Россия осталась без врагов

Нашей стране никто не угрожает, и активных врагов у нее сейчас нет. Если Россия и станет участником какого-либо конфликта, то это будет «чужая» война. К такому выводу пришли эксперты, принявшие участие в заседании Политклуба «Росбалта».


© Фото Евгения Шабанова

Нашей стране никто не угрожает, и активных врагов у нее сейчас нет. Если Россия и станет участником какой-либо войны, то это будет «чужая» война. К такому выводу пришли участники заседания Политклуба «Росбалта», повод для дискуссии которым дал Владимир Путин, заявив, что «России надо держать порох сухим».

Речь, разумеется, об угрозах военных. Политических оппонентов, противников и даже врагов у России хватает. Уже хотя бы потому, что, по мнению руководителя фонда «Новая площадь» Бориса Межуева, наша страна в целом, «не удовлетворена состоянием окружающего ее мира», поскольку она в него «не вписывается». Как государство, проигравшее в ходе «холодной войны», Россия ищет и не может найти свое место в современном мире, вынужденно балансируя между такими геополитическими величинами, как США и Китай, уверен эксперт. Они-то и представляют для нее главную опасность, поскольку их союз неизбежно будет угрожать России, а в случае конфликта между ними, ей придется выбирать, к кому присоединится. При том, что идеальной позицией для нее было бы невмешательство. Что касается существующей сегодня ситуации, то потенциальных военных противников у России просто нет - ни одно государство впрямую нашим границам не угрожает.

Это касается, в том числе, НАТО. Для этого военного альянса Россия давно не является врагом и даже, пожалуй, потенциальным противником, отметил директор информационного бюро НАТО в Москве Роберт Пшель. Конечно, остаются серьезные темы для обсуждения - это и ПРО, и транзит грузов в Афганистан, и различие позиций в отношении, например, вооруженного конфликта в Сирии. Но, в целом, большую проблему создают исторические стереотипы, из-за которых чуть ли не половина россиян считает НАТО врагом. В свою очередь в 2012 году в некоторых европейских странах только 37% назвали Россию дружественным государством.

Есть, правда, и потенциальные темы для обсуждения, по которым у сторон пока нет четкой позиции. Например, это проблема киберпреступности и, более глобально, - возможных кибервойн. Но тут уже само НАТО, по признанию Роберта Пшеля, должно вначале выработать общую точку зрения, а затем сможет приступать к выработке общей с российском государством позиции, хотя он и отмечает, что уже сегодня «площадка для разговора на эту тему с Россией существует».

Это, действительно, сфера, где договариваться придется, поскольку необходимо «установить критерии и границы понятий», таких как, например, кибервойна, согласился, выступая на заседании Политклуба, заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. По его мнению, о союзе России с европейскими странами или, тем более, с США, говорить явно не приходится.

Потенциальным главным союзником России выступает Казахстан и другие нынешние или потенциальные партнеры по Евразийскому союзу, как единственному более-менее внятному стратегическому проекту, предложенному Россией, отмечает Храмчихин. Он также полагает, что если Москве в поиске союзников и надо из чего-то исходить, так это из вероятности конфликта с Китаем. В этом случае приоритетными союзниками нашей страны могли бы стать Индия, Монголия или, скажем, Япония, если бы с последней не было бы «дурацкого» территориального спора, мешающего стратегическому союзу.

При этом Храмчихин оговаривается, что неизвестно, когда может возникнуть этот гипотетический конфликт. В свою очередь Борис Межуев полагает, что ситуация может сложиться и хуже - Россия окажется перед лицом открытого союза США и Китая. Уже сейчас эти две державы находятся в связке, но, в большей степени, экономической, а не военно-политической. Однако ситуация не будет улучшаться в случае, если сотрудничество Пекина и Вашингтона дальше будет не укрепляться, а, напротив, их связку разорвут противоречия, неизбежные между двумя странами. Такой сценарий приведет к войне, в которой России трудно будет остаться простым наблюдателем.

В любом случае, сейчас Москва может заниматься прагматичными проектами по укреплению собственной обороноспособности. В том числе, даже и в союзе с такими структурами как НАТО, против которых остаются старые предубеждения. Ведь получается, что если России и надо держать «порох сухим», как «завещал» Владимир Путин, то только ради того, чтобы обезопасить себя в «чужой» войне. От «своих» врагов она сегодня защищена фактом их отсутствия.

Иван Преображенский