Прокурор-взяточник сбежал в Монголию

СК РФ начал предъявлять обвинения в окончательной редакции следователю СК Андрею Гривцову, бизнесмену Сергею Киримову, а также начальнику отдела по противодействию экстремизму ГУВД Москвы полковнику Сергею Хацернову. Им инкриминируют попытку получения взятки в $15 млн.

СК РФ начал предъявлять обвинения в окончательной редакции своему следователю СК Андрею Гривцову, бизнесмену Сергею Киримову, а также начальнику отдела по противодействию экстремизму ГУВД Москвы полковнику Сергею Хацернову. Всем им инкриминируют попытку получения гигантской взятки в размере $15 млн от руководителя холдинга «Росэнергомаш» Владимира Палихаты.

Еще один обвиняемый – экс-зампрокурора ЦАО столицы Руслан Паркин – находится в розыске. Адвокаты фигурантов заявили о том, что будут просить о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей.

Как сообщил «Росбалту» источник в правоохранительных органах, 16 марта были предъявлены окончательные обвинения Сергею Киримову, сегодня – следователю Андрею Гривцову, на 21 марта для аналогичной процедуры в СК РФ вызван Сергей Хацернов. Гривцову инкриминируют ст.30 и ч. 4 ст. 290 УК РФ (покушение на получение взятки), а  Киримову - ст. 33, ст. 30, ч. 4 ст. 290 (пособничество в покушении на получение взятки в особо крупном размере). Сергею Хацернову следователи планируют предъявить обвинение такие же, как и Киримову. До последнего времени Хацернов являлся только подозреваемым по данному делу.

Сам Андрей Гривцов (он находится под подпиской о невыезде) заявил агентству, что вину не признает, к гигантской взятке никого отношения не имел. Не признал свою вину и Сергей Киримов, который пребывает в СИЗО. «В случае утверждения обвинительного заключения Генпрокуратурой, мы буем просить, чтобы дело рассматривалось с участием присяжных заседателей, - отметил «Росбалту» адвокат Киримова Владимир Тюренков. - И надеемся выиграть процесс».

Примечательно, что вскоре после ареста в 2010 году Сергей Киримов признал себя виновным в пособничестве в покушении на дачу взятку (ст. 30, 33 и 291 УК РФ) и заключил так называемую сделку с правосудием. Он дал показания на одного из фигурантов дела  - Руслана Паркина - и мог рассчитывать на условное наказание. В декабре 2010 года материалы в отношении Киримова были выделены в отдельное производство и переданы на утверждение в Генпрокуратура, однако та их вернула в СК РФ на дополнительное расследование. В результате материалы опять соединили с общим делом, а Киримову инкриминировали уже статью 290 УК РФ. В этом составе преступления, по которому его грозит до 10 лет тюрьмы, он себя признавать виновным отказался и перестал давать показания следствию.

«Официально сделка с правосудием не расторгнута, ее судьбу решит Генпрокуратура после окончания ознакомления с материалами дела», - отметил «Росбалту» Владимир Тюренков. По данным агентства, Хацернов также не признает свою вину.

Согласно версии СК РФ, истоки этой истории уходят в 2005 год, когда следователь Андрей Гривцов работал в прокуратуре Москвы, а его непосредственным руководителем был Руслан Паркин. Молодому следователю поручили тогда расследовать дело о рейдерском захвате столичного НИИЭМИ, в котором фигурировали нынешний руководитель холдинга «Росэнергомаш» Владимир Палихата и его деловой партнер Николай Нестеренко (в 2010 году он был приговорен к условному сроку).

По словам источника «Росбалта» в правоохранительных органах, только в 2011 году Палихата написал заявление в СК РФ, что якобы в том же 2005 году он через посредников передал Паркину взятку в размере $1,5 млн (по данному факту ведется отдельное расследование). Вскоре Паркин уволился из прокуратуры и стал адвокатом. А Гривцов шел вверх по служебной лестнице, занимал руководящие посты в районных и окружных прокуратурах, после чего его пригласили на работу в ГСУ СК РФ.

В 2008 году Гривцова отправили в длительную командировку в Санкт-Петербург, где он вошел в следственную бригаду Олега Пипченкова, отвечавшего за все громкие уголовные дела, которые вел СК РФ в городе на Неве, в том числе и в отношении «ночного хозяина» северной столицы Владимира Барсукова. Непосредственно Гривцову поручили расследование дела в отношении замначальника УБОП Санкт-Петербурга Владимира Сыча, подозревавшегося в рейдерском захвате Фрунзенской плодоовощной базы.

В 2009 году бригада Пипченкова занималась делом о рейдерском захвате в Санкт-Петербурге ОАО «НИПКП «Терминал», следователи заподозрили, что к афере может быть причастен Николай Нестеренко. В это же время Нестеренко был задержан в Белоруссии, куда приехал по фальшивому паспорту. В результате СК РФ забрал к себе материалы старого расследования о захвате НИИ в Москве, они были переданы в производство Гривцова, которого в срочном порядке вернули в Москву. В 2009 году Нестеренко экстрадировали в Россию, начались его допросы, а этой историей неожиданно заинтересовался адвокат Паркин.

Как выяснил СК РФ, любопытство Паркина было далеко не праздным. Сразу после экстрадиции Нестеренко Владимир Палихата начал искать возможности помочь деловому партнеру и обратился за помощью к своему знакомому Сергею Киримову. Он от предложения Палихаты отказаться не смог – за роль посредника при разрешении неприятностей Нестеренко с правоохранительными органами ему было обещано $200 тыс. Киримов играл в хоккей вместе с начальником отдела по противодействию экстремизму ГУВД Москвы полковником Сергеем Хацерновым, которому он и переадресовал предложение Палихаты. А Хацернов, в свою очередь, обратился к своему лучшему другу Руслану Паркину.

Бизнесмен и адвокат сели за стол переговоров, которые шли тяжело. Паркин заявил, что и сам Палихата может оказаться в СИЗО, но эта проблема решаемая — за непривлечение главы концерна к уголовной ответственности адвокат запросил $20 млн. Позже эту сумму удалось снизить до $15 млн. Во время переговоров адвокат любил попугать Палихату свежими новостями о ходе расследования: Гривцов собирается вызвать бизнесмена на допрос, может предъявить обвинения и т.д.

Паркин совмещал переговоры с Палихатой с постоянными расспросами Гривцова о том, как продвигается расследование.

«Руслан был моим другом, я ему доверял и не думал, что он пользуется нашими хорошими отношениями, ведет какую-ту свою игру, — сообщил ранее «Росбалту» Андрей Гривцов. — Тем более, ничего секретного я ему не говорил. А на вопрос о том, буду ли я привлекать Палихату к уголовной ответственности, я ответил, что уверен в виновности Палихаты, но нужно проделать еще большой объем работы, и только потом  буду принимать какие-то решения». Однако Паркин убеждал Палихату, что обвинения ему вот-вот предъявят. Если, конечно, он не решит «финансовый вопрос».

Палихата сообщил, что 13 января 2010 года он выплатит первый транш. Сразу после этого Хацернов и Паркин улетели за границу, а получать деньги было поручено Киримову. Он должен был забрать $5 млн из сейфовых ячеек банка «Интеркоммерц» и отвезти их в другой банк, в котором у Паркина работали знакомые и где все уже было готово для перевода их за рубеж. Однако в тот момент, когда Киримов вынимал деньги из металлических ящиков, на него надели наручники. Позже выяснилось, что в ячейки была заложена «кукла», состоявшая из $56 тыс. и нарезанных бумажек.

А 14 января 2010 года прямо на своем рабочем месте был задержан Андрей Гривцов, который, в отличие от того же Паркина, и не думал отправляться за границу. Следователя арестовал Басманный районный суд, однако в феврале это решение было отменено Мосгорсудом, так как никаких доказательств вины Гривцова нет. Он вышел на свободу.

Киримов заявил на допросах, что Гривцова никогда в глаза не видел, а общался только с Хацерновым, Палихатой и Паркиным. Палихата настаивал, что это была взятка для Гривцова, правда, сам он со следователем никаких неофициальных бесед не имел. Хацернов вернулся из-за границы (заручившись перед этим обещанием, что его не заключат под стражу) и дал показания, что не знал ни о какой готовящейся передаче денег, а просто в свое время свел Киримова и Паркина. В результате Хацернов до последнего времени фигурировал в деле в качестве подозреваемого. Руслана Паркина — одну из ключевых фигур во всей этой истории — объявили в розыск. По оперативным данным, он скрывается на территории Монголии.

Александр Шварев