Переговоры в разных измерениях

Россия и Франция не смогли найти общие формулировки насчет того, что именно их лидеры обсуждали на встрече в Москве. Новой коалиции в Сирии все еще нет, а пресс-служба Кремля и французский МИД заочно спорят о том, поднимался ли вопрос о санкциях.


Переговоры президентов РФ и Франции в Кремле © Фото пресс-службы президента РФ

Французский президент прилетел в Москву после своего визита в США. Долго он там не задержался. Судя по тому, что писала американская и французская пресса, американский президент Барак Обама фактически дал понять: ни в каких других коалиция в Сирии для борьбы с «Исламским государством» (террористическая организация, запрещенная в РФ), кроме уже сложившейся под эгидой Соединенных Штатов, Вашингтон участвовать не намерен. Так что инициативу Олланда о союзе России, США и Франции американцы не поддерживают. Правда, и не возражают против более тесной координации французских и российских военных.

Париж в этом случае выступит в качестве «передаточного звена», поможет договориться о разделении зон безопасности, контролируемых с воздуха россиянами и Асадом с одной стороны, и американцами и их союзниками — с другой. Особенно это актуально после заявления России о переброске в регион самых современных систем ПВО, в первую очередь, зенитно-ракетных комплексов С-400, которые, как говорят специалисты, позволят российским военным контролировать даже турецкое воздушное пространство, не говоря уже о сирийском.

В похожем стиле выступила и канцлер Германии Ангела Меркель, которая успела переговорить с Олландом перед его приездом в Москву. Накануне нижняя палата немецкого парламента (Бундестаг) разрешила правительству направить немецкие вооруженные силы в Сирию на помощь французам. В первую очередь, как сообщается, речь идет об авиации и спутниковых системах, которые будут использоваться для таких целей.

Немцы готовы перебросить в регион от четырех до шести многоцелевых истребителей Tornado, а также несколько кораблей прикрытия, которые будут защищать французский авианосец «Шарль де Голль», сообщает французская газета Le Figaro. Об этом Меркель и рассказала Олланду, также прозрачно намекнув, что уже имеющейся коалиции вроде бы достаточно, а если Россия хочет участвовать, то она должна не сепаратно договариваться с Асадом, а присоединяться к остальным западным странам.

Олланд принял к сведению мнение своих партнеров по НАТО и, приехав в Москву, явно донес его до Владимира Путина. В итоге президенты договорились о двусторонней координации усилий по борьбе с ИГ, а не туманной «большой коалиции». Кроме того, как сообщил Олланд, явно во избежание военных столкновений, подобных тому, что произошло на сирийско-турецкой границе, где был сбит российский Су-24, была достигнута договоренность наносить в Сирии авиаудары только по позициям «Исламского государства» и разнообразных джихадистских группировок.

Правда, что существенно, список их так и не был обнародован, так что при желании у российских военных руки развязаны. Да и их западные коллеги, в теории, с легкостью могут отнести войска, верные режиму Башара Асада, к террористическим группировкам.

Впрочем, в отношении Сирии хорошо уже то, что лидеры слушали друг друга и о чем-то договаривались. Совсем другая история с санкциями, ранее введенными ЕС и США против России из-за ее вмешательства во внутренние дела Украины и присоединения Крыма. Тут разговора, похоже, не получилось. Глава французского МИД Лоран Фабиус в интервью радиостанции RTL заявил, что такой вопрос на переговорах в Москве поднимался. По его словам, снятие санкций с России по-прежнему находится в зависимости от реализации Минских договоренностей по урегулированию на Украине.

Фабиус, правда, фактически признал, что договоренности эти, которые должны были быть реализованы до 31 декабря 2015 года, будут продлены на 2016 год. Это значит, что новых санкций против России никто вводить не станет, но и отменять старые ограничительные меры европейцы явно не торопятся, тем более, что недавно они продлили срок их действия. Однако российская сторона, устами президентского пресс-секретаря Дмитрия Пескова заявила, что никакого разговора на тему санкций у Путина и Олланда вообще не было.

Это очень показательное противоречие, свидетельствующее о том, что российские власти и их европейские коллеги по-прежнему находятся в разных политических измерениях, так что полноценный диалог между ними все еще невозможен. Как лидеры могут создать военную коалицию, если они не могут заранее договориться о том, надо ли рассказывать журналистам об обсуждении санкционной проблемы или же стоит утверждать, что ничего подобного не было, чтобы не ранить самолюбие партнера по переговорам?

Иван Преображенский