Призыв растет на кризисных дрожжах

1 апреля в России стартует весенний призыв на военную службу. По мнению экспертов, нынешние призывники рискуют стать очередной жертвой кризиса, поскольку теперь им будет еще труднее получить квалифицированную юридическую помощь.

1 апреля 2009 г. в России стартует очередной весенний призыв на срочную военную службу. По мнению экспертов, нынешние призывники рискуют стать очередной жертвой кризиса, поскольку теперь им будет еще труднее получить квалифицированную юридическую помощь. О том, как защитить законные права молодых людей призывного возраста, шла речь на круглом столе в московском офисе "Росбалта". В ходе дискуссии правозащитники и эксперты высказали свои точки зрения на проблему призыва в целом.

Информация о том, что план весеннего призыва может быть увеличен примерно на треть, вызвала беспокойство представителей гражданского общества. Юристы и правозащитники опасаются, что его выполнение может привести к заметному росту правонарушений в армейской среде. Ситуация усугубляется тем, что большинство призывников в условиях финансового кризиса не имеет возможности оплатить услуги адвокатов и юрконсультаций. В результате молодые парни могут стать жертвами собственной неосведомленности, выбирая путь уклонения от призыва, за что впоследствии могут быть привлечены к уголовной ответственности.

Как заявил в ходе круглого стола старший военный прокурор Главной военной прокуратуры РФ Владимир Прудяков, «органами военной прокуратуры при каждом призыве на военную службу проводится работа по недопущению нарушения прав призывников». Он отметил, что количество выявляемых нарушений неуклонно растет, что, по его словам, связано не с ростом числа нарушений, а с увеличением их раскрываемости. Прудяков пообещал, что в призывной период будет организована работа консультативно-правовых центров, как при Главной военной прокуратуре, так и на местах - в городах субъектов РФ.

Управляющий делами специализированной коллегии адвокатов «Призывник» Аркадий Чаплыгин, в свою очередь, полагает: для того, чтобы призывники не боялись идти в армию, а потом многие из них соглашались продолжать службу по контракту, «тяготы и лишения военной службы должны быть адекватны ситуации».
«К нам в коллегию достаточно часто обращаются не только солдаты, но и офицеры, самовольно оставившие свои подразделения. Причины типовые – отсутствие нормальных бытовых условий. Бывали случаи, когда человек не мог месяц сходить в баню или нормально поесть. Когда такая ситуация изменится, армейская служба станет более популярным занятием», - уверен адвокат.

«Считаю, что призыв - явление, свойственное для аграрно-индустриального общества, изжил себя, - высказал свою точку зрения Чаплыгин. - Но если институт призыва существует, его нужно проводить в строгом соответствии с законом». Он привел в пример случай, произошедший в Пензенской области, когда молодых людей осуждали за уклонение от военной службы, а в качестве наказания применялся штраф в размере 10 тыс. рублей. «У любого молодого человека возникнет вопрос: стоит ли идти в армию, или нарушить закон и заплатить 10 тысяч рублей - и не идти в армию», - заметил юрист.
Чаплыгин предположил, что предстоящей весной пропорционально увеличению плана призыва возрастет и количество правонарушений, связанных с этим процессом.

По данным координатора Общественной Инициативы «Гражданин и Армия», члена Экспертного Совета при Уполномоченном по правам человека в РФ Сергея Кривенко, социально-бытовая ситуация в воинских частях постепенно улучшается, однако по-прежнему остро стоит проблема системной защиты военнослужащих.
«Молодой человек может отслужить нормально, а может и стать жертвой. К сожалению, это лотерея. Военнослужащий должен обладать теми же правами, за некоторым исключением, которыми обладает и обычный гражданин», - формулирует Кривенко свой рецепт исправления ситуации с незащищенностью законом людей в погонах.

При этом он отмечает, что за последние годы существенного «изменения спектра правонарушений в области призыва не произошло». По данным Кривенко, лишь случаи "захвата" призывников и незаконного доставления их в военные комиссариаты пошли на убыль. Но одна из основных проблем (более 30% фиксируемых случаев), как и раньше, связана с нарушением закона о военно-врачебной экспертизе и правовой неграмотностью самих призывников, уверенных в том, что в военкомате проводят медицинский осмотр, а не освидетельствование.

Как напомнил правозащитник, «врачи в военкоматах работают, прежде всего, с документами». Таким образом, получается, что если молодой человек был призван на службу, имея заболевание, то в большей степени виноват он сам, поскольку заранее не озаботился формированием пакета документов, свидетельствующих о его болезни.

Для справки:
Газета «Коммерсант», ссылаясь на начальника Главного военно-медицинского управления Минобороны России генерал-лейтенанта Владимира Шаппо, сообщает, что по итогам осеннего призыва 2008 года только 37 % юношей оказались полностью годными к военной службе.
Ограниченно годными были признаны 24,4% призванных на военную службу, 5% потенциальных военнослужащих признаны временно годными к службе и 1,1% - негодными полностью.
При этом более 10 тысяч призванных прошлой осенью молодых людей испытывали проблемы с весом, 6,5 тысячи человек имели нарушения нервной системы, и примерно 800 призывников были склонны к употреблению алкоголя и наркотиков.

По словам руководителя московского движения «Солдатские Матери», эксперта рабочей группы комиссии по правам человека при мэре Москвы Татьяны Кузнецовой, в ходе минувшего призыва «нарушения достигли жутких размеров». «В армию брали с язвой, псориазом, другими заболеваниями. Теперь все эти солдаты лежат в госпиталях», - утверждает она.

Между тем, старший военный прокурор Владимир Прудяков уверяет, что военное ведомство само заинтересовано в том, чтобы избежать ошибок при призыве на армейскую службу. «В случае неправомерного призыва (в том числе в результате врачебной ошибки) Минобороны несет значительные затраты, связанные с лечением, затратами на призыв, форму одежды, питание, перевозку, страховки», - заявил представитель Главной военной прокуратуры.

Для справки:
В конце января Минобороны выступило с предложением ввести обязательное прохождение призывниками в ходе медицинской комиссии тестов на наличие «социально значимых» болезней - ВИЧ-инфекции, гепатита и наркозависимости. Как заявил «Коммерсанту» начальник центральной военно-врачебной комиссии Минобороны РФ Виктор Красников, цифра попадающих в армию с этими болезнями "остается стабильной из года в год".

Выполнение возросшего плана по призыву, с одновременным ужесточением требований к здоровью призывников, похоже, является непосильной задачей для всех, кто работает в системе военных комиссариатов. Может быть, имеет смысл передать процесс призыва в гражданские организации? По аналогии с прохождением техосмотра автотранспортных средств не в отделах ГИБДД, а у независимых экспертов.
К примеру, молодой человек, получив повестку, проходит освидетельствование в гражданских поликлиниках, а потом является с соответствующими документами на призывное освидетельствование. В случае выявления злоупотреблений медицинское учреждение лишается лицензии, со всеми вытекающими последствиями.

Между тем, согласно действующему законодательству, военный комиссариат и сегодня имеет к призыву опосредованное отношение. По закону, он определяет количество проживающих на подведомственной территории лиц, подлежащих призыву, и ставит их на воинский учет. Медицинское же освидетельствование при призыве осуществляют врачи гражданских клиник, по идее, не подчиняющиеся военному комиссару.
Однако на практике процедура назначения врачей на должность такова, что они утверждаются главой местной администрации «с подачи» военкома перед началом каждого призыва. Врачи стараются выполнять все указания военкома, потому что если сделают что-то не так, то в следующий призыв уже не будут переназначены на свои должности.

Если бы врачи состояли в трудо-правовых отношениях с военным комиссариатом, и сам военкомат получал бы лицензию на осуществление медицинского освидетельствования, то уволить такого врача было бы гораздо сложнее. Он был бы независимым от военного комиссара, считает управляющий делами специализированной коллегии адвокатов «Призывник» Аркадий Чаплыгин.

Об ответственности за результаты призыва емко высказалась Татьяна Кузнецова. «До тех пор, пока в военкоматах люди, занимающиеся призывом, не будут нести персональную ответственность (вплоть до уголовной) в случае доказанной вины за болезнь или гибель призывника, в Вооруженные силы будут призывать всех подряд», - уверена она.

А в армейской среде, добавим мы, начиная от командира роты и заканчивая чиновниками в кабинетах на Арбатской площади, будут звучать сетования на то, что «в войска присылают больных, с которыми приходится работать».

Очевидно, что российское государство, попавшее в очередную демографическую яму, скоро может столкнуться с тем, что общее количество молодежи мужского пола окажется ниже числа призывников, необходимых для нужд Минобороны. Поэтому полная юридическая прозрачность процесса призыва на военную службу становится задачей, напрямую связанной с национальной безопасностью страны.

Дмитрий Пановкин