Москва от Эфеса до Улан-Батора

Столичный строительный комплекс отмечает свое двадцатилетие. Это надо правильно понять: естественно, какой-то строительный комплекс в городе был всегда, сначала – с деревянными «козлами» на плечах, потом – с ревущими «МАЗами» и переходящими красными знаменами. Но речь не о нем.

Высокое собрание, открывшееся в среду в здании мэрии на Новом Арбате, носило скромное и обтекаемое название: «научно-практическая конференция, посвященная 20-летию создания системы управления градостроительным комплексом столицы».

Но его участники: мэр Москвы Юрий Лужков, его заместитель, руководитель Комплекса архитектуры, строительства, развития и реконструкции города Владимир Ресин, главный архитектор столицы Александр Кузьмин и многие другие, как в президиуме, так и в зале – хорошо знают цену последних 20 лет в жизни города.

Точкой отсчета, собственно, может служить момент, когда Ресин возглавил столичное строительство: тогда это называлось Мосстройкомитет,а на дворе еще была советская власть, но уже горбачевская. В 1988 году в Москве было введено 1,2 млн кв. метров жилья. Лужков назвал эту цифру «обидной» для столичного стройкомплекса. Хотя для перестроечного бардака - не так уж и мало.

Кое-какие этапы большого пути Юрий Лужков напомнил собравшимся. «Когда пришли эти бесславные преобразования, государство устами премьера заявило нам: «Теперь бюджет выделяться не будет, решайте свои проблемы сами», - отметил градоначальник. Под премьером имеется ввиду Егор Гайдар.

Он отказал столице в «нормальном, рабочем финансировании» строительства. Причем, по словам Лужкова, строительство и тогда было прибыльным: на вложенные 4 млрд. рублей в год, по тогдашнему курсу, оно приносило 8. Но в те времена никто не умел работать без оборотных средств, ассигнуемых свыше.

Учиться плавать было предложено методом броска в воду. Справедливости ради, надо сказать, что у Гайдара денег-то и не было: молодая постсоветская Россия была бедна, как церковная мышь. Но Юрий Михайлович с этим не согласен. «Гайдар сказал: мы вам помогать не будем, - напомнил мэр. – Нет желания и способностей – умирайте. Что и случилось с большинством строительных организаций субъектов Федерации. Правительство Москвы не могло на это пойти. У нас жилой фонд был в ужасающем состоянии, школы работали более чем в две смены».

Тогда Москва сумела сохранить свой стройкомплекс, в том числе, и путем взятия рискованных кредитов в условиях высокой инфляции. Одновременно начали осторожно запускаться рыночные рычаги: «инициативное строительство, в центре города по принципу 50 на 50, на окраинах – 70 на 30».

Вопрос о том, надо ли было сохранять «советский строительный гигант» или дать ему умереть и растить капиталистическое строительство с нуля, является предметом многих ожесточенных споров в продвинутых кругах. Но у власти есть железный аргумент: миллионы бедных очередников. В других городах их просто бросили (тоже не от хорошей жизни). В Москве же за 20 лет было построено 80 млн кв. метров жилься именно для очередников. Причем, новое жилье, как свидетельствует мэр, – высокого качества. Это не хрущевские пятиэтажки, рассчитанные на 20-30 лет (но вынужденно стоящие гораздо дольше), а «фундаментальное жилье» из монолитного и монолитно-панельного бетона.

К 2010 году планируется завершить снос пятиэтажек первого этапа индустриального домострения. Что взамен? Известна цифра из генерального плана: 90 млн кв. метров жилья к 2025 году, и столько же нежилых объектов всех видов. Мэр особо выделил то, что в год сдается сто детских садов. И то, что в нынешнем году будет сдано более 50 физкультурно-оздоровительных комплексов, из которых 19 уже введены в эксплуатацию. Всего в Москве будет 260 таких ФОКов, «в шаговой доступности» для каждого. И это далеко не  все.

В 2009 году обещано закончить сердцевину Москва-Сити, с развлекательными комплексами. А заодно мэр объявил, что уже есть решение о строительстве Сити-2, «вверх по Москве-реке». В этих прибрежных районах будут сносить «старое и некомфортное» жилье, не обижая жителей новыми квартирами. А также переносить объекты промышленности.

Кстати, Владимир Ресин в своей короткой речи упомянул, как Москва научилась переводить предприятия туда, где они уместней.

Сталелитейный гигант «Серп и молот» переезжает в Смоленскую область, а 390 га его территории передается в основном под застройку: там можно разместить 5 млн. кв. метров жилья. Таким же методом будет осваиваться и территория вагоноремонтного завода имени Войтовича, расположенного по другую сторону шоссе Энтузиастов от «Серпа и молота». Придется подвинуться и АО «Москвич» - но в его нерабочих дворах появится не жилье, а 1,5 млн кв. метров офисных, гостиничных и развлекательных площадей.

Лужков, в отличие от Ресина, говорил долго и значительную часть речи посвятил транспорту. Всего в городе будет девять вылетных магистралей, по образцу Ленинградского проспекта и Звенигородского шоссе, широкополосных и бессветофорных. Плюс дублеры ко многим из них, плюс, естественно, 4-е кольцо. О том, как будет дальше развиваться Ленинградка, упирающаяся в плотно застроенные Химки, мэр подробно не объяснил, но упомянул важность выстраивания отношений с Московской областью.

Если с подмосковным губернатором Борисом Громовым столичные власти традиционно не ладят, то с президентом ОАО «Российские железные дороги» взаимопонимание достигнуто, за что Лужков особо поблагодарил Якунина. Сортировка товарных поездов будет перенесена с Малого кольца МЖД, расположенного в черте города, на Большое кольцо, проходящее по среднему и дальнему Подмосковью. А Малое кольцо станет, наконец, пассажирским, и первые 10 станций соорудят на пересечениях с линиями метрополитена. К 300 километрам которого прибавятся еще 130.

Впрочем, Москва страдает не только от обилия товарных поездов, половина «товаров» в которых вовсе не для нее предназначены. Не в меньшей степени столичные улицы перегружены дальнобойными фурами, заезжающими сюда на растаможку. «Москва должна перестать быть главным таможенным терминалом! – воскликнул Лужков – Что, у нас, границы нет?»      

Заодно мэр обещал уделить особое внимание гаражному строительству, с которым, по его признанию, столица сильно задержалась. Но если с гаражами для 3,5 млн машин вопрос в любом случае будет долгим, то проблему обманутых дольщиков (к таковым отнесены более 3 тыс. 37о москвичей) планируется решить в 2009 году.

И, наконец, об истории. «У нас есть возможности для реконструкции и воссоздания исторических объектов, - заметил Лужков. – И сколько бы ушатов критики ни выливалось на строительный комплекс, мы говорим о сохранении исторического наследия, о бережном отношении к нему. И не хватило бы времени нашей конференции, чтобы перечислить те исторические объекты, которым мы не дали уйти в бездну времени».

Но был затронут и еще один вопрос, несколько нестандартный. Отметив с большим сожалением, что 70% городов в РФ живут без генерального плана, Лужков выразил осторожную готовность им помочь. Об этом, правда, было сказано действительно с большой осторожностью: все-таки, в столице лишь несколько институтов, работающих с таким материалом, а городов-то у страны вон сколько. Но – по возможности… Упомянул мэр и конфликт с «федеральными структурами», которые «не рассмотрели наш генплан и все время нас упрекали». Это – тоже тема не очень парадная.

«Город умирает, когда он прекращает строительство», - сказал Юрий Лужков. «Москва – не Эфес, а живой город», - добавил мэр, имея в виду древнегреческий город Эфес, который, по преданию, когда-то был очень красивым, но потом из него, по не ясным до конца причинам, ушли все жители.

Тут же было отмечено, что московский строительный комплекс уже далеко перешагнул границы городской черты и ведет основное строительство в Подмосковье (невзирая на отношения с Громовым), а заодно строит в 57 городах России, СНГ и в столице Монголии, Улан-Баторе, «второй микрорайон достраиваем».

От Эфеса (ведь строительство чуть было не прекратилось в переломный момент) до Улан-Батора и можно метафорически прочертить трудовой путь московских строителей, пройденный за 20 лет.

Леонид Смирнов