Генерал Бульбов: Мы победили!

Александр Бульбов освобожден из СИЗО «Лефортово» после более чем двух лет заключения. Также под подписку о невыезде освобождены его секретарь Мария Ковалева и задержанный в рамках «дела Бульбова» бывший сотрудник ФСКН Юрий Гевал.

Генерал-лейтенант ФСКН Александр Бульбов в пятницу вечером был освобожден из СИЗО «Лефортово» после более чем двух лет заключения. Также под подписку о невыезде были освобождены его секретарь Мария Ковалева, отбывшая в заключении более года, и задержанный в рамках «дела Бульбова» бывший сотрудник ФСКН Юрий Гевал. Ожидается, что в ближайшее время будут освобождены и другие арестованные фигуранты этого дела.

Следственный комитет при прокуратуре (СКП) РФ, принял решение отпустить генерала под подписку после того, как Мосгорсуд отказался избрать ему и еще пятерым обвиняемым меру пресечения в виде домашнего ареста. Между тем, суд принял решение оставить Бульбова под стражей до воскресенья. Заседания в отношении Бульбова и других фигурантов дела проходили в Мосгорсуде на протяжении целого дня.

Бульбова пришли поддержать родственники, а также друзья и сослуживцы. Во время заседаний он вел себя уверенно, в перерывах обменивался с ними репликами, пытался пообщаться с женой. Однако разговорам с присутствующими в зале старались помешать конвоирующие генерала сотрудники правоохранительных органов.

Сначала судья Эдуард Чувашов повторно рассмотрел ходатайство следствия о продлении Бульбову срока ареста до 15 ноября. Еще в августе суд продлил ему срок содержания под стражей для ознакомления с материалами 56-томного уголовного дела, однако это постановление 11 ноября было отменено Верховным судом РФ и в пятницу материалы рассматривались повторно.

В начале заседания следователь Руслан Миниахметов заявил, что поддерживает изложенные в ходатайстве доводы, к которым ему нечего добавить. После этого в суде выступил прокурор Олег Коловайтис, который, как и в предыдущих заседаниях, высказался против продления срока ареста, отметив, что не имеется достаточных оснований для содержания Бульбова под стражей. Он также заявил, что Генеральная прокуратура считает сфальсифицированным постановление о возбуждении уголовного дела, положенное в основу обвинения. Поскольку же СКП отказался возбудить уголовное дело по факту фальсификации, то окончательно решить этот вопрос предстоит Генпрокурору Юрию Чайке. «На сегодняшний день это неустранимое сомнение, которое можно трактовать в пользу Бульбова», - отметил Коловайтис.

После выступления адвокатов, которые просили освободить своего подзащитного прямо в зале суда, пришла очередь речи Бульбова. Он оценил ситуацию с двумя постановлениями о возбуждении уголовного дела как «случай, подлежащий рассмотрению не в суде, а специалистами института имени Сербского, которые должны поставить диагноз следователям, которые при наличии действующего постановления с завидным упорством представляли в суд отмененное». По его мнению, невозможно надеяться на то, что в сложившейся ситуации они возбудят уголовное дело о фальсификации, устроят явку с повинной, или «в лучших традициях офицерской чести достанут свои наградные пистолеты и застрелятся».

Не смотря на доводы защиты и обвиняемого, суд сохранил Бульбову меру пресечения в виде содержания под стражей на три дня. В постановлении Чувашов отметил, что у суда нет оснований считать постановление о возбуждении уголовного дела сфальсифицированным. На доводы адвокатов и прокурора он ответил тем, что оно выносилось согласно законодательным нормам, действовавшим на тот момент времени.

После небольшого перерыва суд приступил к рассмотрению ходатайства СКП об изменении Бульбову меры пресечения на домашний арест. В случае, если бы ходатайство было удовлетворено, после освобождения из СИЗО генерал отправился бы домой, однако его свобода была бы существенно ограничена. Следствие просило запретит ему общаться со свидетелями, потерпевшими, остальными подсудимыми и их адвокатами, а также с другими людьми, среди которых были названы и его родственники. Кроме того, предлагалось ограничить его свободу перемещения, ввести запрет на получение писем и посылок, пользование любыми средствами связи, в том числе электронной почтой, Интернетом и даже стационарным телефоном. Следить за соблюдение данных правил предстояло ФСБ.

При этом, как отметил сам Бульбов, в качестве квартиры, где он должен был находиться под арестом, следствие выбрало адрес его регистрации, по которому проживает его родственница, входящая в круг лиц, с которыми ему запрещено общаться. Таким образом, он с первой же минуты домашнего ареста нарушил бы предписания суда.

Перед началом заседания на вопрос секретаря, желает ли он ознакомиться с поступившими в суд материалами, Бульбов ответил: «Нет». И лишь после этого поинтересовался у своих адвокатов, читали ли они материалы следствия.

Прокурор отказался поддержать данное ходатайство, заявив, что Генпрокуратура всегда выступала против содержания Бульбова под стражей, в том числе и против домашнего ареста. «Хотя следствие говорит о том, что Бульбов может скрыться, однако оно не предоставило подтверждающих это намерение материалов», - отметил он.

Адвокат Бульбова Ольга Истомина отметила, что в рамках уголовного дела уже допрошены все свидетели и проведены обыски, что исключает возможность повлиять на производство по делу. Она также добавила, что у Бульбова есть ряд тяжелых заболеваний, а домашний арест не позволит ему заняться своим здоровьем. Сам Бульбов назвал домашний арест мерой пресечения «избыточной по своей жестокости, даже по сравнению с СИЗО», добавив, что там хотя бы есть медобслуживание и парикмахерская.

Суд отказался заключить Бульбова под домашний арест, так как следствие в обосновании своего ходатайства привело те же доводы, что и при просьбе заключить его под стражу в СИЗО. Суд отметил, что фактические обстоятельства дела при этом изменились – прокуратура отказалась утвердить обвинительное заключение, направив его на доследование, в настоящее время срок следствия продлен до 11 декабря. «Истечение предельного срока содержания под стражей и продление срока следствия не являются основанием для избрания меры пресечения в виде домашнего ареста», - сказано в решении суда.

Также Мосгорсуд сегодня отказал следствию в заключении под домашний арест еще пятерых фигурантов данного уголовного дела, у которых истекает срок содержания под стражей, – бывшего замначальника МУРа Николая Орлова, экс-замначальника службы безопасности ФСКН Юрия Гевала, экс-оперуполномоченного этой службы Сергея Донченко, ее сотрудника Александра Гусева и бывшего сотрудника милиции Михаила Яныкина.

Александр Бульбов был задержан 1 октября 2007 года по обвинению в организации незаконных «прослушек» различных людей, и, начиная с этого времени, адвокаты и Генпрокуратура выступали против содержания генерала под стражей, полагая, что у следствия нет никаких доказательств его вины. Однако Мосгорсуд каждые два месяца продлевал сроки ареста Бульбова. Одно из таких решений Верховный суд отменил, посчитав, что генерала незаконно содержат под стражей, так как в отношении него не было возбуждено отдельного уголовного дела.

Впрочем, выпустить генерала на свободу ВС не решился, отправив решение о продлении сроков содержания генерала под стражей на новое рассмотрение в Мосгорсуд, куда СКП РФ представил материалы о том, что постановление о возбуждении дела на Бульбова было, просто оно затерялось среди других бумаг.

Подобный поворот событий окончательно вывел из себя представителей ВС, которые усомнились в том, что документ следствия является подлинным, и потом еще дважды отменяли решения Мосгорсуда о продлении Бульбову сроков содержания под стражей. Генпрокуратура, в свою очередь, поручила главе СКП РФ Александру Бастрыкину провести по факту возможной подделки материалов в «деле Бульбова» проверку.

Пока шли многочисленные судебные разбирательства, связанные с судьбой генерала, 31 октября 2008 года следователь СКП РФ предъявил Александру Бульбову обвинения в окончательной редакции. Всего генералу инкриминируется пять статей УК РФ — превышение должностных полномочий (ст. 286), получение взятки в крупном размере (290), нарушение тайны телефонных переговоров (138), дача взятки (291) и легализация доходов, полученных преступным путем (174).

После этого следствие стало выходить в суды с ходатайствами о продлении Бульбову сроков содержания под стражей на время  ознакомления с материалами дела. Сам генерал закончил эту процедуру довольно быстро (еще в июне 2009 года), а вот ряд других обвиняемых, тех, кто находился на свободе, сроки окончания ознакомления постоянно откладывали. К этому времени генерал находился в СИЗО уже больше 20 месяцев, тогда как УПК ограничивает срок содержания подследственных под стражей 18 месяцами.

Наконец, к октябрю все обвиняемые закончили читать материалы дела, и следствие направило обвинительное заключение на утверждение в Генпрокуратуру. Однако заместитель главы этого ведомства Виктор Гринь его не утвердил, вернув материалы в СКП для доследования. Гринь, кроме того, указал, что дело в отношении Бульбова и его секретаря Марины Ковалевой необходимо выделить в отдельное производство, поскольку следствию нужно представить «иные основания, подтверждающие и обосновывающие их вину». Глава СКП Александр Бастрыкин попытался оспорить решение Гриня непосредственно у генпрокурора Юрия Чайки, но тот оставил его в силе.     

Таким образом, к началу ноября у следствия уже не оставалось каких-либо весомых доводов для того, чтобы требовать и в дальнейшем оставлять Бульбова в СИЗО.  

На этой неделе события разворачивались стремительно. В среду Верховный суд отменил решение Мосгорсуда о продлении генералу срока содержания под стражей до 15 ноября, отправив данный вопрос на новое рассмотрение. На этих слушаниях, наконец, был зачитан ответ главы СКП РФ по поводу проверки о возможной фальсификации постановления о возбуждении уголовного дела в отношении генерала. Александр Бастрыкин сообщил, что документ этот подлинный и законный.

В тот же день следователь СКП РФ, обзвонив адвокатов Бульбова и других фигурантов дела, попросил их в пятницу к 10.00 прибыть в Басманный суд. Оказалось, что СКП не захотел так просто отпускать Бульбова из-под стражи и вышел в суд с ходатайством об изменении ему и другим фигурантам дела меры пресечения с содержания под стражей на домашний арест.

Уже в четверг стало известно, что СКП, видимо, из-за сильной спешки, обратился с ходатайством не по адресу – в компетенцию Басманного суда не входит решение таких вопросов, это может сделать только Мосгорсуд. В тот же день ходатайства о домашнем аресте были направлены в Мосгорсуд, который почти весь сегодняшний день разбирался с фигурантами «дела Бульбова».

Александр Шварев, Анна Сергеева