Участник скандала в МВД боится за свою жизнь

В ГСУ МВД Москвы идут проверки в связи с арестом за вымогательство взятки следователя Нелли Дмитриевой. Деньги для нее получал экс-милиционер Максим Каганский. Однако сам он уверяет, что стал жертвой провокации.

Начальник Управления собственной безопасности ГУ МВД РФ по Москве Александр Трушкин объявил о том, что его подразделение начало проверку в отношении руководящего состава Главного следственного управления столичной полиции. Данные мероприятия связаны с арестом по обвинению в вымогательстве взятки в $5 млн следователя Нелли Дмитриевой. По данным правоохранительных органов, деньги для нее получал бывший милиционер Максим Каганский, который являлся ключевым звеном целой коррупционной машины. Однако, как стало известно «Росбалту», сам Каганский уверяет, что стал жертвой провокации, сейчас он опасается за свою жизнь.

Адвокат Каганского Владимир Жеребенков вечером 18 октября подал жалобу в Мосгорсуд на решение о заочном аресте его клиента. «Максим стал жертвой провокации, которая является результатом противостояния различных кланов в силовых ведомствах, - заявил защитник «Росбалту». - Каганский готов помочь следствию во всем разобраться, но пока лишен такой возможности. Он не может приехать в Москву, поскольку у него есть серьезные основания опасаться за свою жизнь. «Война силовиков» идет на очень высоком уровне. Родственникам Максима уже предложили некую сделку: он даст показания на бывшего первого замначальника ДЭБ МВД РФ Андрея Хорева и начальники ГСУ ГУ МВД по Москве Ивана Глухова, а взамен его возьмут под программу защиты свидетелей. Каганский знает Хорева, но ничего «интересного» про него сказать не может – никаких криминальных действий они не совершали».

Корреспонденту «Росбалта» удалось ознакомиться с версией развития событий самого Каганского. Согласно ей, 23 сентября 2011 года Каганскому позвонил партнер по строительному бизнесу Андрей Кобзанов. (экс-милиционер владеет компанией «Виктория», которая занимается возведением фитнес-центров и спортивных площадок). Кобзанов сообщил Максиму, что для него передали некий пакет. Каганский отправил к партнеру водителя и телохранителя своей жены - Кириллова и Емельянова. Когда их машины встретились во дворе одного из домов, Кобзанов кинул в открытое окно пакет и крикнул «Меня пасут».

В этот момент автомобиль Кириллова и Емельянова блокировали легковушка и минивэн. Водитель сумел развернуться и помчался к ресторану «Азербайджан», расположенный на улице Демьяна Бедного, где в тот момент находились Каганский и его охранник Чуприн. Там они рассказали о случившемся, Максим попросил их положить пакет в другой автомобиль, а сам отошел в сторону покурить. В этот момент подъехал тот самый минивэн, из него выскочили бойцы спецподразделений и скрутили Кириллова, Емельянова и Чуприна. Не понимая, что происходит, Каганский предпочел уехать.

Как выяснилось позже, спецслужбы проводили операцию по задержанию участников вымогательства денег для следователя Нелли Дмитриевой.

Однако у оперативников совсем иная версия событий: Каганский являлся участником коррумпированных схем, по которым отдельные представители МВД РФ получали от различных бизнесменов миллионы долларов. Максим являлся близким другом Андрея Хорева и Дениса Глухова – сына начальника ГСУ при ГУВД Москвы Ивана Глухова. Последнюю переаттестацию в МВД РФ Хорев и Каганский не прошли, однако, по версии спецслужб, продолжили заниматься незаконной деятельность.

Так, в начале 2011 года к ним обратился один из руководителей фирмы «Медика» Борис Юдин. В производстве ГСУ находилось уголовное дело в отношении его делового партнера Царькова, самому Юдину в любой момент могли предъявить обвинения. Каганский согласился помочь бизнесмену за сумму в $5 млн, после чего связался с Нелли Дмитриевой, которая и вела данное расследование. Дальше, согласно материалам дела, Дмитриева, решив воспользоваться этой ситуацией «в интересах личного обогащения», стала реализовывать «совместный преступный умысел» вместе с Каганским. В частности, она через Максима «вступила в неслужебные отношения с Юдиным», начав с ним обсуждать детали сделки. Опасаясь задержания», все переговоры следователь вела исключительно через Каганского. В результате сумму взятки удалось снизить до $3 млн. Взамен денег Дмитриева обещала снять обвинения с Царькова и не привлекать к уголовной ответственности Юдина.

Примечательно, что все эти обсуждения велись под контролем оперативников, которые записывали разговоры Каганского не только с Дмитриевой и Юдиным, но и с Хоревым, а также с другими знакомыми генералами. По мере того, как переговоры продвигались к окончанию, менялось и отношение следователя к подозреваемому. Оперативник Александров, входивший в следственную группу по делу в отношении Царькова, даже составил об этом отдельный рапорт. В частности, он отметил, что Дмитриева неожиданно выдала Юдину важные документы.

Сам Каганский тоже боялся брать деньги. В результате, по версии следствия, он выстроил цепочку посредников, в которую входили Кобзаев, два охранника и водитель. Дата передачи первого транша в 318 тыс. евро была назначена на 23 сентября. За несколько дней до этого сотрудники спецслужб предложили Юдину и Кабзаеву, ранее не подозревавшим, что за ними наблюдают, стать участниками оперативного эксперимента. И они согласились.

«На самом деле в свертке находились не 318 тыс. евро, а $1 тыс. и 50 тыс. евро, а так же нарезанная бумага, - отметил агентству Владимир Жеребенков. - Это означает, что имела место провокация. Никто и не собирался следить за тем, как деньги дойдут до Дмитриевой. Вряд ли бы посредники понесли ей стопку газетных обрезков. Главным было любыми способами всучить сверток с денежным муляжом, а потом всех похватать».

Нелли Дмитриева сейчас находится под стражей. Максим Каганский объявлен в розыск. У спецслужб много вопросов к начальнику Дмитриевой Ивану Глухову. Как ранее сообщил источник «Росбалта» в правоохранительных органах, начальник ГСУ подал рапорт об отставке. Сам он опроверг этот факт СМИ, а затем и подчиненным на состоявшемся на это неделе совещании. Однако собеседник агентства в МВД РФ продолжает утверждать, что такой рапорт подан. Данную информацию подтверждают и источники в спецслужбах.

В любом случае, дело Дмитриевой может перерасти в одно из самых громких антикоррупционных расследований последнего времени.

Александр Шварев