Москвой будут управлять вьетнамцы и китайцы

Как сообщил глава столичного Департамента труда и занятости Олег Нетеребский, в городском банке вакансий имеется 8663 должности «директоров и главных руководителей», 8288 из них предназначены для иностранцев – преимущественно из Китая и Вьетнама.

На фоне вялотекущего кризиса у добропорядочных москвичей может появиться повод для утешения или злорадства. На улицу пошли крупье. Подобно тому, как в городе Черноморске из «Золотого теленка» был «час молочниц» и «час служащих», так в хронике кризиса и безработицы наступил «час крупье»: начались увольнения в сфере игорного бизнеса.

Об этом, в частности, говорилось на последней встрече с журналистами руководителя столичного Департамента труда и занятости Олег Нетеребского, считающего своим долгом информировать прессу о положении «на кризисном фронте» достаточно регулярно. Нет, «игорный вопрос» не был основным, но деталь интересная – своего рода «гвоздь программы» для суховатого мероприятия.

Российским гражданам, далеко не избалованным жизнью по закону, трудно, должно быть, поверить в то, что новый закон об игорном бизнесе будет таки исполнен и казино действительно выметут из Москвы и других городов в новые «русские Лас-Вегасы» - на задворки. Но пока что к этому идет. Уже некоторое время в центре столицы не раздаются в мегафон повторяемые бездарные куплеты на тему «ты играл и победил». А теперь вот, и до увольнений дошло.   

Образно говоря, «игровики» (или как их назвать - есть еще слово «игротехники», хотя это немножко не то) составили львиную долю увольняемых в апреле: из общего печального списка в 12 тыс. работников почти 7300 – это они. «Супер Слот» увольняет 1954 человека, «Джекпот» - 1333, «Метелица-клуб» - 746, «Татрус» - 766, «Винсо» - 603. Названия-то какие! Кому-то из нас они, наверное, многое говорят.

Всего в Москве, по данным, которые представил Нетеребский, имеется 535 игорных заведений с совокупным персоналом в 38 тыс. человек. Это, конечно, не только «игротехники»-крупье – 38 тыс. одних крупье никакому Гоголю не снились – это вся обслуга: кассиры, официанты, охранники. Среди всего персонала москвичи составляют только 10%. Интересно было бы узнать, как эти 10% там «располагаются» - занимают ли столичные жители более престижные посты крупье?

И все ли 38 тыс. пойдут на биржу труда? Ведь уважающее себя казино – это еще и ресторан, кафе, в общем, «клубная инфраструктура». Зачем же закрывать кафе, если оно будет посещаемо? Сам же Нетеребский отметил, что подходить к данному вопросу станут бережно, будут отделять заразу от полезного. И куда же денутся собственно крупье? На иной взгляд, служителей азарта особо не жалко, но тут, кроме жалости, простое любопытство есть. Обременят ли они собой казенную службу занятости или знакомствами обойдутся?

В остальном встреча с прессой была выстроена по нормальным правилам сочетания оптимизма со здоровой бдительностью. Число безработных, зарегистрированных на бирже труда, в Москве с начала года удвоилось и превысило 45 тыс. Но и число вакансий в городском банке данных тоже возросло и перевалило аж за 230 тыс. Правда, для москвичей и вообще граждан РФ работодатели приготовили только 96 тыс. вакансий, а на остальные места упорно хотят нанимать гастарбайтеров. Департамент труда и занятости клянется всячески сдерживать импорт рабочей силы и каждую заявку рассматривать «через увеличительное стекло», дабы таких рекламаций как «требуется уборщик со знанием таджикского и узбекского языков» было меньше.

Но и 96 тыс. вакансий – это по две на одного безработного. Кто требуется? Больше всего предлагается должностей водителя (почти 8 тыс.), слесаря (более 4800) и подсобного рабочего (около 4,5 тыс.). Инженеров - более 2,3 тыс. В общем, понятно, это в привычном русле.

С начала года за помощью в службу занятости обратились 164,2 тыс. человек, в том числе непосредственно в поисках работы - 88,3 тыс. По оценке департамента, в этом потоке уволенные в связи с кризисом составили чуть более 13 тыс. человек. Трудоустроено почти 30 тыс. безработных. Много это или мало? Как считать. С другой стороны, сами безработные стали активнее и реалистичнее. Если до кризиса средний московский безработный искал новое место приложения труда более полугода, то теперь он укладывается в четыре месяца. Как рассказал Нетеребский, все учебные бригады Мосавтотранса полностью укомплектованы – москвичи потянулись водить городские автобусы и другие машины.

Кстати, кое-какие «трудовые порывы» Олег Нетеребский охладил. Так, кому-то из участников встречи не терпелось развернуть массовое хлебопечение в малых пекарнях в связи с тем, что из-за кризиса, дескать, потребление хлеба обедневшими гражданами неуклонно возрастает. Глава Департамента труда и занятости корректно заметил, что перехода на хлеб и воду среди москвичей как-то не наблюдается, и в новых пекарнях большой нужды не просматривается. А вот кондитерские фабрики даже переходят на неполный рабочий день, на сладостях стали экономить.

Тут еще одна хохма возникла: дело в том, что среди заявленных вакансий имеется ни много ни мало 8663 должности «директоров и главных руководителей». Вот только 8288 из них предназначены для иностранцев. Российских директоров требуется лишь 375. В корреспонденте  «Росбалта» взыграло патриотическое чувство, и он осведомился, что это за директора такие.

Разъяснение оказалось любопытным. Так сказать, «нас обходят и сверху, и снизу». В некоторых отдельных случаях престижные западные компании по естественным причинам желают видеть директорами своих российских филиалов все-таки граждан «из метрополии» - в качестве примера был приведен «Райффайзен-банк». Но понятно, что  это касается единиц, от силы - десятков топ-менеджеров. А тысячи-то кто? Оказывается, как правило, речь идет о китайских и вьетнамских фирмах, которые не хотят пускать в свою среду российский персонал. При этом одна маленькая торговая фирма может подать пять заявок на «директоров» разного толка, под маской которых скрываются обычные продавцы, так как обычным путем завозить продавцов-единоплеменников из-за рубежа им уже не так просто.

Леонид Смирнов