Кандидатский минимум правозащиты

Интернет-голосование по отбору кандидатов в Совет по правам человека при президенте России может быть продлено. Однако это не связано с критикой со стороны общественных деятелей, чьи кандидатуры в этот орган были отклонены.

Совет по развитию гражданского общества и правам человека при президенте (СПЧ) начал проведение круглых столов с участием кандидатов, которые пытаются занять вакансии, освободившиеся в этом коллегиальном органе. Начали с темы под номером два – «Защита общества от агрессивного национализма, ксенофобии и экстремизма». Хотя надо отметить, что присутствовали на встречи и кандидаты в другой «номинации»: «Защита гласности, прав журналистов и свобода информации».

Председательствовал же на круглом столе глава СПЧ, советник президента Михаил Федотов. Ради этого он, по собственному признанию, сбежал из больницы, возвращаться куда он не намерен.

Это и неудивительно. Судя по намеченному Советом графику, «круглые столы» будут продолжаться всю следующую неделю. Ну а 14 сентября, в пятницу, в том числе, видимо, по итогам этих консультаций, может быть принято решение и о продлении сроков интернет-голосования.

Пока результаты, как посетовал Михаил Федотов, не слишком вдохновляют. На 7 сентября, по его словам, проголосовало 172 848 человек. Это в целом, по всем номинациям. А ведь надо учитывать, что каждый уникальный пользователь на сайте Совета по правам человека может выбрать «приглянувшегося» ему правозащитника в каждой из номинаций. То есть эти почти 173 тысячи можно смело делить на 10, а то и вовсе на 13, по общему количеству номинаций. И тогда получится, что проголосовало от силы тысяч 15 человек. И это на выборах «официальных» правозащитников при президенте!

Выходит именно таково количество в России тех, кого вообще волнует деятельность СПЧ и для кого важно, кто в этом коллегиальном органе заседает. Благодаря официальной прессе, отношение в России к правозащитникам в целом чуть ли не негативное. По крайней мере у тех, кому пока не приходилось прибегать к их помощи. Скорее всего, права социолог Елена Башкирова, которая заговорила о том, что, в случае увеличения сроков рейтингового голосования в Интернете, имело бы смысл заняться также пиаром сайта Совета по правам человека, на котором голосование и проходит. Да и самого голосования тоже. Потому что, заметим, пока, к сожалению, если кто-то про обновления состава СПЧ что-то и слышал, так это только то, что выборы сопровождаются скандалами и обвинениями со стороны тех, кого в Совет не взяли.

После обсуждения самого хода голосования правозащитники постепенно перешли к теме, ради которой и собрались – то есть защите от экстремизма и ксенофобии. Статистика, что называется, говорит сама за себя. Так, по данным исследования, заказанного Общественной палатой, которые привел кандидат в члены СПЧ Ашот Айрапетян, самой популярной в молодежной среде является откровенно националистическое, запрещенное за экстремизм Движение против нелегальной иммиграции. Директор центра «Сова» Александр Верховский сообщил, что впервые с 2008 года, насилие в России в текущем году возрастет, а не снизится. Это даже по официальной статистике.

Наконец, по словам журналиста Александра Минкина, насилие в отношении детей в России выросло за последние два десятилетия в 30 раз.

Все высказывавшиеся соглашались с тем, что судебная система в России разрушена и невозможно действовать через суд, когда там сидят «те же чиновники», получающие указания «откуда-то сбоку». Иначе говоря, стоящие перед российском обществом проблемы так глобальны, что шансов на их успешное решение немного.

Тем не менее, предложение Минкина добиваться глобального решения проблемы насилия в России особенной поддержки не встретило. «СПЧ не может заниматься лечением общества в целом», - заметил, в частности Верховский. Зато он, как и большинство присутствующих, поддержал заявление директора Центра развития демократии и прав человека Юрия Джибладзе о том, что России требуется продуманное и четкое антидискриминационное законодательство. По его словам, сегодня нет другого способа развернуть коррумпированную, ориентированную в значительной мере на репрессии правоохранительную систему.

Однако было видно, что все собравшиеся за столом соглашались с Верховским, когда он говорил, что возможности СПЧ «не так велики». Ну а упоминание президента Владимира Путина в «правозащитном» контексте вызвало лишь смех у большинства собравшихся за столом, где сидели действующие и потенциальные члены Совета по правам человека при главе государства.

Иван Преображенский