"КНДР нужна всем"

Сам факт существования Северной Кореи оправдывает вмешательство в дела региона со стороны США, а также рост военного бюджета. При этом реальной целью действий Вашингтона может являться сдерживание Китая, полагает британский кореевед Даниэль Тюдор.


© -

На этой неделе Россия заявила, что готова сотрудничать с США по вопросу урегулирования обстановки на Корейском полуострове. Северная Корея за последние полмесяца наделала много шума своими заявлениями о том, что готова пойти войной на Южную Корею, Японию и США. Конфронтационная риторика нарастает с обеих сторон, и эксперты не исключают никаких вариантов развития событий, вплоть до начала полномасштабных боевых действий. Вместе с тем, мало внимания уделяется тому, что будет после того, как режим чучхе в Пхеньяне падет. О том, что эта тема почти не обсуждается, и что вариант объединения с Севером, на самом деле, далеко не так популярен в Южной Корее, как это может казаться, в интервью "Росбалту" рассказал автор книги "Корея: невозможная страна", корреспондент английского журнала The Economist в Республике Корея Даниэль Тюдор.

- По вашему мнению, есть ли у Запада план действий на тот случай, если Северная Корея в современном виде перестанет существовать? Что планируется делать в том случае, если режим падет или будет свергнут?

- На мой взгляд, сейчас рано говорить об этом. Я не думаю, что нас ждет объединение двух стран в ближайшее время, если, конечно, не случится чего-то из ряда вон выходящего. Никто пока что не готовится к тому, что будет после исчезновения режима.

При предыдущем корейском президенте была схема сбора денег для оплаты предстоящего объединения двух Корей, но я лично считаю, что это был скорее способ позлить Северную Корею, нежели попытка реального формирования фонда для покрытия неизбежных расходов, связанных с объединением.

Объединение будет стоить очень дорого. И я думаю, что если оно будет происходить, то Сеулу, конечно, неизбежно придется привлечь другие страны или международные организации, чтобы разделить эти расходы. Возможно, это будут ООН, США, Китай, да и, на самом деле, любые страны, которые будут готовы вложиться. Но повторяю, я не думаю, что регион и мир начал всерьез готовиться к этому.

До того, как начать размышлять о том, как именно будут объединяться Север и Юг, всем предстоит подумать о том, каким образом выйти на ситуацию, когда объединение будет реальным. Что будет этому предшествовать? Война? Что делать с Северной Кореей сейчас? И, поскольку у нас нет ответов даже на эти вопросы, что уж там говорить про то, каким образом решать ту ситуацию, которая возникнет после падения режима. Никто сейчас особо об этом не думает.

- Тем не менее, объединение двух Корей – это один из вариантов. Он - основной, но не единственный. Обсуждаются ли в корейских СМИ и экспертных кругах другие варианты?

- Иногда интерес к этой теме возрастает, но по сути можно сказать, что нет, другие варианты особо не обсуждаются. Немедленному объединению в случае падения режима в Пхеньяне иногда противопоставляется более медленное объединение, при котором Северная Корея какое-то время существует как отдельная страна, связанная с Южной Кореей. Что-то наподобие Китая и Гонконга.

Вопрос упирается в то, насколько реально Юг сможет контролировать Север в случае объединения.

- Может ли Китай быть вовлеченным в процесс управления Северной Кореи? Если режим вдруг рухнет и Пекину придется ввести свои войска для того, чтобы не оставлять страну вообще без контроля… Интересна ли такая опция Китаю, по вашему мнению?

- Это тоже проблемный вопрос. Активное вмешательство Китая – это страшный сон корейцев. Как известно, отношения между Китаем и Кореей исторически носят сложный характер. В начале тысячелетия существовало государство Когурё, которое корейцы называют корейским, а китайцы китайским или просто отдельным государством, но никак не корейским. Оно располагалось на территории Корейского полуострова и охватывало часть китайской Манчжурии.

С китайской точки зрения, у Пекина могут быть исторические причины для того, чтобы вернуть себе часть своей территории, которая сейчас является Северной Кореей. По крайней мере, именно так это будет воспринято корейцами, если Китай введет войска в Северную Корею.

Я не знаю, однако, насколько Пекину это интересно. Власти КНР гораздо больше беспокоит потенциальная проблема беженцев, которые могут дестабилизировать юг страны. Пекин также опасается, что после падения режима ему придется граничить со страной, где находятся американские военные базы.

Китай будет стараться получить какого-нибудь рода гарантии того, что если американцы будут поддерживать проект создания объединенной демократической Кореи, управляемой из Сеула, то им нужно будет эвакуировать свои базы. Конечно, это все мои догадки, но если бы я был на месте Китая, то я бы поступил именно так.

- Тем не менее, я думаю, что основные страны региона, впрочем, как и США, готовятся хотя бы на бумаге к этому моменту, прописывая возможные сценарии… Тем более, что у всех стран есть свои интересы и приоритеты. Какой план, по вашему мнению, может быть у США? Что соответствует интересам Америки – немедленное объединение, временное независимое существование Северной Кореи, что-то еще?

- Ответ на этот вопрос зависит от того, насколько вы циничны. Потому что можно сказать, что факт существования Северной Кореи оправдывает усиленное вмешательство в дела региона со стороны США.

Северная Корея может быть своего рода предлогом, в то время как настоящей причиной присутствия является сдерживание Китая. Существование проблемы Северной Кореи также оправдывает рост военного бюджета.

- Складывается такое впечатление, что большинство стран, вовлеченных в «корейскую проблему», заинтересованы в сохранении статуа-кво, то есть в сохранении режима в Пхеньяне…

- Это именно так. Более того, многие жители Южной Кореи вообще не хотят объединяться с Севером.

- Однако это остается наиболее приемлемым вариантом для политической элиты в Сеуле…

- Представители классических корейских левых рьяно поддерживают идею объединения, так было всегда. Если режим в Пхеньяне падет, они будут призывать к немедленному объединению, причем без участия других стран. По поводу иностранного участия корейские левые занимают очень жесткую позицию – никакие иностранцы привлечены быть не могут.

Похожей точки зрения придерживаются пожилые корейцы, для которых свойственны консервативные взгляды. Они помнят объединенную Корею и хотят увидеть ее такой снова. Но, в отличие от левых, они будут поддерживать идею участия США в этом процессе, потому что они в большинстве своем положительно относятся к американцам.

Молодые корейцы, я бы сказал, люди возрастной группы до сорока лет, вообще не заинтересованы в объединении с Севером. Они не помнят, как было до раздела страны, у них, скорее всего, есть дальние родственники в Северной Корее, но они с ними никогда не встречались и поэтому не испытывают особых эмоций по этому поводу. Они смотрят на это с сугубо материалистической точки зрения, они не хотят, чтобы их налоги тратились на Северную Корею.

Так что корейское общество весьма расколото по этому вопросу.

- А что насчет варианта создания независимого демократического государства на территории Северной Кореи? Рассматривается ли такой вариант?

- Такой вариант если и обсуждается, то только как временное решение – мол, пусть экономика новой Северной Кореи разовьется до определенного уровня, а потом мы с ними объединимся. Но будет очень странно, если в Азии появятся две демократические Кореи рядом друг с другом.

Беседовала Юлия Нетесова