Инициаторы инфляции

Почему в условиях кризиса цена на металл для российских производителей выше, чем для зарубежных, и к чему это приведет? С этой коллизией решил разобраться «Росбалт».


© FreeImages.com Content License

Машиностроительные предприятия столкнулись с существенным ростом цен на металлургическую продукцию. С начала года на внутреннем рынке цены на металлопрокат выросли более чем на 30% и на 20% превысили экспортные.

Увеличение отпускной стоимости безоговорочно ведет к удорожанию конечного продукта в вагоно- и судостроительных отраслях, сфере сельскохозяйственного машиностроения и военно-промышленного комплекса. Стоимость комплектующих в данных отраслях привязана, прежде всего, к цене на металл.

Вопросу повышения стоимости металлопродукции было посвящено совещание под председательством заместителя министра промышленности и торговли РФ Александра Морозова, которое состоялось еще в конце мая. Тогда представители железнодорожного машиностроения в лице «Алтайвагонзавода», «Уралвагонзавода», «Рейлтрансхолдинга» и «Объединенной вагонной компании» констатировали, что цены на металлопрокат в мае—июне 2016 года к цене апреля 2016 выросли на 30-45%. При таком повышении цен на сталь производство подвижного состава нельзя назвать рентабельным. Представители автомобильной промышленности в лице «Автоваза» и КАМАЗа заявили об увеличении цен на трубы на 20%, а на листовой прокат — на 30,5%.

Участники отрасли сельскохозяйственного машиностроения — «КонцернТракторные заводы» и «Петербургский транспортный завод» — сообщили о том, что цена на металлопродукцию выросла на 20-40%. О росте цен на черный, листовой и профильный металлопрокат, нержавеющий лист, а также бронелисты заявили представители машиностроения для пищевой и перерабатывающей промышленности, а также предприятия, входящие в систему ВПК.

Минпромторг обязал металлургов предоставить материалы по динамике цен на металлопрокат за период с апреля 2015 по июнь 2016 года. Машиностроительным же предприятиям было рекомендовано рассмотреть возможность обращения в Федеральную антимонопольную службу о проведении проверки действий поставщиков металлургической продукции на предмет соответствия антимонопольному законодательству с целью принятия мер антимонопольного контроля.

В конце июля ФАС действительно возбудило дело по признакам нарушения антимонопольного законодательства в отношении крупнейших металлургических компаний «Евраза ЗСМК», «Северстали» и «Челябинского металлургического комбината», а также торговых посредников этих компаний. Предприятия являются монополистами на рынке стальных прутков. По словам представителей ФАС, анализ отпускных цен торговых посредников показал, что стоимость арматуры производства «Евраз ЗСМК» с января по апрель увеличилась на 34%, «Северстали» — на 103%. Цены на аналогичную продукцию «ЧМК» в период с декабря 2015 по май 2016 года продемонстрировали рост в 70%. ФАС планировал рассмотреть эти дела в сентябре, однако было принято решение перенести их на ноябрь.

Интересно, что летом, выступая на круглом столе в Торгово-промышленной палате, заместитель начальника управления контроля промышленности ФАС Андрей Бритиков заявил, что с ноября 2014 года по июнь 2016 в ведомство на рассмотрение поступило 149 заявлений о росте цен на металлопродукцию. По его словам, только за апрель — июнь 2016 года произошел «значительный рост цен на металлопродукцию — до 80% на разные категории сортамента».

По словам руководителя коммерческого департамента «Уралвагонзавода» Алексея Мясникова, вагоностроители долго ждали принятия постановления правительства РФ № 405 об утверждении субсидий из федерального бюджета организациям, оказывающим услуги, связанные с железнодорожным подвижным составом. Оно было утверждено в мае. Покупатель подвижного состава мог получить субсидию от государства из расчета 300 тыс. рублей за вагон. Теперь же из-за того, что металлурги повысили цены на свою продукцию, эти субсидии оказались фактически «съеденными».

Себестоимость производства грузового вагона на 50% связана с ценами на металл. Если цены на металлопрокат вырастают на 25%, то машиностроители просто не могут думать о доходности. Сегодня уже все балансирует на грани рентабельности.

«В 2012 году тоже были высокие цены на металл, но был и ажиотажный спрос на продукцию. Все было достаточно рентабельно. Сейчас ситуация иная. Те немногие деньги, которые вагоностроители стали зарабатывать благодаря поддержке правительства, фактически забираются металлургами», — считает Алексей Мясников.

Заместитель директора по закупкам «Алтайвагонзавода» Александр Богданов отмечает, что говорить о 80% росте цен на металлопродукцию (о чем сообщали представители ФАС) не стоит. Цены на металлопрокат действительно шли вверх до середины лета. Рост составил примерно 60%. Потом пошел откат вниз. Но сегодня цены стабилизировались.

«Сегодня у нас есть договоренности и по объемам, и по цене. Пытались договариваться через правительство. Договоры действуют до конца города», — описал ситуацию с металлопрокатом на предприятии Богданов.

Представители КАМАЗа, как и вагоностроители, обеспокоены ситуацией с ростом цен на металл. Однако в Набережных Челнах решили не озвучивать, как изменились показатели предприятия в связи со скачком цен.

«Действительно, произошел рост цен на металл. Он происходит в связи с общим ростом цен, который мы наблюдаем сегодня в экономике в целом. Удорожание металла, безусловно, приводит к удорожанию нашей продукции, ведь 90% наших автомобилей — это, прежде всего, металл. К тому же мы работаем не только напрямую с металлургами. Отдельные детали покупаем у контрагентов. По ним тоже идет рост. Все это сказывается на стоимости продукта», — сообщил директор департамента по связям с общественностью ОАО «КАМАЗ» Олег Афанасьев.

По мнению экспертов, металлурги игнорируют проблемы внутреннего рынка.

Из-за девальвации рубля в 2014 году сталепрокатчикам стало выгоднее отправлять свою продукцию на экспорт. Слабый рубль давал отечественным металлургическим компаниям преимущества и в Европе, и в США. Однако, несмотря на то, что в 2016 году курс национальной валюты в течение первого полугодия 2016 года демонстрировал укрепление, отечественные сталепрокатчики по-прежнему смотрят на Запад. Хотя могли бы поддерживать российский рынок.

О необходимости пересмотреть ценовую политику металлургам заявлял в феврале глава Минпромторга Денис Мантуров.

«Смотреть однобоко только на открывающиеся возможности сегодняшнего дня, когда экспорт более выгоден, чем российский рынок, я считаю, это неправильная позиция, и она не долгосрочная», — сказал Мантуров во время поездки вместе с Дмитрием Медведевым в Воронеж.

Этот министерский ультиматум отечественные производители металла продолжают игнорировать, более того, хотят «закрепить успех», в буквальном смысле узаконить высокие цены на свою продукцию. В частности, по информации издания «Коммерсант», основной владелец и глава совета директоров «Северстали» Алексей Мордашов направил вице-премьеру Аркадию Дворковичу, главе министерства промышленности и торговли Денису Мантурову и ФАС Игорю Артемьеву письмо с предложением провести совещание, на котором будет поднят вопрос механизмов образования цен на металлопродукцию.

«В письме правительству предлагается «принять меры», чтобы внутренние потребители приобретали арматуру и другую продукцию компании по «старым, более высоким ценам»: до третьего квартала, когда они стали снижаться на мировом и российском рынках — «это будет справедливо», — предлагают в «Северстали».

Исходя из публичных аналитических источников, можно сделать вывод о том, что цены на металл для отечественного потребителя уже сейчас более чем на 20% превышают уровень цен, по которым металлурги реализует металл на экспорт. Казалось бы, вывод очевиден: в связи с нежеланием металлургов изменить ценовую политику в отношении внутреннего рынка, ожидается повышение цен и в других отраслях. При этом выглядит странным, что именно отечественные металлурги, а не какие-то внешние факторы выступают сегодня, по сути, инициаторами нового разгона инфляции.

При подготовке материала стало очевидно, что металлургическое лобби явно «перевешивает» сотни обращений производителей из ключевых отраслей экономики. Более того, некоторые из представителей отрасли отказываются от комментариев, вероятно, из-за  боязни поссориться с металлургами. Однако ситуация, при которой тема замалчивается всеми способами, представляется ненормальной.

Константин Семернев