Важен сам факт встречи

Минские переговоры с участием президентов России и Украины обречены на то, чтобы быть признанными успешными, даже если никаких конкретных результатов достигнуто не будет. В этом заинтересованы все вовлеченные в них стороны.

Накануне переговоров в Минске, где должны встретиться Владимир Путин и Петр Порошенко, европейские политики активно комментировали события на Украине и давали оценки действиям России. В успех встречи мало кто верит, но и защищать Киев с оружием в руках европейцы явно не намерены.

Напомним, на 26 августа запланирована встреча в Минске лидеров стран Таможенного союза (России, Белоруссии и Казахстана) с президентом Украины Петром Порошенко, при участии представителей Евросоюза. Кремль неоднократно подтверждал, что Владимир Путин в белорусскую столицу обязательно приедет и пообщается с украинским коллегой, хотя сомнения в этом сохраняются у многих наблюдателей. Формально сообщается, что президенты будут обсуждать отношения между странами Таможенного союза и Украиной в связи с подписанием Киевом соглашения об ассоциации с ЕС. Однако пресса, да и многие зарубежные политики, однозначно трактуют эту встречу как переговоры Путина с Порошенко.

Громче и активнее всех о ситуации на Украине и отношениях с Россией накануне минской встречи высказывалась федеральный канцлер Германии Ангела Меркель, что неудивительно. Во-первых, накануне 24 августа, Дня независимости Украины, она была в Киеве, а во-вторых, именно ее страна является главным экономическим партнером России в Евросоюзе. Показательно, что на региональных выборах в Саксонии, которая является опорой немецких консерваторов, сразу несколько партий активно используют, среди прочих, и российскую тему.

В итоге в Киеве немецкий канцлер сделала несколько публичных заявлений, а кроме того, дала интервью телекомпании ARD, где недвусмысленно намекнула, что не верит в серьезный успех переговоров Путина и Порошенко в Минске, но сам факт встречи одобряет. «Я думаю, что планы, которые сейчас положены на стол переговоров - достижение мира, достижение согласия - могут быть успешными. Конечно, нужно чтобы успеха желали обе стороны», - усомнилась Меркель в Киеве в добрых намерениях Кремля.

В то же время она старалась своими заявлениями успокоить немецкий бизнес относительно возможности введения новых санкций против Москвы. «Мы со своей стороны будем готовы к обсуждению проблем так, чтобы не возникало трений в торговле с Россией», - подчеркнула Меркель. Попутно канцлер призвала очень аккуратно обсуждать тему федерализации Украины, поскольку в Киеве ее рассматривают в контексте утраты суверенитета страны. Равно как не стоит, по ее словам, сейчас обсуждать и вопрос присоединения Киева к НАТО.

В свою очередь верховный представитель ЕС по внешним делам и политике безопасности Кэтрин Эштон, выступая 24 августа на Европейском политическом форуме в австрийском Альпбахе, отказалась подробно говорить о переговорах, предстоящих в Минске, но указала, что это «возможность, которую нельзя упустить». Она вместе с коллегами (еврокомиссарами по торговле и по энергетике Карелом де Гюхтом и Гюнтером Эттингером), напомним, примет участие в минской встрече, в отличие от председателя Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу, у которого с Владимиром Путиным сложились весьма сложные отношения и который «из-за своей загруженности» приехать в Белоруссию не сможет.

В столь же осторожном, как и Меркель c Эштон, тоне высказался и министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус в интервью газете Le Figaro. Он отметил, что в современном мире люди часто оказываются перед недопустимым выбором: авторитаризм или терроризм, а в том, «что касается Украины и России», позиция Парижа остается прежней: «твердость и диалог». Фабиус, напомним, на прошлой неделе участвовал в четырехсторонней встрече в Берлине, также посвященной российско-украинским и российско-европейским отношениям. В реальности, после того как французам удалось устроить в Нормандии «рукопожатие» Путина и Порошенко, их дипломатам явно не дают покоя лавры миротворцев, и Фабиус просто стремится перенести из Берлина в Париж ключевые переговоры по российско-украинским отношениям, осторожно закрывая на остальное глаза.

Так что, если резюмировать, в успех минской встречи европейские политики не верят. Равно как и Владимир Путин, судя по эпопее с так называемым «гуманитарным конвоем», который Киев оценивал как прямую военную поддержку Луганской народной республики. Тем не менее европейцы поддерживают любые переговоры, которые позволяют им продвигать собственные инициативы и защищать свои политические интересы. Меркель - «выравнивать» отношения с бизнесом, основательно огорченным санкциями против России. Французский президент Франсуа Олланд — добиваться лавров европейского миротворца, чтобы затмить своего предшественника Николя Саркози, выступившего посредником в 2008 году во время войны в Южной Осетии. Евробюрократы — демонстрировать собственную значимость накануне смены состава Еврокомиссии и, соответственно, поиска «нового рабочего места». Ну а Александр Лукашенко явно должен праздновать тот факт, что к нему приедут гости из Брюсселя и своим посредничеством он в один миг, благодаря Владимиру Путину, избавился от не слишком почетного звания «последнего диктатора Европы».

В этих обстоятельствах минские переговоры просто обречены на то, чтобы быть признанными успешными, даже если никаких конкретных результатов достигнуто не будет. Потому что многочисленным политикам, стремящимся продемонстрировать, что именно они являются главными «спонсорами» российско-украинского урегулирования, надо записать их на свой счет. Вне зависимости от того, перестанут ли гибнуть люди в Луганской и Донецкой областях после того, как президенты России и Украины вновь пожмут друг другу руки при встрече.

Иван Преображенский