Россия вновь сэкономила на безопасности

Экономить не на том, на чем бы надо – неистребимая привычка государства. Касается это и вопросов важных, относящихся к безопасности нации. Например, к борьбе с наркозависимостью. В России даже умудрились сократить участковые наркологические кабинеты. Под тем предлогом, что мало посетителей.

Экономить не на том, на чем бы надо – неистребимая привычка государства. Касается это и вопросов  важных, напрямую относящихся к безопасности нации. Например, к борьбе с наркозависимостью. В России даже умудрились сократить участковые наркологические кабинеты. Под тем предлогом, что мало посетителей.

Эта тема была, в частности, затронута во вторник на совещании главных наркологов управлений здравоохранения субъектов РФ, которое проходит в санатории «Отрадное» в Красногорском районе Подмосковья под эгидой Госнаркоконтроля. С докладом на тему «О наркоситуации в Российской Федерации: новые вызовы и угрозы» выступил директор службы Виктор Иванов.

Виктор Петрович принял ФСКН (он же Госнаркоконтроль) в мае нынешнего года у такой знаменитой фигуры, как Виктор Черкесов. Сам же Иванов с 2001 года был заместителем главы президентской администрации и помощником президента России. Среди медиков он присутствовал скромно и одиноко, и вид у него был хладнокровно-озабоченный.

По приведенным главой ФСКН данным, численность граждан РФ, поставленных на наркоучет, оставалась более или менее стабильной с 2001 по 2004 год, а потом снова начала расти, хотя и не так быстро, как в 90-е годы. В 2007 году таковых потребителей насчитывалось более 537,7 тысяч. Значит, на самом деле – свыше двух с половиной миллионов. До 90% из них употребляют наркотики «опийной группы», к каковым относится и героин. А живет потребитель героина с момента начала употребления лет эдак пять-семь. Потом, как правило, он умирает или гибнет при криминальных обстоятельствах. В год у нас гибнет до 30 тысяч наркоманов, в основном молодых.

Приведя эту грустную статистику, Иванов отметил, что общее число людей, так или иначе вовлеченных в наркотический бизнес, включая мелких распространителей, очень велико и превышает численность Вооруженных сил страны. Осуждено за различные наркопреступления в течение последних 5 лет около полумиллиона человек.  Как и прежде, растет среди наркоманов доля женщин и подростков. В общем, ничего особенно утешительного.

«Не получится развития страны в условиях разгула наркомании!» - жестко сказал Виктор Иванов, осторожно намекнув, что молодежи в современном обществе не так-то и много. Остановился глава ФСКН и на международной ситуации. Применительно к наркотикам, положение за рубежом как раз имеет значение: неподалеку от России – страна чудес, Афганистан, где в условиях абсолютного бардака выращиваются бескрайние заросли опийного мака. Оттуда идет 90% всех мировых «опиатов»: со 193 тыс. га плантаций собирается 8 тыс. 200 тонн мака в год, а из 10 частей мака вырабатывается одна часть героина.

Сделать с Афганистаном, как неоднократно выяснялось, нельзя ничего. Горы, отсталость, дикость. Виктор Иванов отметил, что войска НАТО, стоящие там с 2001 года, ничего с губительным «маковым промыслом» сделать не смогли, и ситуация год от года хуже. А границы в Средней Азии все дырявые, и наркотрафик там называют «Великим шелковым путем».

Вернувшись с афганских перевалов на российскую почву, глава Госнаркоконтроля высказал ряд мыслей о том, что запутавшемуся наркоману надо дать возможность «выбрать лечение вместо тюрьмы». И также отметил, что «закон работает на повышение доступности наркотиков, а наркокабинеты закрываются».

Эту тему и подхватили мирные медики. Как рассказал директор национального научного центра наркологии, член-корреспондент РАМН Николай Иванец, должность участкового врача-нарколога в России под сурдинку ликвидирована. Минздрав решил, что к наркологам мало ходит посетителей. «Если больной не идет к врачу, - врач должен идти к больному!» - сказал Иванец, что вызвало в зале несколько реплик от присутствующих  региональных наркологов. Например, таких: «Кому охота лицо-то подставлять? Должна быть ставка, как у современного участкового терапевта плюс 10 тыс. рублей за риск». Другой нарколог заметил: «Пока не будет реформы здравоохранения в целом, чего нам здесь тусоваться? Пять лет об одном и том же».

Профессор Иванец также рассказал, что в Минздраве уже давно лежат новые разработанные документы: положения о диспансере со стационаром, о реабилитационном центре, новые протоколы ведения больных. Утверждать все это никто не торопится. Обсуждать такой вопрос, как «качество жизни» больного наркоманией после лечения, никто не желает, хотя в кардиологии такой критерий давно существует.

В современной России и сама профессия нарколога престижной не считается. В центре, который возглавляет Иванец, в этом году «в ординатуру поступил один человек, а три места пропало». Куда уж дальше: впрочем, можно себе представить, сколько получает этот ординатор.

«Наркологическую службу – на должную высоту!», - хотят медики. Остается надеяться, что национальный проект «Здравоохранение» покроет и наркологов своими благодеяниями. Пока что вопросов явно больше, чем ответов.

Леонид Смирнов