Выборы в регионах: игра началась

Непарламентская оппозиция в лице коалиции Навального-Касьянова извлекла опыт из прошлых ошибок, решившись на пробу сил во время сентябрьского голосования именно в тех областях, где у нее есть неплохие шансы на успех, полагают эксперты.


© navalny.com

13 сентября этого года, в единый день голосования, в России пройдет длинная череда избирательных кампаний. В том числе, в 11 субъектах Федерации будут избираться депутаты местных региональных законодательных собраний. Объединенная демократическая оппозиция в лице партии РПР-ПАРНАС Михаила Касьянова и Алексея Навального объявила о намерении идти своими списками на сентябрьские выборы в местные парламенты Новосибирской, Костромской и Калужской областей. Обозреватель «Росбалта» обратился к экспертам с просьбой оценить выбор оппозиционерами именно этих трех регионов, а также дать прогноз насчет их возможного успеха на выборах там.

«Выбор этих областей партией Касьянова-Навального не случаен, он обусловлен тем, что периодически эти регионы составляли довольно серьезную проблему для российских властей, привлекая большие объемы оппозиционного голосования», - считает политолог Григорий Голосов. По его словам, «о том, что в Новосибирской области «Единая Россия» систематически выступала неудачно, хорошо известно. Такого рода случаи были и в Костромской, и в Калужской областях».

Голосов отметил, что раньше «оппозиция часто допускала ошибку, выдвигая свои предвыборные списки в тех регионах, которые явно были не намерены за нее голосовать, вроде областей Центрально-Черноземного пояса». Сейчас, по его словам, такой ошибки сделано не было. Это, уверен эксперт, произошло потому, что РПР-ПАРНАС стала опираться на качественную региональную социологическую экспертизу.

Руководитель "Политической экспертной группы" Константин Калачев отметил, что «есть регионы электорально стабильные и управляемые, где оппозиции «ловить» нечего. Есть регионы с достаточно высоким уровнем социального самочувствия и достаточно популярной местной властью. Даже если они и не очень управляемы, в них оппозиции также ничего не «светит». «Понятно, что из тех 11 регионов, где в сентябре пройдут выборы в заксобрания, оппозицией были отобраны те, где у нее есть надежды на успех», - отметил эксперт.

Эти три региона имеют определенные демократические традиции, региональный политический режим там достаточно мягок и, соответственно, там не будет крайне жесткого противостояния, как с региональными властями, так и с местными правоохранительными органами, считает Калачев.

В частности, говорит эксперт, выбор оппозиционерами Костромской области в качестве полигона для пробы своих сил объясняется ее электоральной историей. Он напомнил, что в 2011 году, после того, как на парламентских выборах «Единая Россия» показала здесь один из самых низких результатов по стране (30,74% голосов), был вынужден подать в отставку губернатор региона. Кроме того, как сказал политолог, «оппозиционная тусовка там существует давно, так что РПР-ПАРНАС там есть на кого опереться».

Что касается Калужской области с ее «экономическим чудом» - созданием автомобильного кластера и заводами известных мировых производителей, то оно, считает Калачев, во многом зависело от зарубежных инвесторов, внешней конъюнктуры. По его словам, нынешний экономический кризис и санкции затронули область в большей степени, чем остальные регионы. Кроме этого, в Калуге, так же, как и в Костроме, есть свои местные оппозиционеры, «которые могут стать движущей силой этой избирательной кампании», - полагает Калачев.

В Новосибирской области, отмечает он, оппозиционерам могут помочь серьезные внутриэлитные конфликты. «Элита там не консолидирована, а от губернатора Владимира Городецкого устали еще в то время, когда он был мэром Новосибирска. Отнести его к числу популярных губернаторов проблематично. Когда он в 2014 году стал главой региона, это не отвечало запросам на обновление», - говорит политолог.

Объединенная непарламентская оппозиция в лице партии РПР-ПАРНАС намерена идти на выборы именно в Калужской, Костромской и Новосибирской областях поскольку имеет там электоральную опору, считает политолог Алексей Макаркин.

Эксперт отметил, что в Новосибирске оппозиция может рассчитывать на поддержку интеллигенции, в том числе, научной (Академгородок), а также активной части либерально настроенных граждан, участвовавших не так давно в довольно многочисленном, по местным масштабам, митинге в поддержку свободы творчества, проводившегося в связи с запретом властями постановки оперы Вагнера «Тангейзер» в местном театре.

Преимущество Калужской области, в том числе, состоит и в ее близости к Москве, отмечает Макаркин. «Там очень сильно влияние губернатора Анатолия Артамонова, но одновременно сильно и разочарование в парламентских партиях, а также в местном «Яблоке», которое поддерживает главу региона», - сказал политолог. По его мнению, задача несистемной оппозиции здесь состоит в том, чтобы консолидировать всех недовольных.

В Костромской области «достаточно активное гражданское общество, и именно здесь неправительственные организации одними из первых в стране были объявлены «иностранными агентами», - напомнил эксперт, отметив, что губернатор здесь находится на своем посту не так давно, с 2012 года.

Как видно это разные регионы и задача оппозиции в них стоит не в том, чтобы выиграть выборы, а чтобы «зацепиться за заксобрание», - констатирует Макаркин.

Кроме того, Константин Калачев отметил, что в выборах в законодательное собрание Калужской области собираются принять участие многие оппозиционные силы, в частности, партия «Яблоко», РПР-ПАРНАС, и партия Андрея Нечаева «Гражданская инициатива». По мнению эксперта, это «многообразие участников возможно даже где-то стимулировалось извне, для того, чтобы не дать возможности РПР-ПАРНАС стать единственным представителем оппозиционных сил».

Александр Желенин