Кипру готовят роль «черного хода» в ЕС

Россия сможет пользоваться кипрскими морскими и воздушными портами, но только в экстренных случаях. В обмен Москва согласилась поддерживать экономику острова и забыть о том, сколько денег там уже «сгорело».


© Фото пресс-службы президента России

В мире существует немало стран, которые практически ничего не производят, постоянно одалживают у соседей и экономических партнеров и маневрируют между крупными внешнеполитическими игроками в поисках своей выгоды. Кипр относится к их числу. Этот остров постоянно кто-то захватывал. То турки, то крестоносцы, то британцы. Сегодня это независимое государство в составе ЕС, почти половина территории которого оккупирована Турцией, создавшей на этих землях марионеточную, никем не признанную Республику Северного Кипра.

Что касается России, то у нее с островитянами традиционно теплые отношения. Греки-киприоты – православные. В настоящий момент, с учетом резко возросшей роли религиозного фактора в политике России, это уже немало. Кроме того, Кипр – «младший брат» Греции, где новое правительство до недавнего времени активно заигрывало с Москвой. На днях, правда, греки добились от ЕС согласия на новый план по выплате их трехсотмиллиардного долга, так что Россия им вроде бы уже не особенно и нужна, даже в качестве «страшилки» для партнеров по Евросоюзу. Но в Кремле вполне могли этого еще не заметить, с учетом того, как блестяще в последние месяцы работает на греческом направлении российский МИД.

Накануне визита в Москву президента Кипра Никоса Анастасиадиса крупнейшая на острове оппозиционная коммунистическая партия AKEL осудила позицию кипрского правительства, не заблокировавшего новые санкции ЕС против отдельных российских чиновников и общественных деятелей. Главе государства пришлось даже оправдываться. Явно надеясь, что его услышат и в Москве, кипрский лидер уверял «пророссийских» оппозиционеров, что санкции скоро могут вообще быть пересмотрены и частично отменены.

И Анастасиадису повезло. Он явно был услышан в Москве, где встретился вначале с премьер-министром Дмитрием Медведевым, а затем – с президентом Владимиром Путиным. «Сгоревшие» пару лет назад в кипрских офшорах российские миллионы (или миллиарды, это никто точно так и не подсчитал) явно решено забыть. А Кипр использовать в качестве «черного хода» в Евросоюз, на тот случай, когда хозяева не пускают через парадный вход.

Сам Кипр много предложить не может. Его экономика в не менее плачевном состоянии, чем российская, только ее размеры в разы меньше. Под давлением партнеров по ЕС остров уже фактически потерял привлекательность как офшор. Так что, раз России хочется бряцать оружием в Средиземноморье, киприоты готовы подыграть хотя бы в этом. Разумеется, никакой российской военной базы на острове, о возможности размещения которой писала пресса, формально создано не будет. По словам Анастасиадиса, речь идет об актуализации существующего уже соглашения в военно-оборонной области, использовании россиянами, «во время кризисов, но не военных ситуаций» авиационной базы «Андреас Папандреу» в районе Пафоса, а также «содействия по заходам военных кораблей в наши порты, в частности, в порт Лимасола», что в общем и так периодически происходит.

Напомним также, что остров Кипр поделен между тремя государственными образованиями: входящей в ЕС Республикой Кипр, которую возглавляет Анастасиадис, частично признанной Турецкой республикой Северного Кипра, и заморской территорией Великобритании Акротири и Декелия, представляющей собой две крупные британские военные базы. Так что «непотопляемым авианосцем» России в Средиземноморье этот остров стать вряд ли сможет при всем желании – место уже занято.

В европейской и американской прессе также обсуждается некая «дестабилизация НАТО», к которой Россия якобы стремится с помощью Румынии, Венгрии, Греции и Кипра. Зачем это нужно Москве, когда Североатлантический альянс и так продемонстрировал в ходе украинского кризиса свое практически полное бессилие – неясно. Но слухи такие ходят, и Кремль наверняка не прочь их поддержать. Не случайно после подписания весьма общего документа о военном сотрудничестве Владимир Путин специально заострил на этой бумаге внимание, заявив, что «наше сотрудничество никому не мешает».

Правда, за это киприотам придется заплатить. По данным журнала Newsweek, не менее 10% экономики Кипра контролируется россиянами. Кроме того, стоит отметить, что зарегистрированные на острове компании по-прежнему остаются одними из крупнейших инвесторов в российскую экономику, поскольку некоторые российские крупные бизнесмены отказались от сотрудничества с кипрскими банками, но не закрыли юридические лица, которые являются формальными собственниками значительной части российских крупных корпораций и средних компаний.

Но этого мало. Киприоты хотели, чтобы Москва закрепляла свои финансовые обязательства помогать острову при помощи межправительственных соглашений, которые и обсуждались с Дмитрием Медведевым. И Кремль на это согласился. «Россия продолжит оказывать содействие Кипру в ликвидации последствий долгового кризиса», - сказал Путин на совместной пресс-конференции с президентом Кипра по окончании переговоров. Российский лидер напомнил, что Россия уже выделила Кипру крупный стабилизационный кредит в размере 2,5 млрд евро (днем ранее Госдума согласилась с рефинансированием этого долга на выгодных для Кипра условиях, подробнее читайте здесь), а «ВТБ Капитал» и совместно с Минфином Кипра успешно провели первое после кризиса размещение суверенных кипрских облигаций на сумму 750 млн евро».

Наконец, выяснилось также, что имели в виду московские пропагандисты, когда писали о безумной концепции построения оси Севастополь-Стамбул-Афины-Никосия-Дамаск. Никто, разумеется, не будет и пытаться сделать союзниками многовековых врагов, каковыми являются турки и греки. Но, судя по заявлениям Путина и его кипрского коллеги, Москва берется выступить посредником в переговорах с Турцией по Северному Кипру.

Проект этот однозначно провальный, какие бы отношения (и газопроводы) ни связывали Путина и турецкого лидера Реджэпа Эрдогана. Но в Москве этого пока то ли не понимают, то ли оставляют грекам-киприотам возможность заблуждаться на здоровье, завышая внешнеполитические возможности Кремля. В конце концов, разочарование наступит не сегодня, а использовать Кипр в качестве «черного хода» в ЕС хочется уже сейчас.

Иван Преображенский