Назарбаев зовет в новый блок

Президент Казахстана предложил создать еще одну организацию для обеспечения безопасности в СНГ. Эксперты уверены, что на пространстве Евразии может быть надут очередной координационно-управленческий пузырь.

В октябре 1992 года, выступая на 47-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев озвучил инициативу созыва Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). Суть предложения заключалась в стремлении возобновить ранее не увенчавшиеся успехом попытки создать эффективную и универсальную структуру по обеспечению безопасности на азиатском континенте.

С тех пор, утверждается в официальных документах, этот международный форум, участниками которого ныне являются семнадцать стран, девять государств-наблюдателей, а также ООН, ЛАГ и ОБСЕ, «как часть партнерской сети взаимодополняющих региональных структур вносит свой вклад в продвижение коллективных методов решения международных проблем».

На проходящей сегодня в Астане юбилейной сессии СВМДА, ее «отец-основатель» и вдохновитель президент Казахстана Нурсултан Назарбаев выдвинул новую идею, в соответствии с которой, Совещание должно трансформироваться в самостоятельную Организацию для содействия развитию сотрудничества и обеспечения безопасности в регионе.

В этом контексте Назарбаев высказался за «развитие взаимодействия между СВМДА и Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), которое могло бы трансформироваться в создание общей платформы евроатлантической и евразийской безопасности», учитывая, что есть «сигналы и предложения со стороны ОБСЕ».

Между тем очевидно, что идея трансформации СВМДА – ни что иное, как очередной PR-проект казахстанского лидера. Стоит отметить, что на предложение о создании международного форума по мерам доверия – достаточно амбициозного проекта - в начале девяностых годов прошлого века мало кто обратил внимание. От идеи до подписания документов о формальном создании Совещания прошло долгих шесть лет.

Специалисты объясняют это тем, что политический вес Казахстана в начале 1990-х был минимальным и мало кто хотел выделять ресурсы для создания переговорной площадки. Уже тогда было понятно, что достичь того уровня консенсуса, который был достигнут Европой во время создания ОБСЕ в Азии не удастся. Вряд ли можно ожидать, что эффективно будет работать образование, в документах которой очень много благих пожеланий, но не прописаны механизмы контроля и ответственности.

Как отметил в беседе с корреспондентом «Росбалта» заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин, «СВМДА – это формальный проект, в который «закачали» очень много ресурсов». «Понятно, - продолжил эксперт, - что теперь просто так его никто не бросит, но даже сами участники не испытывают каких-либо надежд на то, что эта организация может превратиться в механизм стабилизации в Азии».

Достаточно вспомнить, что государствами-участниками СВМДА являются страны, находящиеся друг с другом в очень сложных отношениях: Израиль, Палестина, Турция, Пакистан, Индия, Иран, Афганистан, Узбекистан, Киргизия, Таджикистан. Кстати, как напомнил Андрей Грозин, во время обострения отношений с Израилем Турция попыталась задействовать уставные механизмы СВМДА, но из этого ничего не получилось.

Не сработало СВМДА и летом 2010 года, когда в результате межнациональных столкновений на юге Киргизии, регион оказался на грани локального конфликта между Бишкеком и Ташкентом. И это не говоря о низкой эффективности в поиски выхода из афганской ситуации. Можно вспомнить множество конференций, проводимых странами-донорами Афганистана, однако, не на площадке Совета.

«Эта организация, от которой изначально еще меньше практической пользы, чем от экономических идей, которые пытается сейчас реализовать Москва на евразийском пространстве. СВМДА работает как клуб, членство в котором никого ни к чему особенно не обязывает, но можно провести переговоры и обменяться мнениями по тем или иным опросам. Не более того. Трудно привести пример конкретной и эффективной работы этого совета. Практической отдачи от него нет», - отмечает Грозин.

Эксперт критикует и идею трансформации Совета в самостоятельную организацию для обеспечения безопасности в регионе. «Собственно все внешнеполитические инициативы казахского президента, даже в большей мере, чем внутриказахстанские, носят имиджевый характер. Под них выделяются гигантские средства, они осваиваются (как это делается – другой вопрос), но мало какую из этих инициатив можно было бы довести до конца. Случай с председательствованием в ОБСЕ - скорее исключение, чем правило», - считает собеседник «Росбалта».

Действительно, на практике выходит так, что в Астану приезжают какие-то крупные фигуры, наподобие Хамида Карзая, который бывает везде, куда его приглашают, СМИ твердят о неуклонно растущем внешнеполитическом влиянии Казахстана, а практический результат оказывается почти нулевым. Вполне очевидно, что на пространстве Евразии может быть надут очередной координационно-управленческий пузырь, при том, что государства СВМДА активно участвуют в работе на саммитах АТЭС, взаимодействуют в таких региональных и трансрегиональных форматах, как ШОС, АСЕАН, БРИКС, на Форуме «Азия-Европа», Диалог по сотрудничеству в Азии.

Дмитрий Пановкин