Зачатье зазвонит над Остожьем

Большой Рождественский собор Зачатьевского монастыря будет освящен и открыт в будущем году, когда монастырь отметит 650-летие. Для православного мира столицы это праздник - первый в Москве женский монастырь возвращает себе полноценный облик.

Большой Рождественский собор Зачатьевского монастыря будет освящен и открыт в будущем году, когда монастырь отметит 650-летие. Для православного мира столицы это праздник - первый в Москве женский монастырь возвращает себе полноценный облик.

Многим москвичам знаком этот уголок в историческом центре – если чуть-чуть пройти по Остоженке от метро «Кропоткинская». Это и есть Остожье. Как рассказала прессе настоятельница монастыря, матушка Иулиания (Ирина Глебовна Каледа), в XIV веке до этого уголка городская среда еще не дошла, тут зеленели луга, и крестьяне, естественно, косили сено и делали стога – отсюда и название старого московского района.

В этой-то тиши в 1360 году знаменитый московский митрополит, Святитель Алексий, и основал первый собственно-женский монастырь (до того монастыри были совместные, что на сегодняшний взгляд может показаться странным). Первыми насельницами обители стали родные сестры Иулиания и Евпраксия. Средневековый монастырь был деревянный и неоднократно горел, последний раз – при Иване Грозном. Скорый на руку Иван Васильевич приказал перенести обитель в более безопасный район Чертолье, но несколько сестер ослушались и остались на пепелище. 

Возрождение наступило при царе Федоре Ивановиче. У него не было детей, и царь повелел построить в Остожье каменный собор Зачатия праведной Анной Пресвятой Богородицы, уже каменный. Результат был противоречивый: царица Ирина родила девочку, которая, правда, прожила очень недолго.

ostozhe_vid_s_visoti_427_01

Остожье. Вид с высоты

Монастырь в XVII веке был потрепан польскими завоевателями, а на рубеже XVIII – XIX веков обветшалый собор решено было разобрать, - как видим, старую Москву не всегда сохраняли и при царе. На этом месте воздвигли большой собор Рождества Пресвятой Богородицы по проекту Матвея Казакова.

Ну, а потом пришла очередь большевиков. Монастырь закрыли в 1925 году, и патриарх Тихон отслужил здесь последнюю литургию. Игуменья матушка Мария собрала монашек перед иконой Пресвятой Богородицы и сказала, что она больше не может быть им настоятельницей, что игуменьей теперь будет сама Богородица. Сестры, как могли, устраивались в новой жизни. Последняя из насельниц скончалась в 1984 году. Чудотворную икону сохранили, и она пребывает в монастыре, в малом Духовском храме.

ikona_427

Чудотворная икона

Среди исторических лиц, причастных к жизни Зачатьевского монастаря, значится и вполне мирской советский литератор Виктор Розов. Когда он впервые приехал в Москву поступать в театральное училище, то за неимением общежития, поселился у одной из оставшихся насельниц в келье. Витя Розов был глубоко благодарен пожилой монахине, ухаживал за ней во время тяжелой болезни.

В 30-е годы собор взорвали. В жизнь современных москвичей Остожье входило уже просто в виде монастырской стены с маленьким надвратным храмом – естественно, недействующим. В монастырских постройках угнездилась масса советских учреждений – по выражению матушки Иулиании, «и художники со скульпторами, и валютная экспертиза». На месте Рождественского собора построили школу №36, которая, по свидетельству ее выпускников, «странным образом переняла некоторые монастырские традиции».

«Учебный год начинался одним и тем же ритуальным действом: из дверей выходил директор, торжественно, как икону, выносивший на двор деревянную раму с благодарственной грамотой за подписью Сталина. Старшеклассники ставили посреди двора стул, на него водружали перепуганного первоклашку, вручали ему грамоту, после чего директор рассказывал ее историю, которую все присутствующие знали наизусть. Потом рама возвращалась на почетное место в вестибюле и висела там до следующего первого сентября».

Пришли, однако, и новые времена. В 1995 год монастырь был передан церкви. Возрождение шло, не торопясь, и сейчас в обители живут около 20 монахинь. Матушка Иулиания с благодарностью вспоминает всех префектов Центрального округа Москвы. Александр Музыкантский помог монастырю расселить арендаторов, причем, по словам матушки, все они остались довольны.

igumenia_427

Игуменья Иулиания

Геннадий Дегтев решил вопрос со школой, которую тоже нельзя было обижать. В 2002 году школьное здание, наконец, разобрали. Дегтев же помог восстановить Духовской храм, который существовал без купола, в виде простого домика с двускатной крышей, и арендаторы, вероятно, искренне заявили, что никакого храма тут отродясь не было. Затем Сергей Байдаков, став вице-мэром, по словам настоятельницы, «передал монастырь на руки Алексею Александрову».

В ноябре 2005 года патриарх Алексий II торжественно заложил на старом месте первый камень в основание нового собора Рождества Пресвятой Богородицы. Сейчас собор уже виден за стенами. Купола его закрыты, они в работе. Покрывают купола желтой и белой мозаикой – оказывается, в атмосфере центра Москвы сусальное золото облезает.

Как сообщил журналистам префект Центрального округа Москвы Алексей Александров, работы выполнены примерно на 80%. В ноябре на собор поднимут кресты. На будущий год останется внутренняя отделка. Как подчеркнул префект, на собор не потрачено ни одной бюджетной копейки. Все за счет спонсоров, среди которых – люди самого разного достатка. В подвале нового собора кирпичи исписаны именами жертвователей и восстановителей – их тысячи.

На звонницу подняты колокола, - всего их 11 штук, современной отливки, большой весит около трех тонн. Префект Александров нажал педаль и позвонил в большой колокол, - звук впечатляющий. В подвале же будет музей – там остатки взорванных стен, и масса разнообразной утвари. Археологи славно поработали в основании собора, много чего нашли, включая древнюю «дофарфоровую» посуду из китайского селадона, очень редкую в наши времена.

А большой собор освятит в будущем году патриарх Кирилл. Храм этот, хоть он и за стеной, конечно, будет для народа, для прихожан. И хоть рядом Храм Христа Спасителя, лишних храмов здесь нет. Есть чему порадоваться.

Леонид Смирнов