«Потенциал Индии выше, чем у КНР»

России сейчас особо нечем заинтересовать Индию в экономике, но у Москвы вполне может получиться «любовный роман» с Дели. Надо лишь учесть, что индийцы считают свою страну мировой державой, равноценной Китаю, полагает востоковед Ольга Солодкова.


Эксперт Школы востоковедения ВШЭ Ольга Солодкова © Фото из личного архива

Несмотря на традиционно дружеские отношения России и Индии, товарооборот между двумя странами все еще примерно в десять раз меньше, чем между РФ и Китаем. В 2014 году он составил 9,5 млрд долларов, что на 5,6% меньше, чем годом ранее. Здесь в качестве примера для сравнения можно привести товарооборот между КНР и Южной Кореей, который достигает 300 млрд долларов в год. При этом доля России во внешнеторговом обороте Индии не превышает одного процента. Нынешний визит в Москву премьер-министра Индии Нарендры Моди призван, в том числе, уменьшить этот разрыв. В ходе встречи с Владимиром Путиным, помимо мировых и региональных проблем, планируется обсудить и шаги по наращиванию взаимной торговли. О том, чем может быть интересен Индии российский рынок, а России — индийский, обозревателю «Росбалта» рассказала доцент Школы востоковедения ВШЭ Ольга Солодкова.

- Что может стать основной темой для обсуждения на нынешних российско-индийских переговорах на высшем уровне?

- В первую очередь, здесь стоит отметить, что Индия - один из крупнейших покупателей российского оружия. Хотя в последнее время там был ряд неприятностей с нашими военными самолетами.

- Это может стать одной из тем переговоров?

- Одной, но, конечно, не основной. В Индии очень хорошие перспективы экономического развития. То, что к нам приехал индийский премьер — это очень хорошо, потому что с китайцами у нас по большому счету любовного романа не получилось. Может, хоть с индийцами получится. Дело в том, что индийцы всегда плохо конкурируют с китайцами, которые более жесткие и нахрапистые. При этом у Индии сейчас появился ряд серьезных преимуществ. Если развитие китайской экономики начало замедляться, то с индийской дело обстоит как раз наоборот.

Правда, тут есть очень большой вопрос, который заключается в том, что Москва может предложить Дели. Сейчас Россия заинтересована в сотрудничестве с Индией больше, чем та в сотрудничестве с ней. Чем мы можем их заинтересовать, помимо оружия и космоса, сказать трудно.

- Действительно, в отличие от Китая, трубопроводов из РФ в Индию нет.

- Наши трубопроводы вообще — прошлогодний снег. Чтобы продавать нефть и газ надо строить специальные терминалы, наливать сырье в танкеры и возить его совершенно другим образом. Не знаю, может ли Индия заинтересоваться нашими энергоресурсами, которыми она более-менее обеспечена. Своей нефти у нее мало, но индийцы действуют в этой области очень толково. Они построили нефтеперерабатывающие предприятия и свои затраты на топливо покрывают за счет переработки нефти и продажи бензина.

Другое дело, что Индия всегда обижалась по поводу того, что ее не воспринимают так же, как воспринимают Китай. То есть, как равноценную мировую державу. Хотя, по своему потенциалу она даже превосходит КНР. Это одна из последних стран, где есть огромное количество свободных и дешевых рабочих рук. В этом смысле Индия имеет преимущество перед Китаем, где рабочая сила сейчас начала серьезно дорожать.

- В каких еще областях может развиваться российско-индийское партнерство?

- Мы всегда активно сотрудничали с Дели в космической отрасли, но я не знаю, что мы сейчас можем им здесь предложить, учитывая наши последние аварии...

Возможно, одной из причин нынешнего приезда Моди в Москву стала активность китайцев в Индийском океане, где они строят на островах морские порты в рамках своего проекта «Жемчужное ожерелье». Индийцы стали очень нервничать на этот счет и даже проводить совместные с Японией военные маневры.

- Что за человек премьер-министр Индии Нарендра Моди?

- Он, как говорится, парень крутой, очень жесткий и, я бы даже сказала, праворадикального толка (во время последней избирательной кампании предвыборный слоган правой партии «Бхаратия джаната парти», возглавляемой Моди, звучал так: ««Национализм — наше вдохновение...», - «Росбалт»).

Моди сделал ставку на индуизм и очень жестко относится к христианам, мусульманам, буддистам. Одно время его даже обвиняли в массовых погромах новообращенных буддистов и мусульман. Дело в том, что в буддизм, ислам и христианство в Индии сейчас переходят многие из тех, кто раньше относился к касте неприкасаемых и находился в очень тяжелом, униженном положении (формально кастовая система в Индии отменена, но она по-прежнему существенным образом влияет на жизнь в этой стране, - «Росбалт»). Эти люди меняют религию для того, чтобы повысить свой социальный статус, что вызывает резко негативную реакцию среди индуистов, которые порой силой возвращают этих людей обратно в свою веру.

Так что в Индии много внутренних проблем. Однако эта страна сейчас очень здорово преуспевает в таких областях, о которых мы порой даже не подозреваем.

- В каких, например?

- У них сейчас очень здорово развивается мясомолочная промышленность. Особенно молочное производство в крупных хозяйствах. Индия стала продавать свое сухое молоко по всему миру. Быстро развивается химическая промышленность, фармакология, компьютерное программирование. Особенно заметны успехи в развитии медицины. Все медицинские операции, которые делают в США, уже умеют делать и Индии, но за 10% от их стоимости в Америке. Что касается фармакологии, то два отличных завода в Индии построил еще Советский Союз в 1980-е годы. Причем таких заводов не было даже в самом СССР.

Беседовал Александр Желенин