С Ираном против Турции

Уничтожение турецкими ВВС российского бомбардировщика только подчеркивает важность состоявшегося днем ранее визита в Иран Владимира Путина. Возможно даже, что акция турецких военных стала своего рода ответом на эту поездку.


© Фото с сайта kremlin.ru

Эта неделя началась с визита в Тегеран российского президента, что должно было стать историческим событием. Никаких сенсационных соглашений, по крайней мере, тех, о которых стороны могли публично рассказать, Кремль с иранским руководством не подписал. Но этого и не требовалось. Достаточно того факта, что глава российского государства лично приехал в Тегеран, пожал руку президенту Хасану Роухани и даже пообщался с глазу на глаз с верховным руководителем Ирана Али Хаменеи.

Собственно, тем на открытой части переговоров было две. Первая — экономическое сотрудничество, тесно переплетающееся с военно-технологическим. Накануне своего визита Владимир Путин, в соответствии с резолюцией Совбеза ООН, разрешил начать поставки в Иран продукции, необходимой для переоборудования ядерных объектов этой страны. Ведь ранее удалось договориться об отказе тегеранских властей от попыток создать собственное ядерное оружие, что и позволило приступить к отмене международных санкций против Ирана.

Кроме того, иранская сторона согласовала с Россией основные условия предоставления Москвой кредита на семь миллиардов долларов под проекты, реализуемые российскими компаниями. Из них пять миллиардов пойдут, по словам Владимира Путина, на реализацию «35 приоритетных проектов в сфере энергетики, строительства, морских терминалов, электрификации, железных дорог и так далее». Кроме того, Внешэкономбанк выделит Ирану в качестве экспортного кредита еще два миллиарда евро, о чем сообщил журналистам в Тегеране глава Минэнерго России Александр Новак, являющийся также сопредседателем российско-иранской межправительственной комиссии.

Второй и главной темой переговоров стало сотрудничество в Сирии. По данным западной прессы, иранский «Корпус Стражей Исламской революции» (КСИР) активно участвует в наземных операциях против «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) и сирийской оппозиции, которые с воздуха поддерживает российская авиация. В Сирии, вместе с российскими, действуют иранские военные советники. Воюют там и боевики ливанской шиитской организации «Хезболла», которую, как считается, также финансирует Тегеран. Кроме того, Иран предоставил свое воздушное пространство для пролета российских самолетов и ракет в направлении Сирии.

При этом и Россия, и Иран тут выступают оппонентами Турции. Москва, помимо того, что помогает режиму сирийского президента Башара Асада бороться с террористическими группировками и этническими военизированными формированиями (например, туркменскими), которые ориентируются на Анкару, еще и поддерживает злейших врагов турецкого государства — курдов. Не только в Сирии, но и в целом в регионе так называемого Большого Ближнего Востока реальный военно-экономический союз России и Ирана угрожает стратегическим интересам Турции. В потенциале он грозит, например, полным выходом Азербайджана из зоны турецкого влияния. Наверняка, отразится он и на региональных энергетических проектах.

Так что нельзя полностью исключать вероятность того, что турецкие власти именно после визита Владимира Путина в Иран дали указание жестче реагировать на любые нарушения российскими самолетами, ведущими военные действия в Сирии, турецкого воздушного пространства. Ответом на союз России с Ираном должен был стать какой-то сильный жест, который бы продемонстрировал, что и Турция отнюдь не в одиночку отстаивает свои интересы в регионе. Что за ее спиной — НАТО, и Москве с Тегераном не стоит об этом забывать.

Впрочем, даже если российский Су-24 турецкие военные сбили, не преследуя далеко идущие политические цели, результатом все равно станет обострение отношений России не только с турецкими властями, но и с Североатлантическим Альянсом в целом. О возможности создания единой коалиции против «Исламского государства» (если она вообще была) теперь стоит забыть. Взамен нужно готовиться к совместному с Ираном многолетнему противостоянию с Турцией. Причем, не забывая, что сегодня это, пожалуй, единственная страна НАТО, которая готова, если это потребуется, напрямую воевать с Ираном или Россией.

Иван Преображенский

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru