Статус беженца как путь к джихаду

Известие о том, что устроившие бойню в Бостоне братья Царнаевы получили политическое убежище в США, вызвало бурю негодования в американском обществе. Даже крайние демократы готовы по-новому посмотреть на проблему приема беженцев.

Известие о том, что устроившие бойню в Бостоне братья Царнаевы получили политическое убежище в США, вызвало бурю негодования в американском обществе. Напомним, что, как заявил отец террористов Анзор Царнаев, семья уехала в США, так как после начала второй войны в Чечне в 1999 году в России начали преследовать уроженцев этой кавказской республики. Миграционный департамент США поверил очередным «жертвам колониальной политики Кремля» и даровал им политическое убежище.

США – мировой лидер по числу принятых эмигрантов (свыше 2 млн человек ежегодно) и один из лидеров по желающим получить там политическое убежище (таковых каждый год фиксируется сотни тысяч). Статус беженца дается за пределами США. В самой Америке можно просить политическое убежище. Однако фактически эти понятия тождественны.

Одна из главных идей американцев заключается в том, что их страна является надежным пристанищем для преследуемых за политические и религиозные убеждения людей со всего мира. Но, увы, сегодня эта благородная затея подвергнута сильнейшей бюрократической профанации. До приезда в США при упоминании о беженцах я представлял окровавленного и изнуренного человека, спасающегося от смертельной опасности. Однако американские беженцы (более 2,5 миллионов), как правило, мало походят на таких мучеников. Многим из них попросту удается придумать убедительную для иммиграционных чиновников историю.

Однако, пожалуй, главный парадокс заключается в том, что наибольшую опасность для Aмерики часто представляют как раз те кандидаты на получение политического убежища, которые не обманывают американцев.

«Для того чтобы получить политическое убежище, нужно убедить миграционного служащего, что ты подвергаешься гонениям за свои политические или религиозные убеждения у себя на родине. Чиновники знают ситуацию с правами человека в разных странах, а также о социальных группах, которые преследуются. Так, например, если чеченец говорит, что он преследуется режимом Кадырова, или узбекский мусульманин рассказывает, что попал за решетку только за то, что молился пять раз в день, то им поверят скорее, чем выходцу из благополучной, с точки зрения американских властей, страны», – рассказала «Росбалту» Елена Гольдберг, адвокат из Сан-Диего, специализирующаяся на предоставлении легального статуса в США выходцам из бывшего СССР.

Если же миграционный чиновник отказал в политическом убежище, то его решение можно оспорить в суде, который просто будет вынужден признать обоснованные свидетельства репрессий. Многие же выходцы из Северного Кавказа или Центральной Aзии, просящие политическое убежище в США, действительно подвергались гонениям у себя на родине. Однако проблема заключается в том, что эти преследуемые нередко не приемлют западную политическую систему и являются убежденными сторонниками жизни по законам шариата. Увы, отказать в убежище из-за «неправильных» политических убеждений американские власти просто не в силах. ФБР проверяет возможные связи кандидатов на кров в США с террористическими организациями, однако спрашивать потенциальных американцев об их мировоззрении незаконно.

Религиозная же терпимость в США лишь укрепляет консервативность взглядов мусульман из бывшего СССР. Так, многие узбекские и таджикские женщины начинают здесь ходить в парандже (на родине им это запрещалось), а их мужья отпускают «ваххабитские» бороды.

Прокол с Царнаевыми - не первый у миграционного ведомства США. 21 января 2012 года в международном аэропорту Чикаго был арестован узбекский беженец Джамшид Мухторов, намеревавшийся уехать в Афганистан для борьбы с «американскими оккупантами». Его обвинили в попытке оказания материальной поддержки иностранной террористической организации.

В 2007 году известный узбекский правозащитник Джамшид Мухторов, спасаясь от властей, бежал с родины в женском платье. В США «знаменитому борцу за свободу» было немедленно даровано политическое убежище. Обосновавшись в Америке, правозащитник не стал терять время. Он устроился водителем-дальнобойщиком, а почти все заработанные деньги откладывал для помощи талибам в борьбе с американскими кафирами (неверными). По данным ФБР, беженец вышел на контакт с террористической организацией по электронной почте. Он сообщил террористам, что «готов выполнить любое задание, даже если нужно будет отдать жизнь».

В июле 2012 года 15 лет тюрьмы получил Улугбек Кодиров из Узбекистана, готовивший нападение на президента США. Молодой человек въехал в США по студенческой визе в 2009 году. С 1 апреля 2010 года его виза была аннулирована, и он остался в стране в качестве нелегала. Кодиров признал свою вину по трем эпизодам: материальная поддержка террористической деятельности, угроза убить Обаму и незаконное хранение огнестрельного оружия.

Вообще, как мне кажется, идея использовать богатые США как удобное место для сбора средств на борьбу мусульман с неверными достаточно популярна среди радикально настроенных беженцев. Как-то в Сан Диего меня вез таксист-афганец. Как только водитель узнал, что я в качестве журналиста был в Афганистане и критически отношусь к политике Америки в этой стране, мой собеседник немедленно выключил счетчик. Он начал с жаром рассказывать, что в скором времени американцы с позором убегут с его родины, а ислам и дальше будет победоносно шествовать по миру. «A что, деньги на помощь афганским братьям собираете?» – задал я провокационный вопрос. Заросшее бородой лицо моего собеседника озарилось хитрой улыбкой: «Я отвечу вам так: когда советские войска были в Афганистане, то мы это делали»

К слову сказать, американцы очень терпимы к обычаям и образу жизни беженцев. Так, даже славящиеся своим критическим отношениям к мигрантам республиканцы считают нормальным, что беженки-мусульманки ходят в парандже, а их заросшие бородой мужья одеваются в причудливые белоснежные одеяния. Республиканцы критикуют иммигрантов за то, что многие из них живут на пособия, но отнюдь не за чуждый им стиль жизни. Увы, только нынешний террористический акт заставил даже крайних демократов по-новому посмотреть на проблему.

«Известия о том, что террористический акт совершили не крайне правые, а чеченские беженцы, повергло меня просто в шок!» – говорит «Росбалту» профессор математики сан-диегского университета и убежденный сторонник Барака Обамы Дональд Лац. Господин Лац признает, что идея предоставления убежища гонимым за убеждения является почти культовой в американском обществе, однако, по его мнению, нынешняя волна миграции существенно отличается от предыдущей. «Раньше считалось, что иммигранты в США должны забыть о своем прошлом и начать жизнь с нуля. Мои родители приехали из Украины, но дома они говорили только по-английски (что я считаю неправильным), для того чтобы я вырос настоящим американцем. Я за то, чтобы иммигранты соблюдали свои национальные обычаи, говорили на своем родном языке, но их система ценностей не должна быть враждебной американской!» – полагает американский профессор.

Игорь Ротарь, Сан-Диего

Перейти на страницу автора