ядерного оружия. И почти все оно находилось в «закромах» СССР и США. Сегодня нет Советского Союза, но все еще есть ядерное оружие – более 20 000 единиц. Причем 95% его сосредоточено в России (правопреемнице СССР) и США.

Произошли перемены и с ядерным клубом государств, куда первоначально входили СССР, США, Великобритания, Франция и Китай. Он неофициально расширился - за счет особо несговорчивых – Пакистана, Индии, Израиля. По данным российской СВР (еще 15-летней давности), два десятка государств вполне в состоянии сами дойти до создания ядерной бомбы. Не говоря уже о том, что более 40 стран, имеющих АЭС, также могут при желании (или необходимости) воспользоваться ядерными технологиями двойного назначения. Протесты ядерных стран по поводу появления новых давно уже ни на кого не производят должного впечатления: известный общественный деятель Джаянта Дханапала еще в бытность свою заместителем генерального секретаря ООН официально заявил с ее трибуны об узаконенном «ядерном апартеиде» со стороны стран-участниц ядерного клуба.

Впрочем, как стало ясно за прошедшие четверть века со дня той эпохальной встречи генсека СССР и президента США в Рейкьявике, чтобы расчленить или завоевать целую страну, вовсе не обязательно размахивать перед ее носом ядерной «дубиной». Современные информационные технологии (иногда вкупе с бомбардировщиками) вполне в состоянии справиться с этим. Пример тому – СССР, Югославия, Афганистан, Ирак, Ливия и далее - везде.

Алла Ярошинская