Англия не отдаст суверенитет ЕС

Осенний саммит Евросоюза в Брюсселе не принял конкретных экономических решений, но дал повод говорить, что Великобритания может отказаться от своего места в европейских структурах.

Завершившийся накануне в Брюсселе саммит Евросоюза был запланирован как встреча для обмена мнениями по стратегии экономического развития ЕС. Изначально на нем не предполагалось принятие каких-либо конкретных решений. В ходе довольно продолжительного заседания европейские лидеры рассмотрели ход реализации начатых в этом году масштабных экономических преобразований, включая создание банковского и монетарного союзов, а также стабилизационных механизмов ЕС и систем по объединению ответственности стран зоны евро по своим долговым обязательствам.

Главы государств и правительств ЕС пришли к согласию в том, что, несмотря на временную стабилизацию в экономике, угроза финансовой бури не миновала и поэтому, чтобы снизить уровень риска долгового кризиса, необходимо создать компетентный орган общеевропейского банковского надзора. Собственно, эта идея не нова. Ее уже не раз высказывали еврочиновники. А с инициативой создания единого экономического правительства еще в августе выступили президент Франции Николя Саркози и канцлер Германии Ангела Меркель. Тогда же они объявили о координации налоговой политики между двумя странами.

Таким образом, согласованный в Брюсселе проект Банковского союза включает идею создания наднациональных органов банковского надзора, которые должны своевременно выявлять кризисные тенденции и повышенно рискованные практики в деятельности финансовых организаций и принимать меры, вплоть до санкций к банкам-нарушителям, для исправления ситуации. Вторым элементом союза станет создание специального межбанковского фонда для реструктуризации проблемных финансовых структур без привлечения средств налогоплательщиков.

До настоящего времени зона евро управляется Еврогруппой - советом министров финансов всех стран сообщества. Однако для принятия быстрых и эффективных решений министрам элементарно не хватает полномочий. И идея о том, чтобы правительства стран ЕС, в особенности еврозоны, соблюдали бюджетную дисциплину, абсолютно верна. В отсутствие механизма «валютного принуждения» будущее европейского интеграционного объединения на данный момент выглядит весьма смутным.

Очевидно, что сильным странам уже надоело тащить «слабаков», оплачивая бюджетные расходы таких стран, как Греция, которые без оглядки брали взаймы, рассчитывая то ли на финансовые парашюты МВФ, то ли на европейский стабилизационный фонд, то ли на то, что проблема сама как-нибудь рассосется. Но в ходе переговоров в Брюсселе участники саммита решили, что система банковского надзора будет создана. Сделано это будет поэтапно, а действовать система начнет не ранее чем через год, поскольку к первому января 2013 года, как предлагали страны-должники, невозможно наладить работу структуры, способной контролировать более чем шесть тысяч банков.

Но главы государств и правительств 27 стран ЕС объявили, что сохранение единой Европы станет их «личной ответственностью», и поклялись вновь сделать свое содружество «зоной прогресса и процветания». Такому заявлению способствовало известие о присуждении Европейскому союзу Нобелевской премии мира за 2012 год. Стоит отметить, что в списке номинантов был 231 претендент, однако предпочтение было отдано все-таки ЕС. Как говорится в официальном сообщении Нобелевского комитета, «стабилизирующая роль, которую сыграл ЕС, помогла трансформировать большинство Европы с континента войны в континент мира».

Примечательно, что впервые в истории Нобелевской премии награду получат сразу 30 человек в ранге глав государств: к 27 лидерам стран ЕС присоединятся главы трех основных европейских институтов - Ван Ромпей, председательствующий в Европейском совете, глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу и председатель Европарламента Мартин Шульц.

Общее позитивное настроение немного омрачает Великобритания. Причиной стали усилившиеся в последнее время разногласия Лондона с партнерами по сообществу, а также рост антиевропейских настроений в рядах возглавляемой премьер-министром Дэвидом Кэмероном Консервативной партии. Все это порождает спекулятивные слухи по поводу возможного выхода страны из ЕС. Кстати, Кэмерон заявил ранее, что он поддерживает идею консерваторов-евроскептиков о проведении в Великобритании референдума об отношениях с ЕС.

Вместе с тем он отмечал, что целью этого референдума будет не выход страны из ЕС, а определение новой конфигурации взаимоотношений с Евросоюзом. На пресс-конференции после саммита в Брюсселе британский премьер подтвердил, что его страна не стремится к выходу из ЕС, но хочет усилить свою самостоятельность и вернуть себе часть суверенитета, который предыдущие правительства уступили Брюсселю. «Для Великобритании будет правильно заявить о том, в чем заключается наш национальный интерес», - сказал Кэмерон.

«Великобритания всегда исторически стояла как бы особняком по отношению к остальным европейским странам, - прокомментировал «Росбалту» ситуацию заместитель директора Института международных исследований Виктор Мизин. - Мы помним, сколько сложностей в процессе присоединения Соединенного Королевства к Европейскому экономическому сообществу было в 60-х годах прошлого века». И нынешние британские настроения, полагает Мизин, «являются отражением англосаксонской традиции не ставить свою законодательную и исполнительную власть под контроль общеевропейских структур».

По мнению эксперта, «сейчас мировая политика возвращается к состоянию, когда остро обозначается ведущая роль великих держав, которые, по существу, борются за право руководства миром». Это все те же Германия, Франция, Великобритания, США и отчасти Россия, диктующие правила игры в решении многих проблем. Ясно, что Великобритания, традиционно считающая себя первой среди равных, делает все, чтобы отстоять свое право на собственную точку зрения.

В ЕС всегда было и будет соревнование за лидерство. И все же практика показывает, что Евросоюз и еврозона как интеграционные объединения обладают устойчивостью, в том числе и к различным кризисным явлениям. Как правило, несмотря на сложность юридической системы и бюрократические завалы в отдельных странах, общее решение находится. Что же касается Британии, ее «новая конфигурация отношений» с Евросоюзом будет проходить в сфере экономики. Лондон не желает финансового диктата Берлина или Парижа, но обозначенная англичанами своя особая позиция все-таки не подрывает общей консолидированности Европейского союза.

Пока Европа взяла тайм-аут, чтобы согласовать позиции до очередного планового саммита ЕС, на котором в период с 10 по 18 декабря должны быть утверждены основные параметры банковского союза. Если все экономические нововведения ЕС примут окончательную форму, это станет прорывом и серьезным шагом в плане контроля за ситуацией в Евросоюзе.

Дмитрий Пановкин