Деятельность описанию не поддается

Некоммерческие организации смогут избавиться от ярлыка «иностранных агентов», если откажутся брать зарубежные деньги или заниматься политикой в России. Но что это значит – Минюст уточнить отказался.


© Фото Евгения Шабанова

Госдума приняла в пятницу сразу во втором и третьем чтениях закон о порядке исключения НКО из реестра «иностранных агентов». При доработке документ не претерпел существенных изменений, хотя в нем в итоге так и не были учтены некоторые предложения общественников. Так, ряд замечаний к законопроекту после его внесения в Думу президентом РФ высказала Общественная палата, которая, в частности, предлагала сократить срок принятия Минюстом решения об исключении НКО из списка «агентов».

После того, как закон вступит в силу, у НКО - «иностранных агентов» появится шанс начать жизнь с «чистого листа», сказали в Госдуме. Дело в том, что действующий закон дарует такое звание фактически пожизненно. То есть, попасть в список «агентов» можно по решению Минюста, а вот выйти из него нельзя. Тем же, кто стесняется жить и работать с такой кличкой, Конституционный суд еще в апреле прошлого года посоветовал избавиться от «стереотипов советской эпохи».

Теперь же «одумавшиеся» НКО смогут выйти из реестра, обратившись с соответствующим заявлением в Минюст. После этого чиновники должны немедленно известить прокуратуру и устроить внеплановую проверку НКО. Если по ее результатам подтвердится, что НКО действительно не получала денег и имущества из-за границы как минимум в течение года перед обращением в Минюст и (или) не участвовала в политической деятельности, то положительное решение об исключении организации из списка «агентов» будет принято в течение трех месяцев. Отказ Минюста может быть обжалован в суде.

Подать заявление на выход из реестра также можно будет уже через три месяца после включения в этот «черный список». Но в этом случае НКО придется оперативно вернуть все деньги зарубежному спонсору.

В законе оговаривается исключение из списка и так называемых «агентов-рецидивистов», то есть тех, кто ранее уже выходил из реестра, но затем был включен в него снова. Согласно документу, такие НКО смогут подать заявление в Минюст не раньше, чем через три года после присвоения «черной метки».

Автоматически из реестра будут исключать НКО в случае их ликвидации или реорганизации, говорится в законе.

На сегодняшний день в реестре уже насчитывается более сорока «иностранных агентов». Среди них и такие известные правозащитные организации, как «Голос», «Мемориал», «Движение за права человека» и т.д. «Единоросс» Ольга Казакова посоветовала подобным НКО отказаться «выполнять волю иностранных игроков». «Надо, чтобы НКО становились опорой для народа и партнером власти», - сказал она.

«Эсер» Александр Тарнавский напомнил контекст принятия самого закона об НКО - «иностранных агентах». Он убежден, что законодательная возможность исключения организаций из реестра является «неким компромиссом между НКО и властью».

Впрочем, некоторые депутаты усомнились в необходимости включения НКО в список «иностранных агентов» на основании их участия в политической деятельности. «Когда, наконец, будет конкретизировано это понятие? Оно слишком широкое, и прокуратура проверяет все НКО, у кого в уставе записано «взаимодействие с органами государственной власти», - возмутился коммунист Олег Смолин.

По словам полпреда президента в Госдуме Гарри Минха, проблема «оценочного суждения» действительно существует, но править закон в этой части никто пока не собирается. «Дискуссия идет, окончательного решения нет, хотя есть позиция Минюста, который заявляет о невозможности дать исчерпывающее определение «политической деятельности» в рамках федерального закона», - пояснил Минх.

Пока же на выход из реестра претендует организация «Голос». В сентябре 2014 года Мосгорсуд отменил решение Минюста о признании этой организации «иностранным агентом». В «Голосе» утверждают, что иностранное финансирование не получали с середины 2012 года.

Представители же других НКО из числа «агентов» замечают, что не представляют продолжения своей работы без финансирования из-за рубежа хотя бы по той причине, что в России денег на их проекты вообще никто не дает.

Елена Земскова