Правозащитники вышли из власти

Создание Независимого совета по правам человека его участники называют результатом того, что часть правозащитного сообщества в России окончательно разуверилась в возможности изменить действующую в нашей стране власть изнутри.

Часть представителей правозащитного сообщества России, похоже, осознала, что ждать изменения российской власти бессмысленно и решила попытаться воздействовать на нее не изнутри, как они это делали в течение долгого времени, а снаружи, со стороны гражданского общества.

Одним из шагов в этом направлении стало создание Независимого совета по правам человека. В него вошли те правозащитники, которые демонстративно покинули в последнее время состав официальных правозащитных органов, созданных, как известно при том или ином органе власти России.

О вхождении в новую независимую правозащитную структуру, в частности, заявили покинувшие  Совет по правам человека при президенте РФ лидер московской Хельсинкской группы (МХГ) Людмила Алексеева, экономист и правозащитница Ирина Ясина, а также правозащитники Лев Пономарев, Наталия Пелевина, глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов, бывшая судья Конституционного суда Тамара Морщакова, правозащитница Зоя Светова ряд других известных общественных деятелей.

Отвечая на вопрос о финансировании новой структуры на пресс-конференции, состоявшейся в понедельник, Наталья Пелевина сказала, что Совет будет независим как от иностранных, так и от российских грантодателей.

Вообще тема финансирования независимых от власти правозащитников волновала журналистов на этой пресс-конференции, пожалуй, больше всего. Тамара Морщакова, которая ныне также активно занимается защитой прав человека, помянув известную фразу о том, что заказывает музыку тот, кто платит, сказала, что членам нового совета «никто музыку не заказывает».

Морщакова подчеркнула, что ей известен ряд случаев, когда многие юристы, видя какой произвол творится в российских судах, начинают оказывать профессиональную помощь бесплатно. Алексеева же подчеркнула, что часто люди, работающие бесплатно, на энтузиазме, делают свое дело лучше, чем те, кто получает за это зарплату.

По мнению Алексеевой, репрессии и сам стиль ведения дел в отношении участников событий на Болотной площади 6 мая очень похожи на подготовку сталинских процессов 1930-х годов.

«Чем объяснить, что к расследованию этого дела подключены около двухсот следователей? У нас что, следователям больше заниматься нечем?», - задается вопросами правозащитница. Она убеждена, что «власти хотят судить людей за массовые беспорядки», которых, по ее мнению, «на самом деле не было».

Столкновения демонстрантов с полицией, уверенна Алексеева, были искусственно спровоцированы властями, когда ОМОН в районе Болотной площади неожиданно преградил путь десяткам тысяч людей, вышедших на официально разрешенную демонстрацию.

Обращая внимание на необъективность и заданность следствия, правозащитница подчеркнула, что из трехсот свидетелей обвинения лишь трое не являются полицейскими.

«Я застала сталинские времена и по всему вижу, что этот суд задуман, как показательный», - сказала глава МХГ.

«Допустим такой показательный процесс — получим резкое ужесточение режима», - считает Алексеева.

Правозащитник и публицист Евгений Понасенков напомнил журналистам слова известной бардовской песни: «времена не выбирают, в них живут и умирают», заметив, что «мы не сможем дождаться смены эпохи, если не начнем помогать конкретным людям в конкретных случаях».

«Времена никогда просто так не наступают, их приближают. Причем приближают не в целом, а в каждом конкретном случае. Если мы сможем помочь одному, двум, десяти людям, то для них настанет другая эпоха», - считает Понасенков.

Независимый совет по правам человека, кроме прочего, будет составлять свои списки коррумпированных чиновников и государственных служащих, нарушающих права человека, аналогичные знаменитому «списку Магницкого», - заявила Зоя Светова.

«Мы будем продолжать работать в этом направлении - создавать списки чиновников, следователей, судей, прокуроров, причастных к несправедливым делам. Причем не только по резонансным делам российских оппозиционеров, но и по случаям преследования самых обыкновенных людей, попавших в жернова российского правосудия», - отметила Светова.

Заранее парируя обычные в таких случаях обвинения на тему того, что правозащитники «работают на врагов России», Людмила Алексеева заявила, что российские защитники прав человека мечтают о времени, когда нарушителей этих прав будут судить не за рубежом, а в нашей стране.

Пока же этого не происходит, Алексеева «благодарна Конгрессу США за то, что он принял закон о «списке Магнитского», который открыт для пополнения».

В частности, Алексеева предлагает создать список депутатов Госдумы, авторов недавно принятых репрессивных законов о митингах, об «иностранных агентах», Интернете и закона об ограничении прав гомосексуалистов.

По словам Зои Световой, случаи нарушения прав человека будут проходить через независимую экспертизу, после чего фамилии виновных в таких нарушениях будут опубликованы в СМИ и Интернете, а затем их списки будут передаваться в США и Евросоюз, если последний примет закон, аналогичный американскому.

Александр Желенин

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru