Россия проспала Остров Свободы

Барак Обама намерен нормализовать отношения США с Кубой и восстановить дипломатические контакты двух стран, прерванные более чем полвека назад. Значит ли это, что Москва теряет своего давнего союзника?

Барак Обама намерен нормализовать отношения США с Кубой. Несмотря критику со стороны Республиканской партии, он хочет восстановить с Островом Свободы дипломатические отношения. Значит ли это, что Москва теряет своего давнего союзника?

Дипломатические отношения между США и Кубой прерванные 53 года назад после революции в этом островном государстве, будут восстановлены. Такое историческое заявление сделал американский президент Барак Обама. Можно было бы долго рассуждать о том, примут ли кубинские власти этот щедрый дар. Но смысла в этом никакого нет - слова Обамы подтвердил нынешний глава кубинского «революционного» правительства Рауль Кастро, младший брат долгие годы руководившего Островом свободы Фиделя Кастро. И сделал это не абы как, а в телевизионном обращении к нации, поскольку все сегодня понимают, что для Кубы такое решение — историческое. Остров никогда уже не будет прежним заповедником плановой экономики и коммунистическим мифом.

В качестве свидетельства о благородстве намерений обеих сторон, в США освобождены трое кубинских разведчиков, а на Кубе - американский шпион Алан Гросс. Следующим шагом по восстановлению доверия станет открытие посольств в Вашингтоне и в Гаване. И его вряд ли омрачит даже тот факт, что Конгресс США, в котором большинство составляют сегодня республиканцы, вряд ли быстро утвердит кандидатуру посла, которую предложит Барак Обама, кем бы в итоге этот человек ни оказался.

Разумеется, Кастро-младший говорит, что он надеется на уважительный диалог - без ущемления чьих-либо интересов. Но это лишь слова. Экономический потенциал двух стран настолько несопоставим, что говорить о каких-то равноправных отношениях не приходится. Окончательно открывшись США и американскому доллару (что предполагает частичная отмена американского эмбарго на торговлю с кубинцами, анонсированная Обамой), отказавшись от фиксированных цен (что также неизбежно), Куба явно вернется в зону влияния Вашингтона, откуда ушла 53 года назад в результате революции, которой руководили прагматичный Фидель Кастро и пламенный Че Гевара.

И Россия проспала, судя по всему, все негласные консультации между Гаваной и Вашингтоном, которые наверняка проходили в последние месяцы. С помпой анонсированная поездка на Остров Свободы сотрудников «Роснефти», которые решили за немалые государственные деньги отдыхать на курортах дружественных стран, рискует превратиться в опасное путешествие в зону американского влияния. Но это, в общем, малость. Речь идет об оплаченных турах на десятки тысяч долларов, но никак не о миллиардах, который потеряла на Кубе Россия.

«Ратифицировать Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Республики Куба об урегулировании задолженности Республики Куба перед Российской Федерацией по кредитам, предоставленным в период бывшего СССР», — говорится в тексте закона, который Владимир Путин лично подписал 11 июля текущего года. Этот закон был принят Госдумой 4 июля 2014 года, а уже через пять дней одобрен Советом Федерации.

Если пользоваться современной российской внешнеполитической терминологий, то можно сказать, что Москва подарила будущему союзнику США (а в июле переговоры с Вашингтоном не могли уже не идти) 90% задолженности, накопленной перед СССР, то есть более $30 млрд. И это не спекуляции. Общую сумму долга сам Путин в интервью латиноамериканскому и российскому информационным агентствам озвучил лично. «Общая сумма долга огромна — более $35 млрд», — говорил тогда глава российского государства.

Следовательно, Россия списала Кубе долг перед СССР на сумму $31,5 млрд. Оставшиеся средства должны быть инвестированы на самом острове.

Учитывая фамилию нынешнего и прошлого кубинских лидеров и отдавая известную дань уважения их дипломатическому таланту, позволившему успешно обмануть российский правящий режим, можно смело говорить о «кастрации» российско-кубинских отношений и даже российской дипломатии в целом, которая прозевала такое стратегическое событие, потеряв единственного союзника в непосредственной близости от американских берегов.

Иван Преображенский