Кризис возродил воров и «теневиков»

Кризис способствовал возврату к «серым» схемам ведения бизнеса, от которых немалыми усилиями российская экономика лишь недавно начала избавляться. Похоже, без ужесточения систем финансового контроля не обойтись.

Российская экономика, увы, всегда была «серой». Но у серого цвета много оттенков. Если 90-е годы в этом смысле были «асфальтовыми», а после дефолта стали почти черными, то в последнее время цвет уже приблизился к «дымчатому». И вот – получается, опять идет потемнение. Возврату к «серым» схемам ведения бизнеса была посвящена дискуссия, состоявшаяся в московском пресс-центре ИА «Росбалт».

О том, что «по большому счету, наша экономика из тени никогда не выходила», говорил бывший первый заместитель председателя Счетной палаты РФ и один из основателей партии «Яблоко» Юрий Болдырев. Он напомнил, что в РФ всегда было невозможно заключить какой-либо контракт на поставку продукции с высокими технологиями без той самой «договоренности», которая законом отнюдь не предусмотрена.

Болдырев представляет интересы того самого реального сектора, на который возлагается столько надежд, что он создаст, наконец, в стране «ненефтяную» и «несырьевую» экономику. Но весь постсоветский период промышленники и технари, пытающиеся производить какую-нибудь сложную машинерию, являются «пасынками» (по сравнению с сырьевиками), и не видно пока, чтобы это положение как-то менялось.

Среди тех, кто подходит под обтекаемое определение «производители высоких технологий», немало инженеров и научных сотрудников, которые на свой страх и риск создают малые предприятия, дабы «брать не числом, а умением». По словам Болдырева, типична ситуация, когда заказ на высокотехнологичную продукцию выполнен, а денег заказчик не торопится платить – месяц, потом квартал. Судиться малое предприятие, как правило, не будет, памятуя о нашей судебной практике. Значит, оно заплатит «откат» в том или ином виде. Так было, так и есть.

Но основное зло Юрий Болдырев видит в том, что «Россия допустила скупку иностранными компаниями акций в сфере высоких технологий». В разных отраслях, примерно от 30% до 50% пакетов. Иностранцы не просто абстрактно «богаче» - они у себя в развитых странах легко берут кредиты под 2-5% годовых, а российские фирмы в лучшем случае возьмут под 13%. «Мы потеряем остатки высоких технологий», - с горечью сказал Болдырев.

Он напомнил, что на помощь банкирам государство не скупясь выделяет триллионы рублей, а на помощь студентам, которые теряют возможность платить за учебу, пока что ассигновано всего 30 млн руб. Правда, недавно 130 млрд руб. выделили на «Роснанотех», - теперь государство вынуждено 85 млрд из них забрать назад. Болдырев, правда, обеспокоен не тем, что деньги изымают у Чубайса, а тем, что он их поместил в коммерческие банки. «Ростовщикам», как выразился Юрий Юрьевич, - недолюбливает он банковский капитал.

Под конец Болдырев обратил внимание на практику сдачи единого государственного экзамена. Точнее – на методическое пособие, которое издано для выпускников. На последней странице этой методички изображен преподаватель, который все работы собирает в большой пакет с надписью «секьюрпак». Опытный аудитор Болдырев по «секьюрпаку» сразу определил, что пособие сие автор примитивно списал с какого-нибудь американского образца, получив за это грошовый гонорар. А вот, сколько денег изначально на это выделили, и куда львиная их доля по дороге делась? – вот вопрос.

К голосу Юрия Болдырева в защиту высоких технологий присоединился заведующий кафедрой антикризисного и стратегического менеджмента Российского государственного торгово-экономического университета Марат Мусин. Он тоже считает, что ставка по кредитам в 13% – «это смерть промышленности». А коль скоро в банковских кругах планируется сократить объем кредитования еще на 25% - значит, «закрывай все оставшиеся заводы». И тогда в России останется только нефть и газ, - и 11-15 млн человек для обслуживания этого ТЭКа, а остальным рекомендуется побыстрее вымереть.

«Обработку убили», - так вкратце определяет Марат Мусин положение в российской промышленности. А для восстановления высокотехнологичной обрабатывающей промышленности необходимо жесткое соблюдение правила: нельзя «снимать пенки» на промежуточных этапах производства. То есть, - нужны крупные, вертикально интегрированные компании, способные довести цикл от сырья до сложной машины. Малые предприятия Мусин не слишком жалует, зато напоминает о некоторых положительных сторонах советской организации трестов и гигантов.

В настоящее время, по оценке Мусина, «промежуточные паразиты»-посредники воруют около трети финансовых средств в промышленности, причем в «самых лучших отраслях» воруют лишь 11%. Но выход есть: «Бери за шкирку того, у кого 250 домов в Лондоне, и договаривайся с ним, чтобы он внутри страны производил». Вообще, по части систем финансового контроля Марат Мусин и его коллеги – ученые и преподаватели РГТЭУ могут много чего предложить государству, если у него найдется политическая воля.

Генеральный директор компании «Дженерал телеком» Юрий Финк – практический человек, предприниматель, рассказал, как он сам пострадал от недобросовестных банкиров. Компания конструирует и производит системы безопасности на транспорте – в частности, ее системы позволяют видеть самолет в любой момент полета в любой точке Земного шара. С МПС РФ – ОАО РЖД компания сотрудничает с 1996 года, обеспечивая безопасность пассажирских поездов – «может быть, кто-то обращал внимание на белые купольные антенны на штабном вагоне».

Так вот, как только начались «миллиардные контракты», тут-то бедолаги-конструкторы и погорели. Как рассказал Финк, когда ОАО РЖД начало платить в банк, с которым сотрудничала его компания, авансы на сотни миллионов рублей, банк тут же заявил, что в него деньги не поступают. Потом у банкиров «возникла потребность открыть новую кредитную линию». Закрыв же старую кредитную линию, они оставили конструкторов без денег. У Юрия Финка банкир стал вымогать «откат» в 800 млн руб. Когда же директор обратился в другой банк, оба банкира быстро сговорились и вскоре захватили компанию. Теперь Финк пытается отстоять свои авторские права на изобретения через Роспатент, что тоже очень нелегко.

«Коммерческие банки нужны для другого, - считает Юрий Финк. – А у таких компаний, где необходимы очень большие и длинные деньги, должен быть доступ к кредитам Центробанка прямо у печатного станка под 4-5%».

С этим, однако, согласны не все. Так, депутат Государственной Думы, член комитета по финансовому рынку Павел Медведев счел необходимым заступиться за российскую финансовую систему. Депутат напомнил, что в связи с кризисом в стране довольно высокая инфляция, и ставка по кредитам в 13% даже от нее немножко отстает. Как она может быть меньше?

«В стране сильно «сжалась» денежная масса, - заметил Павел Медведев. – Но не кредит как таковой. Объем кредитов остался на прежнем уровне, только ставка возросла до 13%». При этом в США, по словам депутата, кредиты именно сокращаются, несмотря даже на дефляцию, поскольку такие гиганты, как «Дженерал моторс», не могут гарантировать сбыт своей продукции.

Павла Медведева беспокоит несколько другой вопрос. Только что российским парламентариям удалось остановить принятие закона «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежным агентами». По этому законопроекту, все виды коммунальных, телефонных и т.д. платежей можно будет вносить через автомат, что само по себе, может быть, и неплохо. Дело, однако, в том, что фирма, владеющая автоматами, фактически получает возможность стать «виртуальным банком». В стране может сложиться «параллельная, виртуальная банковская система», за которой не обеспечивается никакого контроля. А в итоге государство недополучит колоссальные суммы в виде налогов.

«Проблема «железных ящиков» решена во всех, известных мне странах, включая Украину, - рассказал депутат Медведев. – Они заставили эту компанию взять лицензию небанковской кредитной организации и встать под надзор Центрального банка Украины. А у нас никакого надзора не предусматривается». Павел Медведев выразил тяжелое предчувствие, что коррупционный закон все-таки будет принят, и страна недосчитается огромных денег. Но сознательные депутаты будут бороться.

Леонид Смирнов