Примирительный атом

Российско-американским отношениям нужна экономическая база, в противном случае они могут стать жертвой радикальных эмоциональных решений. К такому выводу пришли участники московского Политклуба «Росбалта».


© Фото Евгения Шабанова

Российско-американским отношениям нужна экономическая база, в противном случае они могут оказаться жертвой радикальных эмоциональных решений. К такому выводу пришли участники московского Политклуба «Росбалта».

По мнению экспертов, возвращение США и России к теме нераспространения ядерного оружия естественно — это единственный прочный фундамент, который можно подвести под остальные контакты двух стран.

Принятие в США «Акта Магнитского», изгнание из России американских фондов, спонсировавших деятельность некоторых российских НКО, запрет для граждан Соединенных Штатов усыновлять российских детдомовцев, в том числе и инвалидов, наконец, эмбарго на ввоз американской мясной продукции – это лишь вершина айсберга, выросшего из наслаивающихся одно на другое решений последних месяцев, серьезно осложнивших российско-американские отношения.

В связи с этим западная пресса уверенно пишет, что так называемая «перезагрузка» двусторонних отношений закончилась полным провалом. А резкое ухудшение ситуации с правами человека и со свободой слова в России не позволит начать какой-то новый процесс нормализации двусторонних контактов.

Между тем российская пресса в последние недели напротив писала о том, что налицо масса позитивных сигналов. Главная новость, разумеется, якобы прозвучавшее с американской стороны на встрече вице-президента США Джозефа Байдена и министра иностранных дел России Сергея Лаврова предложение ввести отношения двух стран «в нормальную колею».

Активно обсуждалось и утверждение главой Госдепартамента США Джона Керри, что многие российские политологи-международники называли позитивным сигналом, якобы позволяющим надеяться на изменение отношения американской дипломатии к России.

Однако значение прихода нового руководителя в Госдеп США переоценивать не стоит. По мнению заместителя директора Института США и Канады Павла Золотарева, «Джон Керри будет аккуратным исполнителем» решений Барака Обамы и надеяться на улучшение американо-российских отношений можно именно поэтому.

Переизбравшись на пост президента США, сформировав свою новую администрацию и не думая уже о следующем сроке, поскольку в третий раз подряд стать главой государства он не может, Обама наверняка займется проектами, которые он заявлял еще в начале своего первого президентства, предположил эксперт, выступая на заседании Политклуба.

Уже и сегодня, по сравнению с периодом «холодной войны» контакты России с США весьма успешны, уверен Павел Золотарев. По его мнению, не приходится в ближайшем будущем ожидать их ухудшения, несмотря на громкие дипломатические скандалы последних месяцев. Главная же проблема, по мнению Золотарева, это даже не ситуация вокруг Сирии, хотя Москва и озабочена первой, с момента завершения «холодной войны», попыткой Запада вернуться к практике «гостерроризма». То есть, ситуативной поддержки террористических организаций там, где США и их союзники не хотят открыто применять силу.

Эксперт напомнил, что по-настоящему волнует и Россию, и США постсоветское пространство, где американцы по-прежнему придерживаются тактики «сдерживания» роста российского влияния, о чем фактически открыто заявила теперь уже экс-госсекретарь США Хиллари Клинтон.

Однако обсуждать эту тему, по всей видимости, Москва и Вашингтон сегодня не готовы. Для начала в России хотели бы выстроить симметричную систему взаимоотношений. В частности, уйти от соглашений, которые заключались в начале 1990-х годов, где наблюдается явный дисбаланс в сторону США, в то время как сегодня российские власти готовы сами софинансировать многие совместные проекты, а американские напротив — ищут, где можно сократить бюджетные расходы.

Пример - так называемая программа «Нанна-Лугара», направленная на сокращение ядерных вооружений. С нее якобы и может начаться процесс нового российского-американского сближения, как писали недавно некоторые издания.

В рамках программы в период с 1991 по 2012 год, по официальным данным США, было выделено 8,79 млрд долларов. При этом, помимо оказании постсоветским странам услуг и консультаций, а также предоставления оборудования, американские специалисты также осуществляли контроль, чтобы данная помощь использовалась строго для ликвидации оружия. Так вот, по мнению Золотарева, предложение России пересмотреть, а вовсе не отказаться от этого совместного проекта вполне законно. Например, могли бы и российские специалисты «для симметрии» приезжать в США.

В свою очередь директор Центра энергетики и безопасности и главный редактор журнала «Ядерный клуб» Антон Хлопков отмечает, что «вызовы в области нераспространения остаются те же», что и в прошлые годы. Таким образом, начать реанимацию двусторонних отношений именно с этого вопроса — вполне логично.

Это, во-первых, иранская ядерная программа, где можно продолжать сближать подходы России и США. А во-вторых, актуализация, в соответствии с сегодняшним положением дел, ранее заключенных соглашений, таких как «программа Нанна-Лугара» или формально истекающее в 2013 году соглашение ВОУ-НОУ (высокообогащенный уран – низкообогащенный уран), предусматривающее поставку и переработку по фиксированной цене российского оружейного урана в топливо для атомных электростанций США.

В связи с этим, именно нераспространение ядерного оружия могло бы стать фундаментом для нормализации российско-американских отношений, как это уже неоднократно было в прошлом, в том числе — и в советском прошлом.

Разумный подход к этим и другим подобным программам, по мнению Хлопкова, позволил бы заложить отсутствующий сегодня экономический фундамент в виде сотрудничества в области мирной ядерной энергетики для российско-американских отношений.

Так что не исключено, что в 2013 году «эмоции», создававшие для двусторонних отношений проблемы в 2012 году «уйдут», полагает директор Центра энергетики и безопасности. Однако в целом влияние эмоциональных, радикальных решений на контакты России и США останется. И отношения двух стран постоянно будут под угрозой, пока бизнес двух стран не окажется заинтересован в их стабильности и адекватности и, как следствие, не убедит власти двух стран избегать радикальных решений, подобных тем, которые обеими сторонами принимались в последние месяцы.

Иван Преображенский