В пробку на "понтах"

Столица по-прежнему стоит в пробках. Власти пытаются хоть как-то решить проблему, строя дороги и вводя ограничения на парковки в центре. А наши сограждане, невзирая ни на что, не хотят пересаживаться из больших машин в маленькие.


© Фото Евгения Шабанова

Столица по-прежнему стоит в пробках. Власти пытаются хоть как-то решить проблему, строя дороги и вводя ограничения на парковки в центре. А наши сограждане, невзирая ни на что, не хотят пересаживаться из больших машин в маленькие.

Те, кто побывал, в частности, на последнем Московском автосалоне, завершившемся на днях, рассказывают. Производители выпускают на рынок прежде всего седаны и большие седаны (грубо говоря, величиной с «Жигули» и величиной с «Волгу»). Маленьких машин очень мало, это какие-нибудь экспериментальные модели вроде электромобилей, в общем, маргинальная продукция.

Между тем, грядет постепенная ликвидация бесплатных парковок в центре города.  И это только начало. Можно оспаривать эффективность ограничительных и запретительных мер. Но в любом случае, кроме того, чтобы ругать власть, имеет, вероятно, смысл в чем-то оборотиться и на себя, любимых.

 Не пора ли отказаться от одной из основных черт молодого российского капитализма – самоутверждения за счет размеров машины и числа «лошадей» под ее капотом? Опрошенные корреспондентом  «Росбалта» эксперты подтверждают, что, пора-то оно, естественно, уже давно, пора была еще вчера, да только никто этого делать особенно не собирается. И политика Московского автосалона лишь следует за настроениями потребителя – бизнес есть бизнес.

«Что такое большой автомобиль? – начал разговор научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаил Блинкин. - В семье канадской, американской, австралийской, даже и немецкой, к примеру – это второй, а то и третий автомобиль в семье. Это не «понты», когда я в 500-тах лошадях приезжаю в концертный зал имени Чайковского. Это для того, чтобы я с тремя детьми мог выехать. По-другому я не выеду. Я живу в пригороде. И пока эта модель расселения пригородного будет доминирующей в богатых развитых странах, спрос на большие автомобили не убудет никогда. Это огромный сегмент успешных хороших покупателей».

А что у нас? У нас, как считает эксперт, господствуют вот именно что «понты». Хотя, справедливости ради, надо сказать, что и в Москве семьи с двумя детьми не вывелись еще. «Если у вас двое детей – предупреждает Блинкин. - должен быть большой автомобиль, ничего не поделаешь. Но надо быть готовым его оставить на перехватывающей парковке, а когда-то и дома. Потому что по мере ужесточения, денежного и административного, правил пользования автомобилем в городе – на Бульварное кольцо на большом автомобиле въехать будет все труднее, да и на маленьком не гарантировано».

Но на сегодняшний день, напомнил собеседник агентства, у нас «все едут в центр Москвы», и далеко не все с детьми. «Вот, я смотрю, у меня на бульваре половина машин припаркованных – это большие джипы по 300 лошадей и больше, - рассказал Блинкин. - Что они тут делают? Но попробуй кого спроси. «Как! Ну, я ж пацан реальный!» В отличие от западных «трендов», рассчитанных на модели расселения, наши «тренды» рассчитаны на моду: человек крутой, он покупает большой автомобиль. Или у него проблемы с потенцией – он покупает большой автомобиль, чтобы подтвердить свое мужское достоинство».

«В Европе маленькая машина – для горожанина, а в России – для бедняка. А быть бедняком никто не хочет, - подчеркнул известный транспортный журналист Сергей Асланян. - Именно поэтому у нас так популярен Nissan Almera – такой же по длине, как Volvo-60 и 80, но стоит всего 400 тыс. рублей. Мы все-таки азиаты и меряем автомобиль на килограммы. Вот машинку Smart мы себе не купим. Это игрушка для очень избалованных и продвинутых, у нас их мало. А Nissan Almera, - настолько позорный, что его сняли с производства в Китае, - мы схватили зубами, вот это и есть наше».

«Мы в отношении автомобильной культуры еще на стадии формирования, нам ее формировать еще лет сто, - считает Асланян. - Мы имеем все-таки поврежденные гены, где из поколения  поколение передавалась мечта об автомобиле любой ценой. Еще не наелись, не наигрались».

«Я думаю, что салон учитывает настроения российского покупателя, - предположил председатель Движения автомобилистов России ДАР Виктор Похмелкин. -. Даже по нашим оценкам, российский автомобилист, у которого есть деньги, купит машину побольше и помощнее. Западного стремления сэкономить и не платить лишнего - у нас нет».

При этом эксперт подтвердил, что пересадка на маленькие машины могла бы принести реальную пользу. «Где паркуется крупный джип, могли бы две маленьких машины встать,- подчеркнул Похмелкин. - Да и нечего большим делать в городе, где ограничения скорости и пробки постоянные. Это, в общем, безумие».

Однако просто взывать к разуму водительских масс – дело, похоже, бесполезное. «К сожалению, наше законодательство не стимулирует приобретение автомобилей малолитражных, маломощных, не очень габаритных, - отметил председатель ДАР. - Как, скажем, в Германии, где транспортный налог зависит от массы автомобиля. И в Берлине я с огромным трудом находил большие седаны – все маленькие типа VW-Polo, Opel. В Берлине я очень мало видел Mercedes. В Баварии больше присутствуют BMW – понятно, Бавария их родина».

«А у нас нет такой политики – у нас к мощности двигателя налог привязан, - продолжал Похмелкин. - Но для тех, кто покупает машину, чтобы путешествовать, мощность двигателя не лишняя. Особенно по нашим дорогам, где, как правило, одна полоса в одну сторону, и приходится все время обгонять, а на обгоне запас прочности нужен».

Некоторые меры по стимулированию малолитражных машин пытался применять Юрий Лужков. «Было, - вспоминает Виктор Похмелкин. - Топливную карту ввели – она выдавалась покупателю малолитражки, и были льготы по приобретению бензина. Этот эксперимент не сработал, он себя не окупил, и люди не сильно на это повелись, и все заглохло. В масштабах одного города это и не реализовать толком. Нужна федеральная политика. А пока все в разнобой идет, и нет устойчивой линии на то, чтобы стимулировать приобретение маши немощных и малогабаритных. Посмотрите, на чем ездят наши чиновники, бюрократия, депутаты, да и представители крупного и среднего бизнеса».

«То, что у нас не продается маленьких машин удобных – не таких, как «Ока» - ничего удивительного, - полагает руководитель Московского центра борьбы с пробками Александр Шумский.- Если обеспечить какие-то парковочные места, снять налоги или, как при Лужкове, давать топливную карту – в общем, принять какие-то меры,  позволяющие появиться спросу простого человека, за ним появится и предложение».

Впрочем, и сами эксперты далеко не все готовы пересаживаться в Smart. «С другой стороны, Москва побольше Берлина, а «маятник» с окраин в центр – это миллионы людей, к тому же с утра разозленных,  - напомнил Шумский - И психологически, чем больше твоя машина, тем спокойнее ты в ней себя чувствуешь. К тому же, в Берлине на Land Cruiser  на скорости 180 км в час не проедешь, а у нас даже это можно наблюдать и на Тверской. Да еще наша зима с ее снегом.  У меня машина – «городской паркетник». Считаю, что могу и еще большую купить. В центр города я на машине не буду ездить, а в остальном городе так спокойнее».

Среди знакомых корреспондента «Росбалта» есть как минимум один владелец уж точно большого седана – речь идет об Audi середины 1980-х годов. Хозяин – не просто автовладелец, а настоящий технарь, любящий автомобили, купил он ее, будучи молодым человеком, сравнительно недорого и уже изрядно подержанной – и благополучно эксплуатирует по сей день, не собираясь отказываться.

«Моя машина на 40 см длиннее «Волги» - скрупулезно уточнил собеседник. – И была бы чуть поуже, но из-за зеркал такой же ширины. Да, она неповоротлива и небыстро разгоняется, при плотной парковке елочкой или во дворе выруливать бывает непросто. Но есть и достоинства, которые с лихвой это окупают. Она устойчивая за счет ширины, я не боюсь на трассе опрокинуться на вираже. И вообще, уютно, места много. Маленькую машину я не хочу – если только в качестве второй. Но зачем мне? Я в центр не так часто езжу, могу и на метро».

Ну, что ж – а как быть тому, кто, как очень многие из нас, все-таки в центре Москвы работает? А то и живет? Что можно посоветовать разумному москвичу, у которого есть деньги только на одну машину?  

«А средний москвич у нас спрашивал совета? – заметил Сергей Асланян. - Ему можно посоветовать Daewoo Matiz, но он скажет, что ему это не нужно, потому что оно не пафосное. Тогда ему можно посоветовать что-нибудь длинное с багажником, а оно уже не влазит. А вообще, если серьезно – «гольф-класс» на все времена».

«Для современного города, на мой взгляд, самая лучшая машина – кроссовер, - считает Виктор Похмелкин. - Потому что, с одной стороны, удобно паркуется, у него большой клиренс, и там, где бордюры, его легче парковать. Не самый мощный, а в районе 150-160 лошадиных сил – оптимально и с точки зрения затрат, не так много бензина расходует, не самый большой транспортный налог. Человеку среднего достатка вполне по силам один кроссовер в семье. Если денег мало – тогда, на что хватит».

Вопросы насчет того, нет ли смысла, дабы продраться сквозь пробки, попробовать пересесть с автомобиля на скутер – как это делает, такой уважаемый человек, как протодиакон Андрей Кураев, надевая поверх рясы светоотражающий жилет – вызвали у экспертов очень осторожную реакцию.

Как подчеркнул Александр Шумский, - в принципе, да, скутер может помочь в центре города и других районах с частыми пробками, при длине поездки, не превышающей нескольких километров. При этом обязательно надо надевать шлем, обучиться езде, знать и соблюдать правила дорожного движения.

На сегодняшний же день увлечение скутерами в Москве создает больше проблем, чем решает их. По наблюдениям эксперта, «масса скутеристов совершенно неподготовлена, правил не знает и не понимает, кто кому должен уступать дорогу». В результате в Москве очень высока аварийность, в том числе с гибелью и увечьями скутеристов. «Мотоциклисты, велосипедисты и скутеристы не имеют права ездить между рядами по трассе, а они постоянно это делают, - заметил Шумский. – И если вы на машине хотите нормально перестроиться, вы можете просто снести этого скутериста, даже этого не заметив».

И Александр Шумский, и Виктор Похмелкин решительно настаивают на том, чтобы все желающие ездить на скутере проходили полноценную подготовку по типу мотоциклистов и сдавали на права, а нежелающих «следует вытеснять с дороги». Как напомнил Похмелкин, в российском парламенте уже давно лежит законопроект о том, чтобы приравнять скутер к другим транспортным средствам. Однако по неизвестным эксперту причинам, «он не принимается уже много лет».

Кроме того, в любом случае, с нашими зимами, двухколесный транспорт – чисто сезонный. Ну, а что касается отказа от машины вовсе, то эта идея тем более непопулярна.  

«Кто может обойтись без машины – ради Бога, - считает Виктор Похмелкин. – Но, честно говоря, мне представляется, что в сегодняшней жизни, в условиях даже современного мегаполиса автомобиль – не роскошь и даже не средство передвижения, а образ жизни. Стремление прибрести автомобиль – это не только желание облегчить себе жизнь – в чем-то она и усложнится. Но можно приобрести большую свободу, больше самоуважения».

Так что, как и следовало ожидать, легкой жизни на дорогах нам не светит.

Леонид Смирнов