Воровскую легенду убил перитонит

Сегодня умер Вячеслав Иваньков по кличке Япончик - легенда криминального мира, самый влиятельный «вор в законе». Он не смог пережить последствий ранения, полученного в июле этого года после выстрела киллера. Покушение спровоцировало новый виток «войны» между криминальными кланами.

Сегодня утром в частной московской больнице умер Вячеслав Иваньков по кличке Япончик - легенда криминального мира, самый влиятельный «вор в законе». Он не смог пережить ранения, полученного в июле этого года после выстрела снайпера. Покушение спровоцировало новый виток «войны» между несколькими криминальными кланами, а ряду мафиози коллеги по цеху вынесли смертный приговор. Среди них и «вор в законе» Тариел Ониани по кличке Тарико.

29 июля 2009 года вечером Иваньков в сопровождении троих телохранителей приехал на Mercedes 220 в ресторан «Тайский слон», расположенный на Хорошевском шоссе. Там у Япончика должна была состояться встреча со старым знакомым — Леней Ассирийским. «Ассирийский является родственников одной из бывших жен Иванькова, — сообщил «Росбалту» один из оперативников. — Он часто общался с Япончиком, последний был нередким гостя в заведениях Лени». Встреча закончилась около 19:30, и Иваньков вместе с охранниками стал выходить из ресторана. В этот момент раздался выстрел – пуля попала «вору в законе» в живот.

Телохранители сразу подхватили его и отвезли в Боткинскую больницу. Там Япончику была сделана сложная операция по удалению части кишечника. Казалось бы, состояние Иванькова стало улучшаться, его отключили от аппарата искусственного дыхания. Но потом наступило резкое ухудшение - начал развиваться перитонит, гной попадал во внутренние органы. Близкие и друзья перевезли Иванькова в частную больницу, расположенную в одном здании с онкологическим центром на Каширском шоссе.

Несмотря на все усилия медиков (они вручную вычищали из организма гной), состояние больного оставалось тяжелым. Недавно он пережил клиническую смерть, но тогда врачи сумели спасти Япончика. Сегодня около десяти утра «вор в законе» скончался. Его похороны, по предварительным данным, состоятся в воскресенье.

Как считают в МВД, свою криминальную карьеру Иваньков начинал с нападений на квартиры «цеховиков». Еще при советской власти он стал «крестным отцом» русского преступного мира, и уже тогда его интересы затрагивали многие прибыльные отрасли. В 1981 году Иваньков был осужден на 14 лет, отбывать срок его отправили в Тулунскую тюрьму, где и возник конфликт между Япончиком  и ближайшим на тот момент сподвижником Ониани «вором в законе» Ильей Симонией (Махо).

Это противоборство длилось довольно долго, Япончик сумел добиться на одной из сходок «раскоронации» Махо, такое решение поддержал и Дед Хасан. Вскоре при личной встрече Махо и Ониани нанесли Усояну личное оскорбление. Потом пути «законников» разошлись, но позже этот конфликт дал о себе знать.

В 1991 году Япончик сумел досрочно выйти на свободу. Тогда за него ходатайствовали известные люди - Святослав Федоров, Александр Розенбаум, Иосиф Кобзон, Сергей Ковалев и т.д. А вскоре «вор в законе» уехал в США. В Америке Иваньков сразу привлек внимание ФБР, которое даже выстроило иерархическую лестницу «русской мафии за рубежом». Ее лидером называли самого Япончика, его ближайшими подручными - Османа Кадиева и «вора в законе» Александра Бора (Тимоху).

8 июня 1995 году Иваньков был арестован ФБР по обвинению в вымогательстве денег у двух предпринимателей, тесно связанных с Чара-банком, - Волкова и Волошина. Как в свое время Осман Кадиев рассказывал автору этих строк, ситуация складывалась следующим образом: «К нему (Япончику – «Росбалт») пришли люди и сказали: Чара-банк кинул сотни россиян, пенсионеров, инвалидов, знаменитых певцов. А с этими деньгами в США уехали Волков и Волошин. Кинули и уехали. Иванькову рассказали, что они вернут деньги, если он им скажет. Иваньков предложил - свяжите меня с ними. В результате Вячеслава Кирилловича арестовали по обвинению в вымогательстве и засадили в тюрьму».

Так или иначе, американский суд назначил Иванькову наказание в 9 лет и семь месяцев лишения свободы. В июле 2004 года срок отсидки закончился, но власти США сразу отправили его в камеру для последующей депортации в Россию.

«В камере я познакомился с Иваньковым,- рассказывал карреспонденту «Росбалта» один из заключенных, Сергей Бойченко, тоже ожидавший депортации из США. - Нет, конечно, по телевизору я его и раньше видел. А тут он сам подходит, говорит: «Привет, меня Слава зовут». Сразу видно - интеллигентный мужик, даже и не верится всему тому, что про него пишут. Разговаривали мы минут 15. Обсуждали то, что американская тюремная кухня - курица да гамбургеры - страшно надоела. Слава мне говорит: «Эх, интересно, осталось там, в России, все, как было раньше? Рынки, где бабушки торгуют. Хорошо бы пройтись между рядами, поговорить со всеми за жизнь».

В России сотрудники спецназа посадили авторитета в бронированный микроавтобус Ford. По пути Япончик охотно беседовал с конвоирами на исторические темы, сделал и политическое заявление - мол, ему не нравится позиция США по Ираку. А в руках сжимал книгу по истории России. Книга вскоре «вору в законе» пригодилась. В СИЗО его начали снимать несколько телевизионных групп. Завидев камеры, Иваньков разразился бранью и принялся бить по одной из них книгой.

В Москве Япончик был арестован по обвинению в убийстве двух турецких предпринимателей. Суд присяжных, впрочем, полностью оправдал «вора в законе».

В последнее время Иваньков принимал самое активное участие в разрешении конфликта между кланами «воров в законе» Тариела Ониани и Аслана Усояна. Истоки  этого противостояния восходят к 2006 году, когда в ОАЭ был задержан «вор в законе» Захарий Калашев (Шакро), которого потом экстрадировали в Испанию. Там его обвиняли в отмывании денег, неуплате налогов и других преступлениях. Временно управлять бизнес-империей Шакро клан Аслана Усояна поставил «вора в законе» Лашу Шушанашвили. Но такой поворот событий не устроил другой криминальный клан, руководимый Тариелом Ониани.  

Несколько лет Тариел Ониани вел работу по дискредитации Лаши среди членов воровской «элиты», а потом перешел к решительным действиям. В апреле 2008 года на одной из сходок сторонники Ониани «раскороновали» Лашу, обвинив его в излишнем увлечении коммерцией, а также в отходе от воровских традиций. После этого «воры в законе» разделились на два враждующих лагеря, которые вели ожесточенную борьбу.

По данным «Росбалта», Тариел Ониани, чтобы как-то смягчить ситуацию, решил провести масштабную сходку «воров в законе». Как позже Ониани признался своим сторонникам, на ней он планировал собрать соратников, «воров», которые еще не заняли чью-либо сторону, а также представителей клана Деда Хасана. В качестве своеобразного третейского судьи на сходку пригласили Вячеслава Иванькова, известного как Япончик.

Иваньков, по информации агентства, некоторое время раздумывал над приглашением, но в последний момент не захотел ехать. В результате единственным влиятельным славянским «вором в законе», решившимся на визит, стал Александр Бор (Тимоха),  который давно и тесно связан и с Усояном, и с Иваньковым. Впрочем, все участники сходки были задержаны сотрудниками ГУ МВД по ЦФО. 

Стоит отметить, что до последнего времени славянские «воры в законе» держались в стороне от конфликта между двумя мафиозными кланами – Аслана Усояна (Дед Хасан) и Япончика с одной стороны и Ониани – с другой. Однако после покушения на Япончика они уже не смогли не принять участия в ситуации, ведь речь шла о нападении на легенду славянского мафиозного мира.  В результате гангстеры вынесли свой приговор по делу о покушении на Вячеслава Иванькова по кличке Япончик. В сентябре этого года в «Матросскую тишину» пришло письмо, подписанное 36 криминальными генералами, в котором фактически содержится призыв к устранению законника Тариела Ониани, по кличке Тарико. Среди подписантов оказалось большое число славянских мафиози.

По данным «Росбалта», в качестве подтверждения вины Тарико им представили некие результаты собственного расследования гангстеров покушения на Вячеслава Иванькова.

Из них следовало, что непосредственно организацией преступления могли заниматься ближайшие сподвижники Тарико — «вор в законе» Мераб Джангвеладзе (Мераб Сухумский) и его брат Леван. Еще весной этого года они собрали в Москве несколько десятков человек из своей бригады, которые организовали наблюдение за Япончиком и Дедом Хасаном, а также занялись поиском киллера.

На роль последнего был выбран мужчина, ранее воевавший в горячих точках. Люди Мераба и Левана указали ему на объект, а потом и было совершено покушение, в момент которого Ониани уже находился в СИЗО по обвинению в похищение человека. Самого киллера, кстати, российские спецслужбы установили, но он загадочно исчез. По одним данным – подался в бега, по другим — был убит. Часть славянских «воров в законе», сочтя такие доводы убедительными, встала на сторону Деда Хасана.

Впрочем, даже в криминальном мире далеко не все верят в такую версию — слишком очевидной она выглядит. По данным «Росбалта», часть лидеров славянских группировок, в том числе с Юго-Запада Москвы, а также «воров в законе», полагают, что Япончик мог поплатиться за свой собственный бизнес-проект, связанный с выпуском цементных смесей в Подмосковье. Якобы у Иванькова в ходе ведения бизнеса возникли конфликты с рядом мафиози из азербайджанских, армянских и чеченских группировок, контролирующих строительные рынки Подмосковья, а также с рядом крупных бизнесменов. Также известно, что Иваньков имел отношения к нелегальному бизнесу по обналичиванию денег. А недавно в Москве и Ингушетии были убиты теневые финансисты, занимавшиеся этим бизнесом, которые были тесно связаны с Иваньковы и Дедом Хасаном.

Версия же с Ониани, по данным спецслужб, выгодна еще и самому Деду Хасану. Дело в том, что в его противостоянии с Тарико до недавнего времени сохранялся некий паритет. Оба «вора в законе» обладали примерно равными финансовыми ресурсами и влиянием в криминальном мире. Перевесу какой-либо из сторон могли поспособствовать славянские «законники». Но они, даже после того, как Ониани арестовали, предпочитали в противостояние не вмешиваться.

Когда же речь пошла о покушение на негласного лидера славян Япончика, они уже не смогли оставаться в стороне. Ранение Иванькова дало возможность Деду Хасану одержать над оппонентом оглушительную победу и даже добиться для него смертного приговора.

Юрий Вершов