Мигрантов будут «завозить по набору»

Молдаванок готовят в сиделки к пожилым евреям на специальных курсах. Киргизов и узбеков накануне рабочих вояжей в Южную Корею учат основам строительства. И только в Россию иностранцы из ближнего зарубежья едут «как есть»: без лишних знаний, но с большими надеждами.

Молдаванок готовят в сиделки к пожилым евреям на специальных курсах. Киргизов и узбеков накануне рабочих вояжей в Южную Корею учат основам строительства. И только в Россию иностранцы из ближнего зарубежья едут «как есть»: без лишних знаний, но с большими надеждами.

В развитых странах внешняя миграция подчиняется правилам оргнабора. Так, чтобы получить в Израиле работу сиделки, гражданки Молдавии проходят двухнедельный инструктаж на базе национального агентства занятости: таковы условия межгосударственного контракта. А их мужей, если те хотят отправиться на заработки в Италию, определяют на полугодовые курсы по строительству. Там же будущим мигрантам преподают иностранный на базовом уровне.

Для справки, за последние годы в поисках заграничных вакансий из республики Молдова выехали порядка 400 тыс. человек. 40% обосновались в России. В основном – в индивидуальном порядке, минуя агентства занятости и курсы. «А с россиянами языкового барьера почти нет», - просто объяснил начальник управления трудовой миграции национального агентства занятости населения республики Аркадие Жосан. 

Кыргызстан. С 2007 года здесь действует государственная программа по трудоустройству населения на территории Южной Кореи. Она, как и в Молдавии, предполагает предвыездную подготовку мигрантов. Речь идет о языковых курсах, медицинской проверке, подтверждении квалификации будущего работника и визовой поддержке. РК со своей стороны заранее предоставляет выезжающему трудовой договор. Если частное агентство занятости намерено поучаствовать в судьбе безработного земляка, прежде оно должно получить государственное на то разрешение. Одно из условий – не менее 50 тыс. рублей на счету фирмы. По словам директора центра по трудоустройству граждан Киргизии за рубежом Нурдина Тынаева, эта сумма рассматривается как гарант защиты мигранта от форс-мажоров.

По схожей модели строятся отношения республики Корея и другого ее ресурсного донора - Узбекистана. В этой стране оргнабором безраздельно заведует государственное агентство внешней трудовой миграции. По данным заместителя министра труда и социальной защиты Узбекистана Шухрата Саидова, в год через госкадровиков «проходят до трех тысяч соискателей». Как правило, они оказываются в корейских стройкомпаниях. Многие еще студентами знают, куда именно поедут работать. Соответственно, ни неожиданностей, ни обманов, ни теневых зарплат. Чего не скажешь о тех, кто покидает родину независимо. А таких в Узбекистане большинство: в одну только Москву в 2010 году прибыли 65 тыс. человек.

В ходе конференции, организованной МИРПАЛ (международной сетью практиков и экспертов в области миграции и денежных переводов, созданной по инициативе Всемирного банка), Саидов признал, что «основной отток выезжает самостоятельно», но, вспомнив о многочисленных соотечественниках, раскиданных по бывшему Союзу, тут же поправился: «в совершенно незнакомую среду наши люди не едут». А посему замминистра труда Узбекистана заключил: «нельзя сказать, что это носит стихийный характер».

О каком характере говорить можно, замминистра не уточнил. Все эти допущения в отношениях с российскими партнерами, а вместе с ними четкая организованность «поставок» трудовых ресурсов в Корею и другие страны «немного обескуражили» Вячеслава Поставнина - бывшего замдиректора Федеральной миграционной службы РФ, а ныне - президента фонда «Миграция XXI век».

«Такое впечатление, что работа по оргнабору ведется всеми странами, кроме нашей, - сказал он, заслушав выступления зарубежных коллег. - Картина печальная. Мы находимся в самом-самом начале пути, если вообще идем в нужную сторону».

Работа по формированию системы организованного набора трудовых мигрантов у нас, действительно, началась недавно. Этого начальник управления внешних связей ФМС Олег Артамонов отрицать не стал. Однако с направлениями, заверил, ошибок быть не должно. Соответствующие переговоры Россия, по его словам, ведет «практически со всеми странами СНГ».

Договоры об оргнаборе с каждой из них будут заключаться в двустороннем порядке. Они определят функции партнеров, очертят зоны ответственности. Скажем, государства исхода обяжут проверять мигрантов на знание русского, профессии и наличие опасные инфекции. Россия же, как добавил Артамонов, готова будет еще «на территории страны проживания предоставить выезжающему трудовой договор».

Более детальную проработку механизма правительство РФ поручило Минздравсоцразвития. Как рассказал заместитель начальника отдела трудовой миграции департамента занятности и трудовой миграции министерства Александр Коротков, за организованность процесса привлечения иностранцев на российский рынок труда будут отвечать три пока еще гипотетических центра: содействия миграции (его сотрудники будут отбирать кандидатов, подходящих по уровню образования, квалификации, знания языка, законов и культуры), медицинского освидетельствования и информирования (преимущественно – о наличии вакансий).

Все остальное – детали, которые с каждой из сторон будущих соглашений обсуждаются индивидуально. «Наибольшее продвижение, - отметил представитель ФМС Олег Артамонов, - достигнуто с Кыргызстаном. До конца года мы такое соглашение заключим». Кроме того, по его словам, «работа начата в Молдавии и на Украине». Наметились определенные договоренности с Узбекистаном и кое-какие успехи в общении с таджикскими коллегами.

Последние прочно закрепились в тройке лидеров стран-доноров для России. В год из Таджикистана уезжают на заработки около 700 тыс. человек. По оргнабору проходят 15 тыс. А этот процесс в республике кто только не курирует: и исполнительный аппарат президента, и миграционная служба, и Минтруда, и Минздрав, и еще около 20 ведомств, входящих в специализированную межведомственную комиссию. На базе 10 ПТУ там открыты краткосрочные курсы по обучению востребованным в России специальностям. Ярмарки вакансий проводятся регулярно. Телеканалы крутят ролики о рисках нелегальной миграции. Памятки и буклеты с аналогичным содержанием раздают на границе. И все равно система оргнабора охватывает не более 15 тыс. «путешественников».

В общем, чтобы наверняка не напутать с направлениями, до подписания соглашений со странами Содружества механизм оргнабора отработают на столичных, подмосковных и питерских бизнесменах. Соответствующий пилот по найму соискателей из Киргизии и Таджикистана планируют запустить активисты автономной некоммерческой организации «Опора дружбы» совместно с Международной организацией по миграции.

Конкретные рекомендации, по словам представителя «Опоры дружбы» Владимира Вашенцева, общественники озвучат в конце года. Сейчас «идет отбор работодателей» среди предприятий малого и среднего бизнеса. Поиск и «завоз» иностранной рабсилы намечен на третий квартал 2011-го. По замыслу, эксперимент высветит возможные шероховатости системы. К примеру, позволит понять, как обеспечить рабочим нормальный быт и безопасность на производстве, каких сложностей ждать при организации профаттестации, обучения, социокультурной адаптации мигрантов, при переезде, постановке на учет и прохождении медобследования.

Еще важно (может быть, даже важнее всего упомянутого) выяснить, почему в бесплатные службы занятости мигранты обращаются с такой неохотой? Почему основной их массе проще поверить заезжему «бригадиру», рисующему золотые горы на пыльных подъездах к кишлаку? Почему им они готовы платить баранами за билет до Москвы, а оплачивать услуги лицензированных рекрутинговых контор не готовы? Многие, как уже констатировал замминистра труда Узбекистана, едут к родственникам и знакомым. Но что должно заставить их разувериться в поддержке семьи?

Это пока не ясно. И спросить не у кого: социологические исследования среди уже приехавших в Россию мигрантов, о необходимости которых настойчиво повторяют ученые и практики, на государственном уровне не финансируются.

«Мы не сможем дальше жить без организованного набора», - заключил бывший замдиректора ФМС Вячеслав Поставнин, пусть и не без патетики, но зато емко выразив настроения большинства участников конференции. «Это одновременно и экономический, и социальный вопрос. А в последние годы – еще и политический, - сказал он. – Денежные потоки, которые обеспечивает миграция, позволяют некоторым манипулировать чиновниками. И вот это – самое страшное».

Дарья Миронова