Москвичей перевоспитают в европейцев

В столице утверждена госпрограмма по энергосбережению на 2012–2016 годы: светодиодные лампы дома, фотоэлементы в подъездах, и солнечные батареи в уличных фонарях. А насколько бережливо к ресурсам относятся сами горожане?

В столице утверждена госпрограмма по энергосбережению на 2012–2016 годы. Светодиодные лампы дома, фотоэлементы в подъездах, реагирующие на перемещения жильцов, и солнечные батареи в уличных фонарях – такой Москву видят власти. Насколько бережливо к ресурсам относятся сами горожане и на чем еще нам не помешало бы экономить, «Росбалт» узнал у экспертов.

Пятилетняя программа охватит 40 тыс. жилых домов и 75 тыс. нежилых зданий. Она предполагает участие более миллиона городских организаций и ассигнования в размере порядка 201,8 млрд. рублей (причем только четыре млрд – из городского бюджета). Как уточнил накануне в ходе заседания столичного правительства мэр Москвы Сергей Собянин, «ключевая цель программы – снижение энергоемкости экономики к 2020 году не менее чем на 40% по сравнению с базовым 2007-м».

За счет одних только осветительных установок, доля которых в потреблении электроэнергии составляет 15%, по подсчетам главного научного сотрудника Всероссийского научно-исследовательского светотехнического института имени С.И. Вавилова Юлиана Айзенберга, можно будет сэкономить «от 45% до 50% электроэнергии». «Программой, - отметил академик, - предусмотрено широкое внедрение использования новейших источников излучения, электронной балластовой системы управления, что должно сильно повысить эффективность осветительных установок».

По словам главы департамента топливно-энергетического хозяйства Евгения Склярова, эффективнее станут «все этапы оборота ресурсов»: и производство, и транспортировка, и потребление. «В сравнении с регионами России Москва имеет самую низкую энергоемкость валового регионального продукта, - сообщил чиновник. - Вместе с тем, по показателям, характеризующим энергоемкость жилищно-коммунального хозяйства, Москва в ряде случаев уступает крупнейшим городам мира, и это говорит о том, что потенциал повышения энергоэффективности в данном секторе еще остается достаточно высоким».

Экспертная позиция, которая в общем и целом соответствует официальной, несколько расходится с ней в оценках. Так, директор общественного фонда «Гражданин» Максим Шингаркин напоминает, что при сравнении нашей и европейских столиц нужно, как минимум, учитывать географическую широту. В северной львиную долю расходных показателей обеспечивает освещение в зимний период.

«Если сравнивать общие затраты электроэнергии Москвы и, скажем, Нью-Йорка, приведенные в расчете на абстрактного человека, то уровень потребления у нас оказывается примерно на 30% выше», - рассказывает Шингаркин, подчеркивая, что в показателях счетчиков отдельно взятых московской и нью-йоркской семей «разницы на самом деле нет никакой».

Он обращает внимание и на другую столичную особенность: «Как ни парадоксально, но при наличии развитой паспортной системы данные о численности населения города разнятся очень существенно. А статистика (казалось бы, без опоры на паспортную систему) в Европе и США дает гораздо более точные цифры. Поэтому когда мы говорим о Москве, мы всегда должны иметь в виду еще около двух миллионов спрятанных людей».

Кроме того, «в большом Нью-Йорке, большом Лондоне и в большом Париже все расчеты ведутся именно на агломерацию, - подчеркивает эксперт, - а в Москве мы учитываем исключительно внутримкадное пространство, опуская то обстоятельство, что днем из-за кольца приезжают другие люди и поднимают показатели потребления пропорционально своему прибытию. При этом приезжают не только те, кого можно зафиксировать, изучив авто- и пассажиропотоки. Многие, скажем, не приобретают билеты на электрички, что тоже эту статистику портит».

Ирина Генцлер, специалист Института экономики города, руководитель жилищного сектора направления «Городское хозяйство», тоже не склонна обвинять москвичей в мотовстве: «они не сильно отличаются от остальных россиян и всего человечества в целом в плане личного потребления». Особенно подключившие счетчики. «Дисциплинирует сам факт установки прибора учета, - считает собеседница агентства. – Как только что-то начинает крутиться, мы стараемся и краны закрывать, и лампочки выключать. То, за что человек платит по факту потребления, он расходует экономно».

Более того, вооружившись против управляющих компаний счетчиками, горожане стали ответственнее подходить к выбору бытовой техники и теперь уже ориентируются не только на цену, но и - в лучших традициях рачительной Европы - на классы энергоэффективности. «Покупая стиральную машинку или посудомойку, - говорит Генцлер, - люди начали обращать внимание на то, что, да, сейчас они потратят больше, но зато будут экономить потом - в процессе использования».

И все же рациональнее остальных ресурсов, по мнению эксперта, город расходует воду. По данным же департамента ЖКХ и благоустройства, счетчиками ГВС и ХВС обзавелись около 60% москвичей. В этом еще одно существенное отличие российской столицы от европейских, где учет ведется всему и всеми.  

«Там очень дорогие ресурсы, - напоминает Генцлер. - А это гораздо более существенный стимул к экономии. Приборы учета в домах европейцев установлены повсеместно: люди платят только за то, что потребляют. Поэтому у них высокая заинтересованность в рациональном расходовании ресурсов».

Наше счастье – Волга и ее щедрая сеть каналов. Случись нам зависеть от Москвы-реки, как британцы зависят от Темзы, то, замечает Максим Шингаркин, «у нас бы с вами был перманентный кризис водообеспечения». «По объемам водопотребления, - добавляет он, - с Москвой корреспондируется только Нью-Йорк, который черпает пресную воду из нижнего течения Гудзона».

Но по части тепловых растрат наша столица - первая. «Не секрет, что Нью-Йорк – это Сочи, и теплопотребление сравнивать некорректно, - сразу расставляет акценты Шингаркин. - Другого такого крупного мегаполиса в северных широтах нет. Со Стокгольмом Москву сопоставить не получается, потому что зимние температуры у нас все равно ниже. В Лондоне, для сведения, даже в жилых помещениях в основном ставят одностекольные рамы. В мало каких квартирах есть тройные стеклопакеты. А Лондон севернее Парижа и Нью-Йорка. Если бы там приключились нормальные русские морозы, тепло бы уходило буквально отовсюду».

Впрочем, лондонцам пока везет, а москвичам не особенно. Чаще всего подотчетные килокалории (самая дорогая строка жилищно-коммунальных расходов) теряются в подъездах. Причем не на лестничных клетках с местами хлипкими оконными рамами и периодически открытыми дверьми (на то и существуют тамбуры, чтобы не пропускать холодный воздух в основную зону), а в необустроенных чердаках. По мнению директора фонда «Гражданин», именно «туда должны быть направлены усилия по энергосбережению для нашего мегаполиса».

А они сегодня не сказать, что велики. То есть, конечно, качественно делается многое, но вот количество оставляет желать лучшего. За четыре года реализации программы капитального ремонта до ума довели всего две с половиной тысячи домов старой застройки. На будущий год планы пока не известны. Поэтому остановимся на достигнутом. Во-первых, в каждом доме, подлежащем капитальному ремонту, по словам пресс-секретаря департамента капремонта Татьяны Блиновой, утепляются фасады, чердаки, подвалы и цоколи. Эти процедуры позволяют экономить от 12 до 16% тепла.

«В жилых помещениях устанавливаются энергоэффективные батареи с терморегуляторами, которые позволяют не перетапливать собственную квартиру, - рассказывает Блинова. - Помимо этого, в подвалах оборудуются автоматизированные узлы управления подачей тепла. Эта установка также позволяет не перегревать квартиры. Если на улице минус пять, то вода в наших батареях будет одной температуры, если минус 25 - другой».

Лифты, у которых заканчивается срок безопасной эксплуатации, заменяют исключительно энергосберегающими. «Это одно из требований технического регламента, - поясняет собеседница агентства. – В 2011 году в городе будет заменено почти четыре тыс. лифтов: частично они уже заменены, частично – в процессе замены». «Устанавливаются светодиодные светильники, - продолжает она. - Очень часто они оснащены датчиками движения и не горят, когда никого нет на лестничной площадке, и, наоборот, загораются, когда человек выходит из лифта и направляется к своей квартире».

«Когда дом таким вот образом (включая приборы учета воды и электроэнергии в муниципальных квартирах) отремонтирован, общие потери сокращаются процентов на 35-40», - резюмирует Блинова.

И все же, не считая новых, инновационные технологии бережливости пока охватили чуть больше 6% жилых домов. Как быть остальным? «В сущности, - комментирует Ирина Генцлер, - это забота управляющих компаний, которые должны были бы позаботиться о том, чтобы дом потреблял меньше ресурсов, а люди бы за них меньше платили. Законодательство требует, чтобы УК ежегодно готовили для собственников помещений в многоквартирных домах предложения по энергосберегающим мероприятиям, чтобы их затем озвучивали на общих собраниях, объясняли, сколько надо денег вложить и какая от этого будет выгода. Если жильцов все устраивает – мероприятия включаются в план работ по содержанию дома».

Однако, по мнению эксперта, «большая часть москвичей никаких пожеланий по этому поводу своим управляющим компаниям не формулирует, а те, соответственно, не проявляют инициативы». «В данном случае, - советует Генцлер, - можно было бы пожелать горожанам объединиться и посмотреть, как четко управляющие компании выполняют закон и что вообще у них происходит в подъезде?». Всегда ли горит свет? Все ли закрывают двери? А крыша – ее уже утеплили?

Дарья Миронова