Даниловские колокола окончили Гарвард (фото)

Свято-Данилов монастырь вернул себе одну из главных составных частей – историческую звонницу из 18 колоколов. Колокола прибыли из Америки, куда их продали во время сталинской индустриализации, и где они украшали Гарвардский университет.

На церемонии передачи колоколов Даниловскому монастырю в пятницу присутствовал президент России Дмитрий Медведев. И, разумеется, Патриарх. «Сегодняшнего дня с молитвой и упованием ждали здесь не один год и не одно десятилетие, - сказал Алексей II. – Теперь торжественный момент наступил. С чувством глубокой благодарности Богу и людям мы принимаем возвращенную святыню. Дай Бог, чтобы таких совместных дел, служащих объединению нашего общества, было бы все больше и больше. В этом - ключ к взаимопониманию и созиданию мира и согласия».

Люди, которых следует благодарить за возвращенную святыню, - это прежде всего олигарх Виктор Вексельберг и его культурно-исторический фонд «Связь времен». В пятницу Вексельберг передал документы на право собственности на ансамбль Свято-Даниловских колоколов наместнику монастыря архимандриту Алексею (Поликрапову).

«Я очень горд и счастлив, что наш фонд принял участие в этом историческом проекте, - сказал Виктор Вексельберг. - Успех проекта стал возможен благодаря тому, что были объединены силы государства, Церкви, общества, простых граждан. Это говорит о том, что Россия возрождается».

kolokola_01

После торжественного богослужения Медведев, патриарх и Вексельберг символически ударили в старейший, «Царский» колокол.

Путь колоколов на родину был долгим. В среду они прибыли в монастырь на большегрузном трейлере. В сопровождении пешего крестного хода. Естественно, было скопление народа, прессы и казаков в серебряных погонах. Поднимутся же колокола на монастырские звонницы не сразу, а в ближайшие три месяца. Спешка здесь ни к чему.

Колокола Данилова монастыря в свое время отчасти пали жертвой антирелигиозной политики большевиков, отчасти – влились в поток сокровищ, проданных за границу для оплаты индустриализации СССР. Но формировался колокольный ансамбль еще гораздо дольше, чем длилась послереволюционная эпопея его странствий.

kolokola2

Если первый - «Царский» - колокол был отлит в XVII веке, то последний – в 1904 году. Самый крупный колокол весом в 12 тонн отливали в 1890 году на московском заводе Финляндского. Впрочем, хотя Данилов монастырь всегда играл особую роль, колоколов в старой Москве было видимо-невидимо.

Коммунистические власти закрыли монастырь не сразу, а на одном из «крутых поворотов», во время индустриализации-коллективизации. Тогда все колокола собирались просто сдать в лом: это ценная высококачественная бронза. Спасли звонницу американцы: а именно, профессор Гарвардского университета Томас Виттемор, находившийся в Москве «с благотворительной миссией».

Какая могла быть при Сталине зарубежная «благотворительность», вопрос достаточно темный. Однако Виттемор узнал о колоколах и срочно убедил земляка-бизнесмена Чарльза Ричарда Крейна их купить. Вроде бы «по цене металлолома»: естественно, бронзового лома очень высокого качества. По масштабам сталинских проектов, это, конечно, была невидимая песчинка.

kolokola3

В Гарварде колокола прижились и пользовались популярностью. «В контексте американской истории Гарвард - очень старое место, - рассказал в свое время РИА «Новости» проректор университета Шон Баффингтон. - Это место, полное традиций, как и Русская Православная Церковь.

И за те 70 лет, что колокола Данилова монастыря находятся в Гарварде, их воскресный звон стал одной из традиций университета. Есть уже целые поколения людей, которые, будучи студентами, играли на этих колоколах и слушали их».

Колокольным звоном в Гарварде отмечались все торжественные церемонии, а также ежедневное начало занятий, университетские звонари становились легендарными личностями. Из треснувшего колокола отливались памятные медали для выпускников, -  но Даниловские колокола, к счастью, не треснули.

kolokola4

Тогда, в начале 30-х годов, ректор Гарварда Эббот Лоуренс Лоуэлл надеялся использовать колокольный звон для пробуждения религиозных чувств у студенческой молодежи. А молодежь эта очень тянулась к левым и социалистическим идеям: шла Великая депрессия.

Из 18 колоколов, 17 образовали ансамбль на башне гарвардского общежития. А одному колоколу – «Будничному» - отвели индивидуальную роль, совсем, кстати, не будничную. Он был поднят на башню библиотеки Бейкера и летом 1931 года своим звоном почтил память скончавшегося знаменитого миллионера и филантропа Джорджа Фишера Бейкера. Между прочим, этот колокол «электрифицировали»: молоточки приводились в движение электромотором.

Время, однако, шло. Советский руководитель Леонид Ильич Брежнев незадолго до смерти согласился возвратить Свято-Данилов монастырь церкви (там, несмотря на фешенебельность района, долгие годы торчали лишь «скелеты» куполов). Вскоре Московская Патриархия начала переговоры с американской стороной о возвращении колоколов. Это оказалось очень непростым делом, которое тянулось почти до наших дней.

И только два года назад Гарвардский университет согласился обменять исторические колокола на их точные копии, равноценные по звону. Финансовую сторону (оцениваемую в несколько миллионов долларов) взял на себя Виктор Вексельберг, к тому времени получивший известность выкупом «яиц Фаберже». Но если драгоценные яйца принесли Вексельбергу достаточно двусмысленную популярность – он стал предметом злых шуток со стороны малорелигиозных и просто малообеспеченных граждан – то колокола, несомненно, придадут ему авторитета.

kolokola5_01

Сначала вернулся «Будничный» колокол: год назад его доставили в Москву самолетом. Теперь прибыли и остальные 17. «Путь до России, конечно, был морским, - рассказал радио «Свобода» старший звонарь Свято-Данилова монастыря иеродиакон Роман. - Из Бостона колокола прибыли в Германию, и уже оттуда - в порт Санкт-Петербурга.

Пытались воспроизвести путь, который проделали колокола, когда доставлялись из России в Америку.  Мы смогли убедиться, что все колокола прибыли действительно в хорошем состоянии. Они все звучат. Это, пожалуй, самое важное.

Мы старались исключить все возможные проблемы, в частности, это касалось и упаковки колоколов при их перевозе из Петербурга в Москву. Они очень плотно и бережно прижимались к платформе грузовика, на котором перемещались. Кроме того, оборачивались специальными мягкими материалами, на которые ложились уже синтетические стропы, которые прижимали их дополнительно к полу».

Из северной столицы в Москву колокола везли целую неделю, с завозами в Новгород и Тверь, где их могли видеть верующие. «Дубликаты» же колоколов отлиты на воронежском заводе «Вера». Миссия Гарвардского университета чрезвычайно ответственно отнеслась к этой задаче, посетив пять заводов в разных российских городах. Но уж зато теперь звон не пострадает.

Леонид Смирнов, фото "Росбалт-Москва"