ЕС ищет пути спасения

Проект реформы Евросоюза предусматривает резкое усиление централизации власти путем создания поста президента и единого МИДа, а также формирования полицейского органа или армии, которые будут заниматься контролем границ.


© Фото Надежды Красновой

Европа продолжает бороться за свое существование. Несмотря на экономический и финансовый кризис, раковой опухолью поразивший «южные» государства-члены ЕС, европейские законодатели активно предлагают своим избирателям мобилизовать силы, направив их на дальнейшую интеграцию.

С очередной инициативой выступили недавно одиннадцать из двадцати семи министров иностранных дел стран ЕС, входящих в так называемую группу по вопросам будущего Европейского союза. В нее входят главы МИД Австрии, Бельгии, Германии, Дании, Испании, Италии, Люксембурга, Нидерландов, Польши, Португалии и Франции.

Проект реформы Евросоюза, предусматривает резкое усиление централизации власти, путем создания в Евросоюзе поста президента, избираемого всеобщим голосованием. Предполагается также учредить министерство иностранных дел, ввести единую европейскую въездную визу, и, возможно, сформировать единый полицейский орган или армию, которая будет заниматься контролем границ ЕС.

В Европарламенте предполагается сформировать специальную палату депутатов из стран зоны евро, которая будет заниматься рассмотрением мер, касающихся единой валюты. Кроме того, проект реформы предполагает отмену права вето, которым сейчас обладают отдельные страны ЕС в вопросах внешней политики и безопасности, а также при ратификации общеевропейских договоров. Это означает, что отдельные страны должны будут поддерживать внешнеполитические меры, с которыми они не согласны. И, наконец, предлагается лишить граждан Евросоюза права отвергать основополагающие документы по итогам проведенных у них референдумов.

Стоит отметить, что не так давно, в июне этого года, практически такую же идею озвучивали постоянный председатель Европейского совета Херман Ван Ромпей, глава ЕЦБ Марио Драги, председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу и глава Еврогруппы Жан Клод Юнкер. Они предложили радикальный план, согласно которому еврозона станет полноценной политической федерацией, имеющей банковский, экономический и политический союзы. Правда, стоит отметить, что эти предложения мало способствовали быстрому исправлению текущей ситуации в Евросоюзе.

Очевидно, что направленные на централизацию меры могут сильно ударить по суверенитету национальных государств. Однако при этом глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу считает, что в эпоху глобализации необходимо усилить интеграцию, чтобы Евросоюз соответствовал общемировым тенденциям. «Мы собираемся идти именно этим путем, не забывая о суверенитете национальных государств. Мы движемся к большей интеграции», - объясняет Баррозу выдвинутую им недавно идею союза как демократической федерации. «В среднесрочной перспективе можно говорить о федерации национальных государств Европы на основе интеграции и суверенитета», - заявляет председатель Еврокомиссии.

«Сложно однозначно оценивать перспективы расширения полномочий органов власти Европейского союза», - отметил в беседе с корреспондентом «Росбалта» ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Максим Минаев. Он напомнил, что это не первая европейская инициатива подобного плана, «но пока ничего предметного по этому вопросу сделать не удалось». «Единственным серьезным решением стал Лиссабонский договор. Все другие акты, принимаемые в рамках его развития, особого эффекта не дают», - отметил эксперт.

По его мнению, «при наличии серьезных проблем в Евросоюзе, идеи расширения полномочий центральных органов выглядят не очень убедительно, поскольку не ясно, как они будут осуществлять эти свои полномочия в ситуации ограниченного экономического потенциала отдельных субъектов Евросоюза».

Понятно, что сейчас повестку дня в ЕС определяет «сдвоенный локомотив европейской экономики» - Франция и ФРГ, способные «продавить» выгодное им решение. Именно от них зависит продолжение процесса евроинтеграции. Очевидно и то, что именно два этих государства заинтересованы в существовании Евросоюза и зоны евро, поскольку, хотя и являются основными донорами, получают главные дивиденды.

С другой стороны, как отмечает Максим Минаев, «идея Евросоюза в нынешних условиях, скорее играет против ЕС, чем за него». «В дальнейшем, - поясняет он, - возможны обвинения в том, что именно избыточные интеграционные проекты при одновременном отсутствии адекватных норм финансовых механизмов и банковской системы, спровоцировали очередной финансовый кризис».

Вместе с тем, еще один эксперт - заведующий отделом стран и регионов Института Европы РАН Владислав Белов, указывает, что «речь пока идет не о трансформации, а о дальнейшей институционализации» евросоюзовских структур. «Политические цели, заявленные еще в Маастрихте, переходят на очередную стадию своего развития. Просто наднациональному характеру официальных структур придается более высокое звучание».

С этой точки зрения, Евросоюз, как конфедеративное образование, превращается в более сильное образование – федеративную структуру, в которой члены сохраняют свою самостоятельность, одновременно передавая «наверх» часть своих полномочий. Кроме того, по мнению Владислава Белова, «речь также идет не об унификации, а о гармонизации налоговой, финансовой и бюджетной политики. И если будет достигнуто понимание единой монетарной политики, предполагаются соответствующие механизмы, ограничивающие государство в его финансовой самостоятельности».

«Естественно, - отмечает эксперт, - единое экономическое пространство будет иметь структурно слабых членов, но в целом, гармонизация поднимает конкурентоспособность единого пространства, однако этот процесс будет продолжаться десятилетиями».

Однако стоит отметить, что нынешние механизмы ЕС отрегулированы таким образом, что, как бы ни лоббировали и не «продавливали» решения заинтересованные государства, любая страна-участница еврообъединения может их заблокировать.

В Европе звучат здравые идеи относительно возможности возвращения к первоначальному «размеру» ЕС, как к объединению девяти или двенадцати стран, путем исключения слабых государств из интеграционных процессов. Однако европейские политики продолжают совершать ошибки, которые уже привели к трудно исправимым последствиям.

Так, Германия связывает будущее стран Западных Балкан с Евросоюзом, заявила канцлер ФРГ Ангела Меркель после прошедших в Берлине переговоров с председателем хорватского правительства Зораном Милановичем. По мнению Меркель, Хорватия находится на правильном пути в проведении реформ, необходимых для вступления этой страны в ЕС в июле 2013 года.

«Мы будем рады новому члену Европейского союза, - сказала канцлер. - Мы всегда говорили, что связываем будущее стран Западных Балкан с ЕС, даже в том случае, если при этом придется столкнуться с некоторыми сложностями».

Очевидно, что подобные высказывания являются следствием политической ангажированности. «Германия понимает, что Хорватии не место в Евросоюзе, но это дань, которую платят немецкие политики по счетам конца 1990-х годов. Все сбои в ЕС происходят от того, что политика идет впереди экономики. Это заложило и закладывает бомбу под Евросоюз», - отмечает Владислав Белов.

Между тем, например, в Великобритании, планы централизации власти в Евросоюзе усилят настроения в пользу проведения референдума по поводу членства страны в структурах ЕС. Как отметил Максим Минаев, «чем больше будет дискуссий и слухов, тем больше будет действий, направленных на размежевание Британии и объединенной Европы».

Подобные проекты не очень удобны Британии, сохраняющей большое количество экономических и политических контрагентов за пределами Европы. Это не только США или Канада, но и Индия, с которой заметно улучшились отношения, и Пакистан, и страны Азии и Африки. Так что, «замыкаясь на Европу», Британия рискует потерять статус мировой державы.

Дмитрий Пановкин