«Фукусима» никого не беспокоит

В мартовские дни исполняется четыре года одной из самых крупных техногенных катастроф - на атомной станции «Фукусима-1» в Японии. Мировые СМИ и политики, однако, уделили этому событию нового века неоправданно мало внимания.


© СС0

В мартовские дни исполняется четыре года одной из самых крупных техногенных катастроф - на атомной станции «Фукусима-1» в Японии. Мировые СМИ и политики, однако, уделили этому событию нового века неоправданно мало внимания. Несмотря на то, что японская трагедия все еще ежедневно развивается, а экологические последствия усугубляются, ученые до сих пор не дали ответ на главный вопрос: как мощнейшая ядерная катастрофа на АЭС повлияет в ближайшей и отдаленной перспективе на экологию всей Земли.

Размышляя о трагедии в Японии, я вспоминаю ее предтечу – на Чернобыльской АЭС (моя семья в то время жила в 120 км от нее). Три года все было засекречено, фальсифицировано, и простому человеку ничего не положено было знать. Журналисты из газеты «Правда» бессовестно скармливали нам статейки под патриотически-оптимистическими заголовками «Соловьи над Припятью», «Сувениры из-под саркофага» и т.п. Весь мир негодовал, а генсек ЦК КПСС Михаил Горбачев и правительство Николая Рыжкова прописывали советскому обществу успокоительные таблетки и примочки. И в это же время посылали руководству бывших стран СЭВ секретные депеши об опасных уровнях радиации на их территориях и в их продуктах.

Но обо всем этом лицемерии и цинизме мы узнали гораздо позже, спустя три года, когда на первом же Съезде народных депутатов СССР, весной 1989 г., не подконтрольные КПСС избранники поставили вопрос о рассекречивании всех документов по аварии на ЧАЭС.

Это было в тоталитарном Советском Союзе. И подобное поведение той Системы как бы само собой разумеется. Авария на АЭС «Фукусима-1» произошла в демократической Японии. И что же мы увидели? Оказалось, что японские власти недалеко ушли от советских. А мировая печать, нещадно клеймившая СССР за сокрытие правды об аварии на ЧАЭС, о японской ядерной катастрофе, продолжающейся вот уже четыре года в тиши «садов Рёандзи», пишет как-то неохотно и даже стыдливо. А ученые со всего мира, набежавшие десятки лет назад на территории поражения вокруг Чернобыля, как-то не очень торопятся в запретные зоны Японии - изучать последствия и выдавать оттуда новости и рекомендации фукусимским заложникам.

Напомню: 11 марта 2011 г. из-за мощнейших землетрясения и удара цунами на АЭС «Фукусима-1» были выведены из строя электроснабжение и резервные дизель-генераторы, что в результате привело к расплавлению активной зоны реакторов на энергоблоках №№ 1, 2 и 3. На этих блоках в течение нескольких дней произошли взрывы, а на четвертом – пожар в хранилище отработанного ядерного топлива – с выбросом в атмосферу радиоактивных веществ.

Активные действия японцев по стабилизации ситуации на АЭС продолжались до конца 2011 г. - три реактора были приведены в состояние так называемой холодной остановки. В декабре 2013-го АЭС была закрыта.

Замечу, ядерной катастрофе на «Фукусиме-1» был присвоен наивысший - седьмой - уровень по Международной шкале ядерных событий. Как и катастрофе на Чернобыльской АЭС. Из 30-километровой (закрытой до сих пор) зоны вокруг ЧАЭС в «чистые места» было переселено 116 тысяч человек. Из зоны японского радиоактивного бедствия – 160 тысяч.

Однако «стабилизационные» отчеты японского правительства и частной энергокомпании «ТЕПКО», на которые эксперты и местные жители возлагают вину за непрофессионализм, далеки, мягко говоря, от реального положения дел. Несмотря на то, что минуло уже четыре года, до сих пор не появился всеобъемлющий, основанный на реалиях, отчет МАГАТЭ либо ООН о том, что же на самом деле из-за катастрофы на японской АЭС происходит с окружающей средой не только в Японии, но и в мире, а также – о здоровье людей.

Ведь если после аварии на ЧАЭС радионуклиды обнаруживались на московских балконах и на африканском континенте, то и здесь ситуация оказалась схожей. В конце марта 2011 г. следы японских радионуклидов отмечались, как это следует из различных источников, по всему земному шару. В Германии, Исландии, Франции, США (в десятке штатов – от Гавайев и Калифорнии до Вашингтона и Массачусетса). В Южной Корее, в Сеуле, и в России – в Приморском крае, на Камчатке.

Многие страны (в том числе, Россия) запретили ввоз продуктов из пораженных префектур Японии: Гумма, Фукусима, Ибараки, Нагано, Тотиги и Тиба.

Однако все это не стало поводом для мирового сообщества бить громко в набат, как при аварии на ЧАЭС в СССР, собирать срочные заседания, совещания и делать обеспокоенные заявления об опасности эскалации мировой экологической катастрофы из-за вышедшего из-под контроля японского мирного атома.

Вместо этого, как сообщала 21 июля 2012 г. японская газета Asahi Shimbun, компания по ликвидации аварии (Build-Up), угрожая рабочим увольнениями, заставляла их закрывать персональные накопительные дозиметры пластинами свинца. Так ее руководство фальсифицировало уровни полученной радиации. Для чего? По правилам эксплуатации АЭС рабочие за время ликвидации аварии могут получить не больше 50 миллизивертов. А на самом деле этот порог без подобной «защиты» дозиметра на груди рабочего превышался за 3-4 месяца. Минздрав Японии, по данным информагентства AFP, пообещал расследовать этот случай. Однако до сих пор результаты общественности не известны.

Некоторые правдивые выводы о «стабилизации» ситуации на АЭС «Фукусима-1» можно сделать на основании прорывающихся в мировые СМИ весьма тревожных новостей из Японии.

Самый главный – никакой речи о стабилизации ситуации даже спустя четыре года не может быть. Она есть на самом деле только на бумаге или в устах японских чиновников от ядерной энергетики. Достаточно сказать, что в течение четырех лет в грунтовые воды под станцией поступают радиоактивные изотопы, и их концентрация неуклонно растет. Продолжаются утечки из резервуаров с радиоактивной водой. В августе 2013 г. случилась самая крупная - 300 тонн радиоактивной воды с концентрацией стронция около 80 млн беккерелей на литр. Эксперты полагают, что часть загрязненной воды уходит в мировой океан.

В прошлом году масштабы экологической катастрофы продолжали расти и шириться. Компания «TEPCO» сообщила о повышении уровня радиации в грунтовых водах в одном из технических колодцев АЭС до рекордной отметки - 2,7 млн беккерелей на литр.

Как следует из прошлогоднего отчета «Состояние мировой ядерной индустрии» (The World Nuclear Industry Status Report 2014), который обнародовали французские и английские независимые эксперты в кооперации с японскими учеными, ежедневно (!) в поврежденные реакторы для охлаждения топлива закачивается около 360 тонн воды. К середине прошлого лета на станции скопилось 500 тыс. тонн радиоактивной воды. Для ее хранения сооружено более 1000 специальных резервуаров. По прогнозам экспертов, к марту 2015 г. количество радиоактивной воды может увеличиться до 800 тыс. тонн. Исследователи предупреждают о новой опасности: резервуары с ней могут быть повреждены или разрушены новым землетрясением либо другим катаклизмом.

По мнению экспертов из НПО «Гринпис», зараженную воду «планируют очистить от 62 радиоактивных элементов, за исключением трития. Однако часть воды — 300-400 тонн, — пройдя сквозь аварийную АЭС, уходит в подземные воды, каждый день «заражая» их радиацией». Речь идет о морской воде, которую закачивают в реакторы для охлаждения.

Но, похоже, сегодня никого в мире японская трагедия не беспокоит хотя бы в такой мере, как чернобыльская катастрофа в СССР. И это еще раз доказывает, что тогда политические и идеологические интересы мировой капиталистической элиты - давить на коммунистические Советы - доминировали над всеми другими. В сравнении с происходящим вокруг Японии сейчас это еще более очевидно. Ведь бытует же мнение, что именно катастрофа на ЧАЭС и стала началом конца СССР.

Как отмечают экологи из НПО «Гринпис», авария на «Фукусиме-1» привела к радиационному поражению огромных территорий. В результате дезактивации населенных пунктов скапливается огромное количество радиоактивных отходов. Их свозят на временные хранилища во дворах домов, на автостоянках и в парках, число которых достигло 54 тыс. На этих свалках складировано, по разным данным, от 15 до 28 млн кубометров опасных отходов.

Однако проблема в том, что почти все усилия по дезактивации (даже в 60 км от АЭС) оказываются напрасными: уровни загрязнения все равно остаются выше японского норматива в 0,23 микрорентгена в час. По сути, японское правительство повторяет ошибки советского, также бесполезно закопавшего в дезактивацию миллионы рублей.

Обещания японских властей по горячим следам событий, что люди выселяются ненадолго (как в свое время и советских – «на две недели и обратно») оказались такой же ложью во спасение. Как отмечают эксперты, и через четыре года 130 тыс. жителей префектуры Фукусима остаются во временном жилье. И когда будет возможность вернуться в родные пенаты - и появится ли она вообще, – теперь уже мало кто об этом заикается. У людей возникают проблемы с компенсациями – их не хватает для переезда в «чистые» места и начала новой жизни. Но об этом в мировых СМИ мало кто пишет – не интересно. (О подобном в СССР после Чернобыля трубили на Западе вовсю.)

При этом посольство США обратилось к американским гражданам, проживающим в радиусе 80 км от АЭС, с предупреждением об опасности для здоровья и рекомендацией покинуть эту территорию. (Подчеркну еще раз – не 30-километровую зону, а 80-ти.) Впрочем, когда в 1972 г. в США случилась авария на АЭС «Три Майл Айленд», власти страны также ее табуировали. А когда ученый и эксперт Розалия Бертелл обнародовала реальную картину о влиянии аварии на людей, проживающих вокруг «потерпевшей» АЭС, то ей дали понять, что лучше этим не заниматься. А еще лучше – уехать из страны. Доктору Бертелл (ныне уже покойной) пришлось найти себе место работы в Канаде. Но мы об этом в СССР ничего не знали. А гордый ЦК КПСС почему-то так и не воспользовался ее трудами для разгребания чернобыльских завалов. Не уверена, что и японцы с компанией «ТЕПКО» заглянут в научные труды опальной американки: у всех «ядерных» работодателей задача одна – как можно больше скрыть правду от населения и как можно меньше заплатить жертвам.

На этом фоне мобилизационного замалчивания, а зачастую и откровенного вранья о японской трагедии на АЭС вполне понятным выглядит желание Токио опять щелкнуть «включателями» остановленных атомных реакторов (всего в стране около 50 реакторов, и они вырабатывают 30% электроэнергии). Эти идеи эти власть и печально известная «ТЕПКО» стали продвигать аккурат накануне четвертой годовщины катастрофы в Фукусиме.

Правительство премьер-министра Японии Синдзо Абэ, пишет японская печать, хочет возобновить работу некоторых атомных реакторов уже к июню сего года. А ядерщики так и вообще сетуют, что их можно было перезапустить еще прошлым летом. Поэтому тысячи японцев в эти дни вышли на улицы городов, протестуя против перезагрузки остановленных станций – японцы не верят в безопасность АЭС.

Похоже, что уроки советского Чернобыля и собственные - «Фукусимы» - правительство Японии так и не выучило. Грабли – любимое занятие власти.

Алла Ярошинская

Перейти на страницу автора