Покупать чужое или строить свое?

Реализация масштабного российско-французского контракта по строительству вертолетоносцев типа «Мистраль» движется полным ходом, параллельно с дискуссией о том, нужны ли вообще России эти боевые корабли.

Большинство российских военспецов склоняются к мнению о том, что хотя отечественная «оборонка» все еще конкурентоспособна, отставание продукции отечественного ВПК от зарубежных аналогов может быть преодолено только при использовании импортных технологий. При этом многие эксперты в области вооружений с недоверием относятся к различного рода двусторонним контрактам, которые российское военное ведомство заключает или пытается заключить в рамках перевооружения ВС РФ.

В частности, к таким контрактам относится и известное российско-французское соглашение о строительстве вертолетоносцев типа «Мистраль». Напомним, что Россия и Франция объявили о заключении соглашения в конце декабря 2010 года. В соответствии с договоренностями, на французской верфи предполагалось построить два корабля, а еще два судна такого типа - по лицензии в России. По итогам тендера на поставку вертолетоносцев власти РФ выбрали предложение консорциума, состоящего из французской компании DCNS и российской ОСК.

Напомним, что универсальный десантный вертолетоносец «Мистраль» ВМС Франции имеет водоизмещение свыше 21 тыс. тонн, максимальную длину корпуса - 210 метров, скорость полного хода - более 18 узлов, дальность плавания - до 20 тыс. миль, обслуживается командой численностью 160 человек. Вертолетоносец способен принять на борт десант до 450 человек (до 900 кратковременно). Вертолетная группа корабля включает 16 машин, из которых шесть могут одновременно размещаться на взлетной палубе. Корабль комплектуется несколькими десантными катерами. На его грузовой палубе способны разместиться более 40 танков или 70 автомашин.

«Мистраль» сочетает в себе функции авианосца, десантного средства и плавучего штаба. Это достаточно крупный военный корабль с типичными признаками морского аэродрома - сквозной палубой и сдвинутой к правому борту надстройкой. Отметим, что прежде в России и СССР никогда не было кораблей подобного класса. По утверждению специалистов, похожий проект разрабатывался, но не был реализован из-за развала СССР, а сейчас реанимировать его поздно.

Исходя их этого, контракт стоимостью 1,2 млрд евро на постройку двух французских вертолетоносцев типа «Мистраль» для ВМФ РФ был подписан в июне 2011 года. Первый вертолетоносец для российского флота будет построен во Франции в 2014 году, второй - в 2015 году.

Таким образом, реализация российско-французского контракта на строительство вертолетоносцев типа «Мистраль» давно движется полным ходом, но одновременно продолжаются дискуссии о том, нужны ли России эти французские корабли. Не утихают и споры о комплектации этого типа судов. А сегодня ряд российских СМИ распространил информацию, из которой следует, что российские военные и французская компания DCNS так и не смогли договориться по поводу одного из важных сегментов комплектации кораблей.

Минобороны России якобы отказалось от главного предложения компании DCNS по оснащению «Мистралей» десантными катерами. «Французы предложили оснастить будущие вертолетоносцы российского ВМФ десантными катерами типа L-CAT (разработчик - французская компания CNIM). Однако российские военное руководство отказалось от этой идеи, не объяснив причин», - сообщил знакомый с ситуацией представитель российского ОПК. Также остается неурегулированным еще целый ряд вопросов комплектации корабля, которые станут предметом обсуждения во время визита первого заместителя министра обороны РФ Александра Сухорукова во Францию в конце сентября 2012 года.

Проверить такую информацию нелегко, тем более что, судя по разъяснениям, исходящим из штаба ВМФ, пока никаких окончательных решений по поводу компоновки «Мистралей» не принято. В ВМФ подчеркнули, что проект пока реализуется в рамках изначально утвержденного плана, а его содержание секретно. И все же «разброс» мнений экспертов указывает на то, что ситуация продолжает оставаться неопределенной.

Здесь уместно отметить, что еще в начале года главком ВМФ РФ Владимир Высоцкий сказал, что вертолетоносцы «Мистраль», будут оснащаться оружием российского производства. По словам адмирала, на эти корабли хотят поставить ракетные комплексы, средства противовоздушной обороны, а возможно, даже системы со специальной боевой частью (т.е. ядерной). Флотоводец напомнил, что свои «Мистрали» французы вообще используют без оружия, но идти по тому же пути наши военные не будут. Поэтому они попросили промышленность так усовершенствовать вертолеты для плавающего аэродрома, чтобы пилоты могли выполнять сложные противолодочные задачи.

Как заявил в беседе с «Росбалтом» главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко, «нужно исходить из того, что контракт полностью доработан, соответственно, все опции, которые необходимы для военно-морского флота России, в нем заложены». По словам эксперта, «Минобороны проработало все необходимые аспекты контракта с учетом предложений российской стороны», что же касается сообщений тех или иных СМИ, «их нельзя рассматривать в качестве официальных источников», поэтому «информация может оказаться сродни той, в которой утверждалось о введение бадминтона в качестве обязательного предмета физической подготовки российской армии».

В будущем «Мисталя» эксперт не видит никаких проблем, потому что «вся необходимая инфраструктура сегодня сооружается, соответственно первые два корабля, которые поступят на Тихоокеанский флот, будут в полном объеме адаптированы под российские условия, включая эксплуатацию российских вертолетов, обеспечение плавания в ледовых условиях повышенной сложности и, разумеется, все необходимые десантные средства».

«Мы получим две боеспособные и укомплектованные боевые единицы, - уверен Коротченко. - «Мистрали» России необходимы. В первую очередь, они обеспечат нам возможность достаточно быстрой переброски сил и средств на Южные Курилы в случае обострения военно-политической обстановки вокруг них».

Вместе с тем, непонятной остается ситуация и с размещением новых кораблей во Владивостоке. Источники некоторых СМИ в МО РФ утверждают, что под вертолетоносцы, которые в России будут называться «Владивосток» и «Севастополь», реконструируют причальный фронт базы в бухте Большой Улисс, через которую проходит дорога на остров Русский. Предполагается построить новую электростанцию и обновить береговые сооружения, в том числе инфраструктуру. Стоимость работ составит около 2-3 млрд рублей, однако эта сумма может вырасти в разы, если для «Мистралей» решат построить новую базу. В то же время, в штабе Тихоокеанского флота поясняют, что готовы разместить «Мистрали» на уже существующих пирсах без всякой реконструкции.

Как заметил президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов, отсутствие внятного решения о пункте базирования выглядит логично. «Минобороны сначала покупает дорогие корабли, а потом не знает, что с ними делать и куда их девать. Я разговаривал с моряками, они уверены, что первая же большая глыба этот корабль потопит - борта у него слабые. Непонятно, зачем во Владивостоке десантный корабль вообще», - выразил недоумение Ивашов. При этом он заявил, что поскольку покупка «Мистралей» имела чисто политическую цель наладить хорошие отношения с Францией, то место и условия базирования кораблей не имеют значения.

Кстати, тема некоей политической сделки России и Франции также достаточно противоречива. Ранее высказывались мнения о том, что покупку «Мистралей» можно трактовать с точки зрения какого-либо «политического размена» между Москвой и Парижем. Стоит отметить, тема эта поднимается постоянно и в различных вариациях. Недавно, например, французский министр иностранных дел Лоран Фабиус был вынужден давать опровержения. Отвечая на вопрос о том, можно ли приостановить выполнение заключенного с РФ контракта на поставку вертолетоносцев «Мистраль», чтобы добиться изменения позиции Москвы по Сирии, Фабиус заверил, что это невозможно.

Источники «Росбалта» в российских дипломатических кругах отвергают даже саму идею о том, что Москва или Париж могут вести торг по поводу политических условий, связанных с «Мистралем». Вместе с тем, они и не исключают, что «в каких-то экономических составляющих проекта французская сторона может предложить более выгодные для России условия».

Как гипотеза – подобное предположение приемлемо, а как оно есть на самом деле – неизвестно. В любом случае, проект «Мистраль» теперь придется «доводить до ума», а вопрос о том, куда ушли народные деньги, будет решаться, как водится, «по факту».

Дмитрий Пановкин