Сирия сработала как наживка

Барак Обама полтора часа разговаривал в Нью-Йорке с Владимиром Путиным, при этом на среду запланированы еще и переговоры Сергея Лаврова и Джона Керри. Российское вмешательство в сирийский кризис больше не позволяет Западу игнорировать Кремль.


© whitehouse.gov

Встреча Владимира Путина с Бараком Обамой на полях Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке для российской прессы стала главным событием вчерашнего дня (по московскому времени, уже ночи). Ради этих полуторачасовых переговоров американцы согласились, вопреки рекомендациям большинства экспертов, консультирующих Госдеп и Белый дом, чтобы предложение встретиться и поговорить официально исходило от представителей США. В свою очередь Владимир Путин, что с ним бывает нечасто, пришел на встречу вовремя и даже отложил свой вылет из Нью-Йорка.

Переговоры, разумеется, проходили за закрытыми дверями. Но всем и без того было понятно, что главной их темой станет ситуация в Сирии. Именно резкая активизация российской военной помощи этой ближневосточной стране и внезапный рост заинтересованности Кремля в сирийском урегулировании заставили американцев согласиться на встречу двух президентов, несмотря на то, что ранее источники в Белом доме прямо говорили, что прекрасно понимают игру Владимира Путина и его окружения. Мол, Москве важен сам факт такой встречи, который можно было бы преподнести как признак выхода России из международной изоляции, фактически начавшейся после присоединения Крыма.

Разговор в Нью-Йорке явно получился сложный. Это ясно даже из комментария Дмитрия Пескова, пресс-секретаря президента России. Он, в частности, сказал журналистам, что «Россия всегда выступала, и мы на самых различных уровнях говорили о том, что в России заинтересованы в развитии двухсторонних отношений, в развитии взаимовыгодного диалога». И не слишком уверенно продолжил: «надеемся, что так и будет».

Что касается характера дальнейших двусторонних отношений, то тут все тоже очень зыбко. «По крайней мере, есть определенная готовность осуществлять взаимодействие по самым острым кризисным ситуациям в интересах их урегулирования, таких, как сирийские дела», - уточнил Песков.

Пресс-секретарь президента РФ также рассказал журналистам, что американских военных ранее приглашали к сотрудничеству в рамках открытого в Багдаде координационного центра, где информацией о своих операциях против «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) обмениваются представители РФ, Башара Асада, Ирана и уполномоченные правительства Ирака. Но американцы тогда отказались, да и сейчас, похоже, не обещали прислать в иракскую столицу хотя бы неформального представителя.

Все это явно не тот дипломатический триумф, на который многие надеялись в Москве. Но в реальности это, пожалуй, тот максимум, которого сегодня в принципе могли добиться российские власти в своем диалоге с США. Окажись на месте Барака Обамы президент, заметно менее склонный к компромиссам, и Москва рисковала бы получить ответ по жесткости сопоставимый с действиями и заявлениями французского руководства.

Напомним, французы традиционно считают Сирию зоной своего влияния, поэтому прямо накануне выступлений лидеров государств на сессии Генассамблеи ООН миру напомнили о том, что Франция обладает одной из крупнейших армий в мире — ее авиация нанесла удар по позициям «Исламского государства», тем самым демонстрируя России твердость своих позиций в регионе.

Французы не постеснялись также напомнить еще и о том, что являются членами Совбеза ООН, так же, как Россия, США, Великобритания и Китай. Именно президент Франции Франсуа Олланд, который вообще-то считается достаточно мягким лидером, предложил провести реформу ООН так, чтобы право вето перестало быть абсолютным, намекая на то, что Москва злоупотребляет этой дипломатической привилегией. Париж занял такую жесткую позицию, что на сессии Генассамблеи неожиданно не Вашингтон и даже не Киев оказались главными оппонентами Кремля, а именно Франция.

Впрочем, СМИ пропустили немало интересных встреч, все свое внимание обратив на переговоры Путина и Обамы. Например, практически в тени осталась встреча российского лидера с премьер-министром Японии Синдзо Абэ. После резкого обострения российско-японских отношений (подробнее об этом читайте здесь) важность этих переговоров нельзя недооценивать и они, похоже, прошли заметно успешнее, чем встреча с президентом США. Так что в российско-японских отношениях, скорее всего, теперь наступит очередное потепление.

Уже после разговора с Бараком Обамой появилось интервью президента России, в котором он затронул тему, которая явно волнует западных лидеров. А может, она даже была упомянута в ряду потенциальных претензий к нынешним российским властям. Речь о намерении (или его отсутствии) у Владимира Путина вновь баллотироваться в 2018 году на пост президента РФ. Однозначного ответа российский лидер на этот вопрос не дал, что для большинства западных аналитиков выглядит как заявление о готовности остаться у власти. А уже одно это, как отмечают многие западные СМИ, закрывает дорогу для более серьезных, чем координация военных операций в Сирии, контактов с Россией.

Иван Преображенский