«Эр-Рияд не хочет зависеть от прихотей США»

Утверждения о том, что ИГ - это «проект» Саудовской Аравии, неверны. Радикальный исламистский террор самую большую угрозу представляет как раз для монархий Персидского залива, полагает востоковед Александр Шумилин.

На сирийском театре военных действий возникла уже третья (помимо проамериканской и пророссийской) коалиция стран, воющих с «Исламским государством» (ИГ, террористическая организация, запрещенная на территории РФ). Сообщается, что это объединение было создано за 72 часа и вошли в него сразу 34 исламских государства под эгидой Саудовской Аравии. Между тем, возникновение новой коалиции ставит ряд вопросов. Например, о том, зачем это надо Эр-Рияду, по уши увязшему в войне в Йемене? Интересно также, какое отношение к этой затее имеют США, помогавшие саудовцам в Йемене. Ну и, наконец, учитывая, что у таких «союзников» по сирийской войне, как Россия и Иран, с одной стороны, и Турция и та же Саудовская Аравия, с другой, прямо противоположные интересы, не приведет ли это к военным столкновениям между ними? На эти и другие вопросы в интервью «Росбалту» ответил директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады Александр Шумилин.

- Зачем Саудовской Аравии понадобилась еще одна военная коалиция на Ближнем Востоке?

- Саудовской Аравии это нужно позарез. На самом деле, именно она первейший объект угроз со стороны исламистского терроризма – ИГ и «Аль-Каиды». Шииты, Запад, Россия и прочие в «приоритетах» исламских террористов идут уже вслед за арабскими монархиями. Борьбу с этими террористическими организациями эти монархии ведут уже давно, но Саудовскую Аравию, как страну, основанную на исламском фундаменталистском базисе, чаще всего обвиняют в поддержке исламистов. Например, на российском ТВ известные фигуры делают это с невероятным упорством. Это ложная картина, от которой саудовцам надо было отстраниться, и они это сделали. Помимо этого они предпринимали и другие меры. В частности, в Саудовской Аравии предусмотрен тюремный срок за участие в формированиях ИГ или «Аль-Каиды».

Что касается Сирии, то здесь, вероятно, речь может идти о том, чтобы приступить к наземной операции, к высадке войск этой коалиции для борьбы как с ИГ, так и с сирийским президентом Башаром Асадом, которого они считают и союзником «Исламского государства» и источником других проблем.

- Но ведь Саудовская Аравия уже давно состоит в американской коалиции. Ей этого недостаточно? Почему она организует собственную?

- Она организует ее для того, чтобы мобилизовать арабские и африканские страны, нацелить их на эту борьбу с ИГ. Они создают сейчас такой альянс, в котором монархии Персидского залива будут играть лидирующую роль и перестанут зависеть от прихотей США, где может прийти к власти такой политик, как Барак Обама, при котором реальные действия начинают зависать. Саудовцы в этом смысле чрезвычайно обижены на Обаму. Кроме этого, лозунг борьбы с терроризмом будет использован арабскими странами и для противостояния Ирану, Башару Асаду и так далее.

- Саудовская Аравия весной этого года уже организовала коалицию арабских государств против Йемена, в котором разразилась гражданская война, однако, мягко говоря, больших успехов там не добилась. На ваш взгляд, не является ли создание этой коалиции, скрытым признанием фактического поражения Эр-Рияда в Йемене, попыткой саудовского режима таким образом сохранить лицо, переведя внимание своих граждан с неудач в этой стране (из которой саудовцы, вероятно, по-тихому уйдут) на ту же Сирию?

- Нет. Дело в том, что Йемен для саудовцев — проблема живая и острая, поэтому там не может быть такой вот пиар-игры по переключению внимания. Это в России можно - с Украины на Сирию... Повторяю, Йемен это живая проблема и там определенные успехи достигнуты — законное правительство уже находится в Адене, хотя до победы далеко. Опыт действий в Йемене и подталкивает Саудовскую Аравию к мобилизации, к созданию такой конфигурации, противостоящей Ирану. По сути, это новая группировка.

- Мы знаем, что американцы помогали саудовцам в Йемене. Есть мнение, что мусульманская коалиция во главе с Саудовской Аравией станет предметом переговоров Вашингтона и Москвы. На ваш взгляд, имеют ли американцы какое-то отношение к созданию нового союза против ИГ?

- Конечно, имеют. Они всегда призывали к ее созданию. Вспомните лозунги о том, что с радикал-исламистами должны бороться сами мусульмане. Это и есть главная идейная основа создания такой специальной коалиции - мусульман против мусульман, исламская коалиция против исламского радикализма. Главный разлом в этом регионе и происходит по этой линии — между радикалами и умеренными. Основная задача состоит в том, чтобы отделить «хороших» от «плохих». В этом смысле создание такой коалиции — очень важный ход.

- В практическом выражении, с учетом совершенно разных целей, которые преследуют саудовцы и их коалиция, с одной стороны, и иранцы с россиянами, с другой, насколько грозит вероятность их столкновения в Сирии?

- Опасность этого очень велика. Есть вполне серьезные основания думать, что это произойдет. Столкновения вполне могут быть, и при нынешнем раскладе сил их угроза повышается. Коалиция должна действовать и в воздухе и, судя по всему, как я сказал, на земле. Она должна поддерживать силы, воюющие, в том числе, против Асада. Я думаю, что это будет выглядеть как поддержка повстанцев, умеренной оппозиции. А российская авиация вполне может продолжить бомбить сирийскую оппозицию, рядом с которой будут подразделения саудовской армии. Разумеется, ни к чему хорошему это не приведет.

- Однако мы видим, что в Москве достаточно спокойно отнеслись к известию о создании этой коалиции...

- Это потому, что ее планы пока не оглашены. Вспомните, как спокойно отнеслись в мире к заявлению Владимира Путина о начале военной операции России в Сирии. Барак Обама пожал ему руку в Нью-Йорке. А оказалось — не то, бомбит не тех...

Беседовал Александр Желенин