Куда приведет Москву выделенная полоса?

Вопрос о выделенных полосах для общественного транспорта, призванных способствовать облегчению ситуации на улицах столицы, несомненно, один из самых спорных. Именно здесь у многочисленных водителей возникает много жалоб.

Вопрос о выделенных полосах для общественного транспорта, призванных способствовать облегчению ситуации на улицах столицы, несомненно, один из самых спорных. Именно здесь у многочисленных  водителей возникает  много жалоб.

Часть голосов звучит и в поддержку нововведения. Вот что пишет, например, известный публицист и политолог Павел Данилин: «Я еду в маршрутке по выделенной полосе Боровского шоссе. Рядом в пробке стоят автомобилисты. Они злы. Но еще полгода назад в пробке на Боровке стояли все. И злы были все».

В данном случае Данилин позиционирует себя не как публицист «охранительного направления», а как простой москвич – пассажир маршрутного такси и сторонник общественного транспорта. А ведь именно во благо простых пассажиров, что неоднократно подчеркивалось городскими властями, и вводились «выделенки».

В настоящее время в столице семь официально действующих выделенных полос: на Ленинградском и Севастопольском проспектах, на проспектах Андропова и Вернадского, на Щелковском, Пятницком и Волоколамском шоссе, общей протяженностью около 40 км. Это подтвердил в среду журналистам руководитель столичного департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры Николай Лямов.

До конца года власти планируют ввести полосы на Ярославском, Боровском и Аминьевском шоссе, а также на Липецкой улице, и довести их общую протяженность до 80 км. Всего в ближайшие три года намечено выделить до 300 км полос. С проектами выделенных полос тесно связан план организации 10 скоростных автобусных маршрутов по вылетным магистралям – прежде всего, по Ленинградке – в основном, на отрезках от Садового кольца до МКАД.

Между тем, на сегодняшний день в городе фактически выделено – отмечено специальной дорожной разметкой с большой буквой «А» – отнюдь не 40 км, а в несколько раз больше. И во многих местах водители откровенно путаются, не очень понимая, что делать. 

«Я езжу по Проспекту Мира, - поделился с корреспондентом «Росбалта» впечатлениями знакомый. – У нас там эта буква «А» нанесена, а знаки соответствующие дорожные пока завешены черной такой пленкой. Водители теряются – но, в общем, едут, конечно, по этой полосе. Тут и там стоят «гайцы» - но пока не могут наказывать, знаки-то в пленке. Как-то раз гаишник палкой показал одному – остановись тут. А тот головой помотал – и ходу».

Проспект Мира не значится среди первых семи магистралей, на которых выделенные полосы уже действуют, однако он стоит «на очереди»: эта улица переходит в Ярославское шоссе.

«Изначально планировалось в этом году выделить 70 км, - рассказал корреспонденту «Росбалта» руководитель Московского центра борьбы с пробками Александр Шумский. - Но один департамент перестарался с нанесением разметки – причем, это не департамент транспорта. Это люди из других департаментов перестарались и начертили больше, чем нужно».

Между тем, Николай Лямов поясняет, что ничего страшного в этом нет: линии прочертили оперативно, разметку нанесли, потому что надо было успеть до холодов — ее можно сделать лишь при температуре не ниже +5°С.

Кстати, автомобилисты имеют право двигаться по обустроенным  для общественного транспорта выделенным полосам в том случае, если это не запрещено соответствующими дорожными знаками ("Полоса для маршрутных транспортных средств" или знак "Въезд запрещен"), сообщил  заместитель начальника ГАИ России Владимир Кузин, добавив, что заезжать на полосу можно только с учетом требований разметки, то есть в тех местах, где нанесена прерывистая линия.
И все же стоит признать, что автолюбители пока не спешат пересаживаться на общественный транспорт (а это одна из задач, которые должны решить выделенные полосы). «Для водителей частного автотранспорта эти автобусы не становятся альтернативой: их и маршрутная сеть не устраивает, и невозможность купить билет без очереди и т.д. Слишком много отрицательных моментов», - отмечает Александр Шумский.

«Надо было сначала провести большое исследование транспортных и пассажирских потоков, посмотреть, кто куда едет, в какое время, и какими маршрутами. Второе: надо было проложить новую сеть маршрутов общественного транспорта. И по ним уже - выделенные полосы. Сделали все наоборот. Проложили выделенные полосы – начали менять маршруты – и лишь потом поняли, что надо делать исследование», - полагает Шумский.

Эксперт также отмечает,  когда власть идет на столь непопулярную меру, как изгнание личных автомобилей с целой полосы, это должно быть оправдано хотя бы наличием большого числа автобусов и перевозимых ими пассажиров.

«Если транспорт ходит редко, и там несколько человек в салоне раз в полчаса, то логики и здравого смысла в этом я не вижу, - подчеркнул в беседе с корреспондентом «Росбалта» лидер общественной организации автомобилистов «Свобода выбора», член федерального координационного совета Общероссийского народного фронта Вячеслав Лысаков. - Если уж преференции даются, они должны быть рассчитаны, в том числе и математически, с помощью компьютерных программ».

То же самое: не предварили практику необходимыми исследованиями. «В принципе, я эту меру поддерживаю: интерес общества должен быть выше интереса индивидуальных водителей. Но мне не очень понятен «алгоритм внедрения», - заметил Лысаков. - Исключается из оборота существенная часть дороги: фактически полоса для общественного транспорта по ширине равна двум полосам. Тихоходный транспорт, который шел в крайне правой полосе, теперь идет в лучшем случае посередине, его надо обгонять. Кое-где на тротуарах расчерчены стоянки – на Ленинградском шоссе, например, – а встать на них невозможно, там теперь выделенная линия отделяет от рядов».

Скоростные автобусные маршруты, в которых многие могли бы увидеть оправдание выделенных полос, пока не готовы. «Во всем мире выделенные полосы являются еще и скоростными, - отметил также Вячеслав Лысаков. - Сейчас скорость общественного транспорта наземного в Москве – 17-20 км в час. Ожидается, что она возрастет до 30-40. Очень большой прогресс, если это движение достаточно напряженное. Идея перейти на скоростные автобусы большой вместимости, безусловно, существует, - но в условиях Москвы ее очень сложно реализовать. При извилистости наших улиц, когда на дорогу выходят торговые центры, выделение скоростной полосы очень пока сомнительно».

Подытоживая, стоит отметить, что полноценная выделенная полоса подразумевает целую инфраструктуру — перехватывающую парковку, пересадочные узлы, экспресс-транспорт, редкие остановки, работающие камеры видеофиксации. Пока все эти составляющие  в полной мере не наличествуют, судить о полезности или вредности начинания, сложно. Насколько помогут выделенные  полосы в решении транспортной проблемы столицы, покажет время.

Леонид Смирнов