Турции разрешили «кусать» Асада

Ситуация вокруг Сирии напоминает картину из жизни животных: стая разозленных хищников готова бросится на одинокую, но еще не до конца обессилившую и готовую дать отпор жертву. Поэтому каждый боится начать первым.

Конфликт в Сирии давно уже приобрел трансграничное измерение, - заявил на днях министр иностранных дел России Сергей Лавров. Действительно, многие политики, эксперты и наблюдатели не без основания считают, что дальнейшее обострение сирийского вопроса ставит регион на грань большой и полномасштабной войны. Очередным поводом для этого послужил обмен артиллерийскими ударами между Сирией и Турцией, который вполне может быть использован Западом как повод для военного вмешательства в сирийский конфликт.

Нынешняя ситуация очень напоминает картину из жизни животного мира, когда стая разозленных хищников готова бросится на единственного противника. Одиночка еще не полностью обессилел и готов дать отпор, поэтому каждый член стаи боится нападать первым, провоцируя своих собратьев на решительные действия.

Прежние многочисленные сценарии, разработанные западными государствами в целях реализации силового варианта решения сирийского кризиса, не сработали. Благодаря позиции, занятой Россией и Китаем, не удалось продавить через СБ ООН резолюцию, разрешающую защищать мирное население Сирии в условиях внутреннего конфликта. Не осуществились идеи, знакомые, кстати, по ливийской войне, о создании «бесполетных» зон над частью сирийской территории, а также предупреждения (иракский вариант) о возможности применения Дамаском химического оружия.

Зато сразу после артиллерийского инцидента на турецко-сирийской границе в Брюсселе на уровне послов собрался Совет НАТО. После проведенных консультаций было объявлено, что действия Сирии стали «явной и несомненной угрозой безопасности одного из союзников». Поэтому есть основания для применения пятой статьи Вашингтонского договора, которая предусматривает возможный коллективный военный ответ всех союзников на агрессию против одного из них.

Рассмотрение сирийско-турецкого инцидента еще не завершилось. Обсуждение будет продолжено 9-10 октября на встрече министров обороны НАТО. Однако Запад подал Анкаре недвусмысленный сигнал о том, что пришло время «кусать» Сирию. Между тем, в Брюсселе не торопятся форсировать ситуацию. Как сообщают информагентства, в НАТО указывают, что «не планируют предпринимать военных контрмер против Сирии», пока не исчерпаны все возможности для разрядки ситуации после обмена артиллерийскими ударами 3 октября.

В свою очередь правительство Турции получило от парламента мандат на проведение трансграничных боевых действий против Сирии, но при этом в Анкаре также не стремятся переходить к каким-либо активным действиям. Таким образом, можно прийти к выводу о нежелании Турции, равно как и остальных членов евроатлантического сообщества первым ввязываться в драку, грозящую серьезными последствиями.

«Дело в том, что есть формальная сторона вопроса – обстрел сирийскими вооруженными силами населенного пункта в Турции, а есть и то, что называется «реальная политика», - отметил, комментируя ситуацию для «Росбалта», руководитель Центра балканских, кавказских и центрально-азиатских исследований Института всеобщей истории РАН Артем Улунян. «В данном случае, - продолжил он, - Турция находится в очень непростой ситуации, несмотря на весьма воинственные заявления и демонстративные действия со стороны официальной Анкары».

На протяжении довольно долгого времени союзники Турции, прежде всего из числа стран евроатлантического сообщества, рассматривали ее как некий образец общественно-политического устройства для многих государств арабского Востока. В Анкаре это воспринималось как карт-бланш для действий на международной арене. Но следует иметь в виду, что даже после того, как 26 июня, после инцидента с уничтоженным ПВО Сирии турецким истребителем, практических мер не принималось. Пока же Анкара, стремящаяся выступать в роли маяка для многих арабских мусульманских стран, пытается использовать ситуацию в своих целях. Так что, скорее всего, конфликт будет носить политический характер.

Западные государства не решатся повторить ливийский сценарий в Сирии, считают эксперты. Но, если режим Асада падет, страна обречена на раскол и может превратиться в территорию с неясным статусом, как это произошло с Ираком после свержения Саддама Хусейна. Что же касается соседней с Сирией Турции, то, по словам премьера этой страны Реджепа Эрдогана, происходящее в Сирии является и внутренним делом Турции, поскольку две страны связывают не только 850 километров общей границы, но и родственные, исторические и культурные связи. «Мы не может наблюдать за происходящим там со стороны», - отметил Эрдоган.

Ранее в беседе с «Росбалтом» президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский предположил, что западные страны вмешиваться в ситуацию в Сирии путем военной интервенции, скорее всего, не будут. Вообще, мало кто, за исключением Турции, мог бы решиться на такого рода операцию, полагает эксперт. Тогда создается впечатление, что Запад всячески подталкивает Анкару вмешаться в сирийские дела. Однако, как считает Евгений Сатановский, «Западу кажется, что он использует Турцию, но это не так… У Эрдогана свои резоны: Турция претендует на лидерство в суннитском мире».

По мнению собеседника «Росбалта», Турции даже в какой-то степени выгодно, если поток сирийских беженцев пойдет на ее территорию, поскольку «Сирия еще каких-то восемьдесят-девяносто лет назад была провинцией Турции». Таким образом, при возможном разделе страны это позволит закрепить турецкий протекторат над частью ее территории.

Но здесь стоит учитывать и непростую ситуацию, которая может возникнуть в связи с началом боевых действий. Прежде всего, это потеря Турцией определенного имиджа страны-освободительницы Сирии. Не говоря уже о большей части арабского мира, даже в глазах представителей оппозиции она может восприниматься уже как захватническая. Как полагает Евгений Сатановский, «население будет консолидировано вокруг режима. А оппозиция при поддержке турок - это самое последнее, что оппозиции нужно, по крайней мере, при открытой поддержке турецкой армии».

«Большая часть ответственной политической элиты Турции очень осторожно относится к происходящему. Конечно же, они заинтересованы в поддержке суннитов, поскольку концепция Анкары заключается в том, чтобы увеличить свое влияние на арабский мир, расширить там свое влияние и присутствие, выступив в роли определенного посредника между Западом и арабским миром. Но, с другой стороны, – есть конкретные вещи, которые связаны с боевыми действиями и здесь ситуация достаточно серьезная», - отмечает Артем Улунян.

Наконец, существует и еще один аспект, которому наблюдатели, зачастую, не уделяют внимания. Это отношения Турции и России. По словам Артема Улуняна, Турция стремиться расширить свое влияние в кавказском регионе и здесь она вступает в серьезные противоречия с Россией. Анкара не хочет оказаться в односторонней зависимости от Евроатлантики, в то же время она не стремится оказаться полностью под влиянием России, несмотря на существующие тридцать пять миллиардов внешнеторгового двустороннего товарооборота между двумя странами. Так что участие Турции в боевых действиях против Сирии это еще и вопрос ее экономической и политической стабильности, требующий от Анкары особого внимания.

Дмитрий Пановкин