Спорные границы – для НАТО не помеха?

Заявление руководства НАТО о том, что Черногория имеет все шансы стать членом Североатлантического альянса уже в конце нынешнего года, пришлось по вкусу, как кажется на первый взгляд, не всем ее соседям.


© Фото freestock.ca

Заявление руководства НАТО о том, что Черногория имеет все шансы стать членом Североатлантического альянса уже в конце нынешнего года, пришлось по вкусу, как кажется на первый взгляд, не всем ее соседям. Даже тем, кому она помогала получить независимость в борьбе с Сербией – лидерам самопровозглашенной Республики Косово.

Не успели еще политики и политологи «пережевать» мировую новость о скором вступлении Черногории в НАТО, как косовары в своем парламенте проголосовали за резолюцию, согласно которой границы с Черногорией должны быть передвинуты в соответствии с югославской конституцией от 1974 года. То есть на 40 километров вглубь соседней территории. Резолюция была подготовлена в недрах партии «Альянс за будущее», которую возглавляет известный на Балканах и в мусульманском мире политик Рамуш Харадинай, бывший лидер вооруженных формирований косовских албанцев, впоследствии – премьер-министр. «За» проголосовали 72 «отборника» (депутата), «против» - девять, из просербских партий.

Как считает податель резолюции депутат партии «Альянс за будущее» Донника Кадай Буюди, Подгорица самовольно захватила 40 километров косовских земель, что составляет 12000 гектаров. И люди из приграничной зоны в Косово теперь не имеют к ним доступа, как это было во времена Югославии. «Власти Черногории поставили разграничительные знаки на территории Косово и не позволяют гражданам Косово, которые живут в общинах Печ и Дечани, пользоваться своей землей на границе с Черногорией», - заявила местной газете «Вести» представитель «Демократического союза Косово» Беса Гаджери.
Казалось бы, а при чем здесь НАТО? В том-то и дело, что неурегулированные с соседями границы для кандидата в члены Альянса автоматически становятся красным светом на этом пути. НАТО не принимает в свои ряды страны, у которых есть проблемы с границами.

Правда, очень сомнительно, чтобы Приштина хотела просто затормозить поход дружественной ей Подгорицы (Черногория одной из первых признала независимость Косово) в такой же благоволящий ей военно-политический блок. Тогда что это значит?

Видимо, пользуясь ситуацией, косовары решили подсуетиться в своих интересах. Принимая такую резолюцию, они наверняка рассчитывали на черногорский аппетит, пришедший во время положительных для них заявлений в брюссельской штаб-квартире Альянса. Расчет явно на то, что, желая как можно быстрее попасть под зонтик НАТО, Черногория вполне может согласиться на «отступные» для Косово в виде 12000 гектаров земли. А если ее власти вдруг покажут свою несговорчивость, то, видимо, мягкий «совет» старших братьев из США и Европы вполне может решить проблему спорной земли в пользу косоваров.

Впрочем, это не первый случай, когда соседи пытаются играть на стремлении Подгорицы как можно быстрее влиться в НАТО.

Несколько месяцев назад подобные претензии предъявила ей и Республика Босния и Герцеговина - на район Суторина, что в Бока-Которском заливе, поблизости от городка Герцег-Нови. Речь шла о площади в 83700 квадратных метров. Причем это не безлюдные земли - на них размещены семь приморских населенных пунктов: Нивице, Крушевице, Приевор, Щепошевице, Солила, Врбанье и Ситница. В общей сложности - около 1600 человек. (Оказаться вместо Черногории в Боснии и Герцеговине появилась перспектива и у одного из известных в прошлом российских политиков, прикупившего жилье в этой самой Суторине.)

Интересно, что претензии к Подгорице со стороны Сараево возникли уже после того, как, казалось бы, все пограничные проблемы были урегулированы, и оставалось только подписать соглашение о демаркации границы на этой территории между странами. Однако парламент Боснии и Герцеговины не согласился с исполнительной властью и, вместо одобрения соглашения, по предложению депутата Дениса Бечировича поднял вопрос о присоединении Суторины к своей территории. (Особенность балканского менталитета – сначала со всем согласиться, а затем - требовать большего.)

Скандал разгорелся нешуточный. Президент Черногории Филип Вуянович даже отложил тогда подписание указа о назначении посла в Боснию и Герцеговину, а в Сараево стали обсуждать вопрос об отзыве своего посла из Подгорицы. В СМИ приграничных и других бывших республик Югославии разгорелась бурная дискуссия между политиками и историками – каждый доказывал свое право на спорный кусок земли.

Следует отметить, что Суторину в 1947 году власти бывшей Югославии подарили Черногории (что делает ситуацию похожей на ту, в которой в свое время оказался Крым). До этого - с 1699 года - узкая полоска земли в девять километров на побережье Адриатического моря, растянувшаяся от местечка Игало до полуострова Превлака, которую и называли Суториной, принадлежала Боснии и относилась к округу Требинье. Боснийские исследователи обвиняют черногорцев в том, что они намеренно уничтожили часть документов, указывающих на принадлежность этой территории их республике. В общем, обеспокоенность боснийцев можно понять: отказываясь от Суторины, они теряют здесь выход к Адриатике. (После войны, согласно Дейтонским соглашениям от 1995 года, Босния и Герцеговина имеет единственный выход к морю - участок Адриатического побережья длиной более 20 километров возле городка Неум, с двух сторон окруженный хорватской территорией.)

Впрочем, с боснийскими претензиями все кончилось для Черногории благополучно. После того как за нее заступились США. Еще в марте сего года, в разгар межгосударственного спора, председатель Парламентской ассамблеи НАТО, конгрессмен США Майкл Тернер направил письмо властям Боснии и Герцеговины с просьбой оставить территориальные претензии на Суторину. Как сообщила черногорская оппозиционная газета «Вести», «старший брат» пригрозил, что если боснийцы не прекратят посягать на этот кусок земли, то больше им международной помощи не видать. (Конгрессмен Майкл Тернер был мэром города Дейтона в то время, когда президенты Сербии Слободан Милошевич, Боснии и Герцеговины -Алия Изетбегович и Хорватии - Франьо Туджман подписали Дейтонские соглашения, остановившие войну.)

Еще один камень преткновения на пути Подгорицы в НАТО – полуостров Превлака, который де-факто принадлежит Хорватии. В начале этого года министр иностранных дел и европейской интеграции Черногории Игорь Лукшич сообщил, что территориальный спор о нем государства будут решать в международном суде в Гааге. А пока Подгорица направила жалобу в комиссию ООН по морскому праву в связи с тем, что Хорватия объявила тендер на разведку углеводородов на этой спорной территории. Черногория требует от Хорватии соблюдать конвенцию по морскому праву касательно временного статуса полуострова Превлака.

К спору о принадлежности полуострова и ископаемых на нем подключилась недавно и Албания – она тоже заявила о своем праве начать на шельфе бурение для разведки месторождений нефти и газа.

С учетом всех этих нюансов и деталей, особенно – перспективы судебного разбирательства в международном Гаагском суде, - о быстром решении вопроса с демаркацией черногорско-хорватской границы на полуострове Превлака говорить не приходится. Но, с другой стороны, Хорватия и Албания – уже члены Североатлантического альянса, так что вполне вероятно, история может благополучно закончиться и без судебной тяжбы. Руководство НАТО может просто высказать свои очень дружеские пожелания уже состоявшимся членам (Хорватии и Албании) и кандидату (Черногории), чтобы снять проблему. (Наверняка из Брюсселя и Вашингтона виднее, какой балканской стране и какой кусок спорной земли «подарить».) Если это «прокатило» с Боснией и Герцеговиной, то почему не с этими подопечными?

В общем, тезис многих политологов о том, что территориальные претензии к Черногории со стороны ее соседей могут поставить под удар ее анонсированное из Брюсселя вступление в НАТО в конце этого года, при ближайшем рассмотрении выглядит несостоятельным. Каждая из балканских стран-соседей Черногории в этой ситуации, пользуясь историческим моментом, пытается поймать свою «рыбку». Однако решать, в конечном итоге, кому и какая достанется, будут в Брюсселе или Вашингтоне.

Алла Ярошинская