Ядерное оружие: запретить нельзя использовать

Годовщина американских атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки вновь подняла дискуссию вокруг самого страшного средства уничтожения на Земле. Правда, политики из разных стран участвуют в ней по-своему.


© CC0

Не прошло и 70 лет после «опыления» американскими атомными бомбами Хиросимы и Нагасаки, как политические лидеры некоторых стран вспомнили про такую грозную напасть, как ядерное оружие. Правда, каждый сделал это по-своему. Например, председатель российской Государственной думы Сергей Нарышкин, выступая недавно на «круглом столе» в МГИМО по случаю обозначенной даты, заявил о необходимости создать международный военный трибунал для суда над США. «…Мы хорошо знаем, что у преступлений против человечности нет срока давности», - сказал он.

Впервые о намерении обсудить атомные бомбардировки японских городов со специалистами по международному праву спикер Госдумы заявил в конце декабря прошлого года. И чем ближе становилась «горячая» дата, тем активнее в российских СМИ нагнеталась тема международного трибунала над США. А буквально накануне печального юбилея – 5 августа – первый заместитель руководителя думской фракции «Единая Россия» Франц Клинцевич (он же – глава Российского союза ветеранов Афганистана) также заявил публике о намерении обратиться в МИД РФ с просьбой инициировать создание международного трибунала для США по атомным бомбардировкам Хиросимы и Нагасаки.

Возможно, вопрос поставлен и правильно, хотя и с большим опозданием. Однако с учетом того, на каком международном фоне он возник, не покидает чувство, что даже эту страшную трагедию политики пытаются использовать в качестве разменной монеты. Ведь заявления депутатов от «Единой России» чудесным образом совпали с предложениями нескольких стран и международной общественности (точнее, ее части) создать трибунал под эгидой ООН по расстрелу гражданского «Боинга» в небе над Донбассом и гибели нескольких сотен ни в чем неповинных людей. Так что требование российских депутатов о создании международного трибунала по действиям США выглядит как «политическое алаверды» с дальним прицелом.

Есть и другая сторона этого вопроса, в котором думцы хотят быть святее папы Римского. Сами японцы за 70 лет после страшной трагедии, унесшей в общей сложности (во время и после бомбардировок) 450 тысяч человек, с инициативой наказать США ни разу не выступили и, судя по всему, не собираются. Скорее, наоборот, - Япония, пережив ядерный кошмар, согласилась на помощь американцев в обустройстве послеатомной жизни – острова до сих пор живут по конституции, написанной для них именно американцами. И живут, надо сказать, совсем неплохо. (Не в пример победителям – тогдашнему СССР и нынешней России.) Япония, отказавшись от собственных милитаристских сил, стала американским союзником, позволив Соединенным Штатам раскрыть над ее территорией свой «ядерный зонтик» - элементы национальной системы противоракетной обороны. Прагматичные самураи не желают ссориться с сильным покровителем и вспоминать былые обиды. И уж точно вряд ли станут делать это рады непрошеной инициативы Сергея Нарышкина. Ведь с этим международным судом, который россияне инициируют против американцев и в защиту японцев (как будто), для Токио получается, как в известной присказке: «без меня меня женили».

Как бы то ни было, ни американское, ни японское внешнеполитические ведомства пока не комментируют запоздалый антиядерный вираж единороссов. Хотя сама годовщина атомных бомбардировок активно обсуждается в СМИ обеих стран и в их социальных сетях. Судя по американским опросам, более половины жителей США оправдывают применение ядерного оружия против японцев в той исторической ситуации. Многие японцы, как уверяют информагентство и радио Sputnik, для которых опрос накануне 70-летия бомбардировок проводила британская социологическая компания Populus, особенно молодые, думают, что в августе 1945 на их города ядерные бомбы сбросили не американцы, а СССР.

Впрочем, если официальные лица Штатов никак публично не отреагировали на заявления российских депутатов о необходимости создания международного трибунала по США из-за ядерных бомбардировок японских городов, то неофициально некоторая реакция все же последовала. Накануне печальной даты внук экс-президента США Гарри Трумэна Дэниел Клифтон Трумэн в интервью телеканалу Russia Today сказал: «Сомневаюсь, что когда-нибудь будут принесены извинения. В данный момент мне не кажется, что США извинятся перед Японией или наоборот. Не знаю, требовали ли США от Японии извинений за Перл-Харбор».

Однако, как свидетельствует социологические исследования британской компании Populus, проведенные по заказу российских агентства и радио Sputnik, на вопрос японцам «Должны ли США принести официальные извинения пострадавшим от бомбардировок?» положительно ответили 61% респондентов. Затруднились с ответом 28% и 11% сказали «нет».

Тем не менее, никто из японских официальных лиц никогда не требовал не только суда над США, но даже обычных извинений или покаяния за ядерные бомбардировки своих городов и страшной смерти нескольких сот тысяч соплеменников. Через 70 лет после катастрофы мэр многострадального Нагасаки Томихиса Тауэ обратился к президенту США Бараку Обаме с призывом прибыть на место атомных бомбежек, чтобы лично посмотреть на их последствия. «Я обращаюсь к президенту (США Бараку Обаме – «Росбалт»), главам государств, в том числе обладающих ядерным оружием, и ко всем людям в мире. Пожалуйста, приезжайте в Нагасаки и Хиросиму, чтобы увидеть то, что произошло под этими атомными грибами семьдесят лет назад», — сказал Томихиса Тауэ.

Замечу, что в течение первых 64 лет после атомных бомбардировок ни разу на ежегодную траурную церемонию в Токио не прибыл ни один официальный представитель США. Впервые американский посол был замечен на дне поминовения в Хиросиме спустя 65 лет после гуманитарной ядерной катастрофы. Однако это было всего лишь вынужденное и формальное протокольное присутствие.

Только спустя 70 лет после бомбардировок, 6 августа 2015 года, на траурной церемонии в Хиросиме премьер-министр Японии Синдзо Абэ попытался обозначить отношение к тем событиям. И сделал это весьма, надо сказать, элегантно. На траурных мероприятиях он заявил буквально: «Что касается Японии, то мы будем прилагать все усилия, чтобы реализовать идею создания мира, свободного от ядерного оружия. При этом мы будем сотрудничать как с ядерными, так и с неядерными странами».

На будущей сессии Генассамблеи ООН, то есть уже в этом сентябре-октябре, японцы официально внесут и предложат проголосовать резолюцию о полном отказе от ядерного оружия. Некоторые российские СМИ поспешили написать вместо «отказе» - «ликвидации». Хотя это две совершенно разные формулировки: «отказаться» и «ликвидировать».

Несомненно, предложение японцев найдет понимание у большинства стран мира. Вполне допускаю, что резолюция будет принята. Однако Генеральная ассамблея ООН – это такой клуб для добрых пожеланий: ее резолюции зачастую так и остаются на бумаге. Особенно, если речь идет о вещах, затрагивающих национальные интересы ядерных стран. Документы Генассамблеи ООН не обязательны к исполнению. Например, этот во многом митинговый орган десяток раз принимал решение о создании безъядерной зоны на Ближнем Востоке. В таком завуалированном виде речь шла, понятно, о ядерном оружии Израиля. Но все это так и осталось благим пожеланием.

Обязательную силу имеют только решения Совета безопасности ООН – при их неисполнении нарушителям грозят международные санкции. Однако в условиях многолетнего кризиса ядерного нераспространения и контроля над ядерными вооружениями инициатива японцев больше похожа на восточную сказку, нежели на реализуемую реальность. Ведь еще в 1996 году под давлением антиядерной общественности международный суд ООН вынес решение о том, что использование ядерного оружия в войне противоречило бы принципам и нормам международного гуманитарного права. Впрочем, решение было принято с оговоркой, что суд не смог прийти «к окончательному заключению относительно легитимности или неправомерности использования ядерного оружия государством в экстремальных обстоятельствах самозащиты, когда поставлено на карту само существование этого государства».

С тех пор прошло почти 20 лет, и геополитическая ситуация в мире изменилась кардинально. (В России, например, поменялось руководство, а вместе с ним и политические приоритеты.) Давно уже в мировых политических слоях атмосферы речь не идет о запрете ядерного оружия, а скорее наоборот - военные и политики открыто обсуждают допустимость его «ограниченного» использования» в локальных войнах. Несомненно, премьер-министр Японии хорошо знает о таком положении дел. Возможно, именно поэтому (с целью остановить эскалацию и сползание мира к войне с применением ядерного оружия) японцы решили вынести вопрос на Генассамблею ООН – дабы привлечь внимание всего человечества, подошедшего к опасной черте.

Или же за благими намерениями, как это нередко бывает, кроются чьи-то политические интересы. Ведь ядерное оружие для России, например, – это ее последний щит. Без него страна давно бы уже имела другой статус, и ее никто бы и ни о чем не спрашивал и с ней не считался. А, возможно, и самой России уже не было бы в ее нынешнем виде. Может, в этом и есть глубинная, так сказать, суть новой японской антиядерной инициативы?

Алла Ярошинская